Меню

Сочинение про бабушкин платок



Бабушкин платок

Пока в руках была сила, пока пальцы могли нежно и в то же время крепко вымешивать тесто, бабушка пекла хлеб сама. Я до сих пор помню вкус и аромат этого хлеба, вынянченного бабушкиными руками. И сами руки пахли хлебом. Крепкие руки крестьянки, загорелые до черноты, жилистые, с узловатыми пальцами, жесткой ладонью. Руки, которым столько пришлось потрудиться. Она совала мне краюху свежевыпеченного, только из духовки, хлеба и, спрятав улыбку в уголках губ, легонько гладила меня по голове.

— У тебя рука корявая, — сказала я как-то, уклонившись от бабушкиной ласки, — почему?

— А как же, — не обиделась бабушка, — это — моя рука, а эта вот
— дедушкина. Вот и приходится каждой руке за двоих работать.

— А если дедушка вернется, у него три руки будет? — потрясенно спросила я.

— Если вернется, — вздохнула бабушка, — разберемся.

Дедушка пропал без вести на войне. Под Москвой. В 41-м. Есть в казенной формулировке «пропал без вести» обжигающая душу надежда. Именно она, эта сумасшедшая надежда на возвращение деда живым, и жила в бабушкиной душе всю войну, заставляя неспокойное сердце ее биться в груди пойманной птицей, полыхала в темных глазах ее горячим пламенем. Ведь было ей в ту пору двадцать восемь лет. Когда она, высокая, статная, шла поселковой улицей в магазин, женщины завистливо перешептывались, потому что и в стареньком вылинявшем платьице была бабушка чудо как хороша. А встречные мужчины откровенно заглядывались на неприступную красавицу, несмотря на то, что бежали за ней, уцепившись за юбку, трое ребятишек мал мала меньше. Сватались, замуж звали. Правда, было это уже после войны. А в войну, кроме маленьких пацанов да ветхих стариков, — мужиков в поселке не осталось. Только всем ухажерам бабушка отказывала, не оставляя ни малейшей надежды. Ждала своего Ивана всю войну. И всю жизнь. Не просто ждала, а истово верила, что жив. Жила так, будто вышел муж на минутку во двор перекурить и вот-вот вернется. В доме на привычных местах лежали вещи Ивана, на стене за ситцевой занавеской висел его выходной пиджак, в сенях на полках в строгом порядке покоились плотницкие инструменты. Ругая детей за шалости, бабушка грозила: «Вот вернется отец, он вам покажет!»

Шли годы, но отец не возвращался. Поднимая детей, бабушка работала без сна и отдыха. Сначала в колхозе в полеводческой бригаде, потом — на железной дороге путевой рабочей. Все так же стремительна была ее походка, все так же гордо, чуть вздернув подбородок, несла бабушка свою красивую голову. «Гордячка!»- осуждающе перешептывались соседки. И никто не догадывался, что царственная бабушкина осанка и вскинутый подбородок не от гордости, а от роскошной, тяжелой, цвета вороного крыла, косы.

Вообще они были красивой парой: Иван да Анна. И, видимо, была между ними большая любовь, та самая, о которой в книгах пишут. И память об этой любви бабушка хранила всю долгую одинокую вдовью жизнь. И это при ее-то красоте! Она не просто хранила верность погибшему мужу. Она искала его всю жизнь. Сначала дотошно расспрашивая фронтовиков, возвращавшихся в поселок домой, не встречали ли, не слыхали ли. Потом, время спустя, когда потянулись домой побывавшие в плену, она, уверовав вдруг, что и Ивана постигла такая же судьба, все выпытывала выспрашивала у каждого, умоляя вспомнить русоволосого, сероглазого богатыря с приметной ямочкой на подбородке. Когда Сергей Смирнов опубликовал книгу о поисках героев Брестской крепости, она написала ему несколько писем, слезно умоляя помочь разыскать мужа. Раз в год она непременно посылала письмо в Центральный архив, где хранились сведения о всех военнослужащих, в надежде, что за прошедшее время что-то изменилось, что-то стало известным.

Она разыскала командира полка, где воевал дед, но и от него не узнала ничего нового о муже. Иногда ее письма оставались без ответа, и тогда она писала снова и снова, не теряя надежды, не сдаваясь. Она была малограмотной — два класса сельской школы. Можно представить, как трудно ей было браться за перо, составлять запросы в различные инстанции. Все ответы она бережно хранила. Каждую справочку, каждую весточку: от однополчан, от жителей деревни, где Иван принял последний бой, от командиров поисковых отрядов, от хранителя школьного музея. Да куда только она не писала за сорок прошедших с войны лет! И только в последние годы жизни искала уже не мужа, а могилу, чтобы поклониться его праху.

Взяли Ивана на фронт осенью 41-го года. Анна, провожая его в дорогу, собрала нехитрой крестьянской еды — сала с луком, вареных яиц и домашнего хлеба,- а Иван подарил ей белый пуховый платок, ажурный, невесомый. Выменял на новые свои сапоги, выходные, береженые. Анна давно мечтала о таком платке, да только денег на него все не хватало.

— Когда вернусь домой, — сказал он ей на прощание, — ты меня в платке встречать выйдешь.

Через три месяца он пропал без вести, так и не узнав, что Победа пришла только через четыре долгих года, пришла весной, и платок дареный Анне так и не довелось надеть. Дорогой мужнин подарок спрятала она в сундук до назначенного срока. Берегла. А в голодном 48-м году выменяла на пять килограммов муки, иначе не спасла бы детей от голодной смерти.

Вскоре после этого взялась Анна осваивать искусство вязания пуховых платков. Ездила в соседний район к опытной мастерице, училась. И научилась. Да как научилась! Все, за что бабушка ни бралась, получалось у ней споро и ловко. Никому не отказывала, когда просили связать платок, а денег за работу не брала. Никогда. Словно простить себе не могла, что дареный мужем платок не сберегла. Только за нитки пуховые, если сама их покупала, брала Анна деньги. Все поселковые модницы щеголяли в связанных Анной платках. Только себе платка она так и не связала.

В последние годы Анна почти ничего не видела. Но платки по-прежнему вязала. Вслепую. Может, и по сей день согревают женские плечи и радуют сердца платки, связанные моей бабушкой. Только вряд ли кто догадывался, что необыкновенно тепло и уютно в них еще и потому, что в каждом платке словно осталась частичка нерастраченной бабушкиной любви. Узоры для платков бабушка придумывала сама. И расцветали под ее рукой то прекрасные цветы с тонкими резными лепестками, то огромные снежинки, как те, что легли пушистой белой пеленой на ее могилу в день похорон, словно один из бабушкинх платков укрыл, спрятал безжалостно оголенные черные комья стылой февральской земли.

Читайте также:  Фасон платья при больших грудях

Теперь в родительском доме фотографии деда и бабушки висят рядом. Пожилая женщина с грустным усталым лицом и красивый молодой мужчина в расцвете лет, похожий скорее на сына ее или внука. Все как в песне: «Наверно, я до срока стала старой, да только в этом нет твоей вины. Какой бы мы красивой были парой, мой милый, если бы не было войны.» Почему-то мне кажется, что песня эта написана именно о моей бабушке, о ее горькой и такой обычной для России судьбе. «Никто калитку стуком не тревожит, и глохну я от этой тишины. Ты б старше был, а я б была моложе, мой милый, если б не было войны.»

«И снова ты протягиваешь руки, зовешь из невозвратной стороны. » Я очень верю, что в той невозвратной стороне мои бабушка и дед наконец-то встретились после сорокалетней разлуки. И в День Победы, когда сады утопают в кипенно-белых цветах, мне неизменно кажется: среди нарядных людей, спешащих возложить цветы к Вечному Огню, идут и они. Неспешно, взявшись за руки. Мужчина в солдатской шинели и пилотке и женщина в белом ажурном платке, небрежно наброшенном на черные косы.

Источник

Сочинение «Семейная реликвия»

Учащаяся рассказывает осемейной реликвии — платке, который передается в семье по женской линии.

Скачать:

Вложение Размер
sochinenie_semeynaya_relikviya.doc 31.5 КБ

Предварительный просмотр:

МУНИЦИПАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «РЖАВСКАЯ ОСНОВНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА» БОЛЬШЕСОЛДАТСКОГО РАЙОНА КУРСКОЙ ОБЛАСТИ

Тема «Дорогой сердцу платок»

Номинация «Семейная реликвия»

Автор Малыхина Анна Александровна

Руководитель Малыхина Татьяна Владимировна

учитель русского языка и литературы

Осенний долгий вечер. За окнами уже темно. По стеклам нудно моросит мелкий холодный дождь. Скучно…Я брожу по коридору и вдруг решительно направляюсь в бабушкину комнату. Она сидит в своей обычной позе: надвинув на нос очки, вяжет что-то, изредка грозя пальцем маленькому котенку, который охотится на ее клубок. В ее комнате так тепло и уютно. Я забираюсь с ногами в кресло и прошу ее:

— Бабуль, расскажи мне что-нибудь.

— Но что же, моя ласточка? – ласково спрашивает она.

— Даже и не знаю, что бы тебе рассказать.

— А расскажи мне еще раз про шаль, а?

Бабушка улыбается, снимает очки, откладывает в сторону вязание и медленно идет к пузатому шкафу. Я уже знаю, что будет дальше, но от этого мне становится еще любопытнее. Чуть покопавшись в шкафу, бабушка Маша достает сверток и бережно прижимает его к груди. Мы с ней вместе торопимся в зал.

Там бабушка на полу расстилает огромный платок. Она его называет «ковровый платок». Он действительно похож на большой ковер и занимает почти все пространство на полу в комнате. Несколько минут мы молча им любуемся: на ярко-оранжевом фоне вырисовываются синие прожилки цветов. Бабушка ловко его переворачивает на другую сторону и – о, чудо! – теперь уже по синему полю разбросаны тонкие линии оранжевых цветов. И вокруг всей этой красоты пышные кисти бахромы. Я прикасаюсь к платку: он такой нежный и гладкий на ощупь.

Бабушка этим платком очень дорожит. Ей уже 66 лет, но она рассказывает мне все так, как будто это было вчера.

У этого платка своя долгая история.

В начале 19 века в одной не очень богатой семье жила девушка Евдокия. Она была очень трудолюбивая, на радость матери и отцу. И вот, благословляя дочь на брак, родители подарили ей чудесный платок. Евдокия в браке было счастлива, они с мужем много трудились. У них родилась дочь Наденька, в которой они души не чаяли. И Надежда пошла в мать, такая же трудолюбивая, веселая, первая заводила в хороводе. Когда она выросла, родители хотели ей найти жениха. Но Наде приглянулся парень из соседнего села. Молодые люди полюбили друг друга. Родителям не по нраву был выбор дочери: жених был очень беден. Но, присмотревшись к нему, они поняли, что он хороший человек. Не стали они прекословить дочери, и дали свое согласие на брак.

И повезла Надежда в соседнее село Моховое вместе с родительскими пожеланиями и заветную мамину шаль. У них с мужем вскоре родились три дочери. На свадьбе старшей Надежда, помня, как ее благословляли родители, с любовью и заботой накинула на плечи Анны шаль.

Трудная жизнь была у Анны Павловны. На годы ее молодости выпала война, у нее родились три сына и умерли еще совсем маленькими. Муж четыре долгих года был на войне. Нечего было кушать, ее подруги меняли на хлеб и муку вещи. Ездила с ними и Анна. Но шаль все время прятала подальше, не желая с ней расставаться. Она ее считала своим талисманом. Ей казалось, что шаль оберегает ее от несчастий. Пока платок с ней, все у нее будет в порядке. И смогла пережить трудности. Муж живой пришел с войны, жизнь стала налаживаться. В 1946 году у них родилась дочь Маша – моя бабушка Мария Егоровна.

Когда она выходила замуж, шали уже не носили, не модно было. Но мама все равно отдала ей этот платок. Анна Павловна сказала, что дочь потом все поймет сама.

Вот теперь прошло уже много лет. У бабушки родились и выросли дети, подросло пятеро внуков.

Мы сидим с бабулей рядышком. Она говорит, а я слушаю. Я все так ярко представляю себе, как будто смотрю захватывающий фильм.

Бабушка, закончив рассказ, вздохнула:

— Вот тебе, внученька, я и передам этот чудесный платок. Будет память обо мне , да и о наших родственниках, хотя ты их и не знала. Может быть, ты, Аннушка, сможешь сохранить эту вещь и передать ее своим детям, рассказав им обо всем.

Бабушка бережно сворачивает платок и несет его в свой шкаф. На сегодня воспоминания закончены. Но я уверена, что услышу этот рассказ еще ни один раз и постараюсь его запомнить как можно точнее.

Источник

Сочинение про бабушкин платок

Вопрос по русскому языку:

Напишите большое сочинение на тему бабушкин платок ..буду благодарна

Ответы и объяснения 1

1. Моя бабушка жива и ее коллекция платков, в том числе павло-посадских платков достаточно большая. Моя любовь к различным шарфам, палантинам и шалям родом из моего детства. Мне всегда нравились уютные и красивые вещи из бабушкиного комода. И сейчас я с удовольствием пополняю коллекцию любимых и красивых вещей подобного рода, хотя ношу их далеко не все. Павлопосадские платки — не исключение, хотя у меня есть пашмины и из далеких экзотических стран — из Индии, Шри-Ланки, Тайланда.
2.Для меня павлопосадский платок это не просто красивая тёплая вещь, это дорогая мне память из детства. Это то что врезалось мне в память в детстве. Когда приезжали к бабуле зимой, она каждый раз встречала меня в белом платке с красивым и ярким рисунком, уже потом дома я рассматривала их. Это были и цветы, как настоящие , цветущие летом и интересные , затейливые узоры. Теперь у меня от бабушки остался один платок и я берегу его. Конечно у меня есть новые павлопосадские платки и шали, красивые и яркие, но дороже бабушкиного платка ничего нет.
3.Я свой первый павловопосадский платок получила в подарок от свекра. Он сумел угодить мне тем, что расцветка платка оказалась в тон моему новому платью и даже к янтарным бусам. Из платья я давно выросла, а платок во время моей длительной отлучки из дома побила по краям моль. Отрезав внешнюю кайму, я оживила мой павло-посадский платок, пришив к нему присобранную полосу органзы, близкой по цвету к основному цвету платка. Внучка одобрила мою реставрацию, ей и носить.
4.Помню, что когда была маленькая, мы с бабушкой на лето уезжали в деревню, и там, в отличие, от города, многие женщины носили платки. Были они и у моей бабушки. Она их умела красиво носить, много про них рассказывала. И словом называла очень сложным тогда для меня: павлопосадские платки. Для меня это было что-то вроде заклинания. Я выросла, а слова эти для меня все еще волшебные. Теперь бабушка показывает эти платки моей маленькой дочке, и она пытается произнести такое сложное название: павло-посадские платки.
Выбери который больше всего понравился=)

Знаете ответ? Поделитесь им!

Как написать хороший ответ?

Чтобы добавить хороший ответ необходимо:

  • Отвечать достоверно на те вопросы, на которые знаете правильный ответ;
  • Писать подробно, чтобы ответ был исчерпывающий и не побуждал на дополнительные вопросы к нему;
  • Писать без грамматических, орфографических и пунктуационных ошибок.

Этого делать не стоит:

  • Копировать ответы со сторонних ресурсов. Хорошо ценятся уникальные и личные объяснения;
  • Отвечать не по сути: «Подумай сам(а)», «Легкотня», «Не знаю» и так далее;
  • Использовать мат — это неуважительно по отношению к пользователям;
  • Писать в ВЕРХНЕМ РЕГИСТРЕ.
Есть сомнения?

Не нашли подходящего ответа на вопрос или ответ отсутствует? Воспользуйтесь поиском по сайту, чтобы найти все ответы на похожие вопросы в разделе Русский язык.

Трудности с домашними заданиями? Не стесняйтесь попросить о помощи — смело задавайте вопросы!

Русский язык — один из восточнославянских языков, национальный язык русского народа.

Источник

Напишите большое сочинение на тему бабушкин платок ..буду благодарна

1. Моя бабушка жива и ее коллекция платков, в том числе павло-посадских платков достаточно большая. Моя любовь к различным шарфам, палантинам и шалям родом из моего детства. Мне всегда нравились уютные и красивые вещи из бабушкиного комода. И сейчас я с удовольствием пополняю коллекцию любимых и красивых вещей подобного рода, хотя ношу их далеко не все. Павлопосадские платки — не исключение, хотя у меня есть пашмины и из далеких экзотических стран — из Индии, Шри-Ланки, Тайланда.
2. Для меня павлопосадский платок это не просто красивая тёплая вещь, это дорогая мне память из детства. Это то что врезалось мне в память в детстве. Когда приезжали к бабуле зимой, она каждый раз встречала меня в белом платке с красивым и ярким рисунком, уже потом дома я рассматривала их. Это были и цветы, как настоящие , цветущие летом и интересные , затейливые узоры. Теперь у меня от бабушки остался один платок и я берегу его. Конечно у меня есть новые павлопосадские платки и шали, красивые и яркие, но дороже бабушкиного платка ничего нет.
3. Я свой первый павловопосадский платок получила в подарок от свекра. Он сумел угодить мне тем, что расцветка платка оказалась в тон моему новому платью и даже к янтарным бусам. Из платья я давно выросла, а платок во время моей длительной отлучки из дома побила по краям моль. Отрезав внешнюю кайму, я оживила мой павло-посадский платок, пришив к нему присобранную полосу органзы, близкой по цвету к основному цвету платка. Внучка одобрила мою реставрацию, ей и носить.
4. Помню, что когда была маленькая, мы с бабушкой на лето уезжали в деревню, и там, в отличие, от города, многие женщины носили платки. Были они и у моей бабушки. Она их умела красиво носить, много про них рассказывала. И словом называла очень сложным тогда для меня: павлопосадские платки. Для меня это было что-то вроде заклинания. Я выросла, а слова эти для меня все еще волшебные. Теперь бабушка показывает эти платки моей маленькой дочке, и она пытается произнести такое сложное название: павло-посадские платки.
Выбери который больше всего понравился=)

Если ответ по предмету Русский язык отсутствует или он оказался неправильным, то попробуй воспользоваться поиском других ответов во всей базе сайта.

Источник

Бабушкин платок

Пока в руках была сила, пока пальцы могли нежно и в то же время крепко вымешивать тесто, бабушка пекла хлеб сама. Я до сих пор помню вкус и аромат этого хлеба, вынянченного бабушкиными руками. И сами руки пахли хлебом. Крепкие руки крестьянки, загорелые до черноты, жилистые, с узловатыми пальцами, жесткой ладонью. Руки, которым столько пришлось потрудиться. Она совала мне краюху свежевыпеченного, только из духовки, хлеба и, спрятав улыбку в уголках губ, легонько гладила меня по голове.

— У тебя рука корявая, — сказала я как-то, уклонившись от бабушкиной ласки, — почему?

— А как же, — не обиделась бабушка, — это — моя рука, а эта вот
— дедушкина. Вот и приходится каждой руке за двоих работать.

— А если дедушка вернется, у него три руки будет? — потрясенно спросила я.

— Если вернется, — вздохнула бабушка, — разберемся.

Дедушка пропал без вести на войне. Под Москвой. В 41-м. Есть в казенной формулировке «пропал без вести» обжигающая душу надежда. Именно она, эта сумасшедшая надежда на возвращение деда живым, и жила в бабушкиной душе всю войну, заставляя неспокойное сердце ее биться в груди пойманной птицей, полыхала в темных глазах ее горячим пламенем. Ведь было ей в ту пору двадцать восемь лет. Когда она, высокая, статная, шла поселковой улицей в магазин, женщины завистливо перешептывались, потому что и в стареньком вылинявшем платьице была бабушка чудо как хороша. А встречные мужчины откровенно заглядывались на неприступную красавицу, несмотря на то, что бежали за ней, уцепившись за юбку, трое ребятишек мал мала меньше. Сватались, замуж звали. Правда, было это уже после войны. А в войну, кроме маленьких пацанов да ветхих стариков, — мужиков в поселке не осталось. Только всем ухажерам бабушка отказывала, не оставляя ни малейшей надежды. Ждала своего Ивана всю войну. И всю жизнь. Не просто ждала, а истово верила, что жив. Жила так, будто вышел муж на минутку во двор перекурить и вот-вот вернется. В доме на привычных местах лежали вещи Ивана, на стене за ситцевой занавеской висел его выходной пиджак, в сенях на полках в строгом порядке покоились плотницкие инструменты. Ругая детей за шалости, бабушка грозила: «Вот вернется отец, он вам покажет!»

Шли годы, но отец не возвращался. Поднимая детей, бабушка работала без сна и отдыха. Сначала в колхозе в полеводческой бригаде, потом — на железной дороге путевой рабочей. Все так же стремительна была ее походка, все так же гордо, чуть вздернув подбородок, несла бабушка свою красивую голову. «Гордячка!»- осуждающе перешептывались соседки. И никто не догадывался, что царственная бабушкина осанка и вскинутый подбородок не от гордости, а от роскошной, тяжелой, цвета вороного крыла, косы.

Вообще они были красивой парой: Иван да Анна. И, видимо, была между ними большая любовь, та самая, о которой в книгах пишут. И память об этой любви бабушка хранила всю долгую одинокую вдовью жизнь. И это при ее-то красоте! Она не просто хранила верность погибшему мужу. Она искала его всю жизнь. Сначала дотошно расспрашивая фронтовиков, возвращавшихся в поселок домой, не встречали ли, не слыхали ли. Потом, время спустя, когда потянулись домой побывавшие в плену, она, уверовав вдруг, что и Ивана постигла такая же судьба, все выпытывала выспрашивала у каждого, умоляя вспомнить русоволосого, сероглазого богатыря с приметной ямочкой на подбородке. Когда Сергей Смирнов опубликовал книгу о поисках героев Брестской крепости, она написала ему несколько писем, слезно умоляя помочь разыскать мужа. Раз в год она непременно посылала письмо в Центральный архив, где хранились сведения о всех военнослужащих, в надежде, что за прошедшее время что-то изменилось, что-то стало известным.

Она разыскала командира полка, где воевал дед, но и от него не узнала ничего нового о муже. Иногда ее письма оставались без ответа, и тогда она писала снова и снова, не теряя надежды, не сдаваясь. Она была малограмотной — два класса сельской школы. Можно представить, как трудно ей было браться за перо, составлять запросы в различные инстанции. Все ответы она бережно хранила. Каждую справочку, каждую весточку: от однополчан, от жителей деревни, где Иван принял последний бой, от командиров поисковых отрядов, от хранителя школьного музея. Да куда только она не писала за сорок прошедших с войны лет! И только в последние годы жизни искала уже не мужа, а могилу, чтобы поклониться его праху.

Взяли Ивана на фронт осенью 41-го года. Анна, провожая его в дорогу, собрала нехитрой крестьянской еды — сала с луком, вареных яиц и домашнего хлеба,- а Иван подарил ей белый пуховый платок, ажурный, невесомый. Выменял на новые свои сапоги, выходные, береженые. Анна давно мечтала о таком платке, да только денег на него все не хватало.

— Когда вернусь домой, — сказал он ей на прощание, — ты меня в платке встречать выйдешь.

Через три месяца он пропал без вести, так и не узнав, что Победа пришла только через четыре долгих года, пришла весной, и платок дареный Анне так и не довелось надеть. Дорогой мужнин подарок спрятала она в сундук до назначенного срока. Берегла. А в голодном 48-м году выменяла на пять килограммов муки, иначе не спасла бы детей от голодной смерти.

Вскоре после этого взялась Анна осваивать искусство вязания пуховых платков. Ездила в соседний район к опытной мастерице, училась. И научилась. Да как научилась! Все, за что бабушка ни бралась, получалось у ней споро и ловко. Никому не отказывала, когда просили связать платок, а денег за работу не брала. Никогда. Словно простить себе не могла, что дареный мужем платок не сберегла. Только за нитки пуховые, если сама их покупала, брала Анна деньги. Все поселковые модницы щеголяли в связанных Анной платках. Только себе платка она так и не связала.

В последние годы Анна почти ничего не видела. Но платки по-прежнему вязала. Вслепую. Может, и по сей день согревают женские плечи и радуют сердца платки, связанные моей бабушкой. Только вряд ли кто догадывался, что необыкновенно тепло и уютно в них еще и потому, что в каждом платке словно осталась частичка нерастраченной бабушкиной любви. Узоры для платков бабушка придумывала сама. И расцветали под ее рукой то прекрасные цветы с тонкими резными лепестками, то огромные снежинки, как те, что легли пушистой белой пеленой на ее могилу в день похорон, словно один из бабушкинх платков укрыл, спрятал безжалостно оголенные черные комья стылой февральской земли.

Теперь в родительском доме фотографии деда и бабушки висят рядом. Пожилая женщина с грустным усталым лицом и красивый молодой мужчина в расцвете лет, похожий скорее на сына ее или внука. Все как в песне: «Наверно, я до срока стала старой, да только в этом нет твоей вины. Какой бы мы красивой были парой, мой милый, если бы не было войны.» Почему-то мне кажется, что песня эта написана именно о моей бабушке, о ее горькой и такой обычной для России судьбе. «Никто калитку стуком не тревожит, и глохну я от этой тишины. Ты б старше был, а я б была моложе, мой милый, если б не было войны.»

«И снова ты протягиваешь руки, зовешь из невозвратной стороны. » Я очень верю, что в той невозвратной стороне мои бабушка и дед наконец-то встретились после сорокалетней разлуки. И в День Победы, когда сады утопают в кипенно-белых цветах, мне неизменно кажется: среди нарядных людей, спешащих возложить цветы к Вечному Огню, идут и они. Неспешно, взявшись за руки. Мужчина в солдатской шинели и пилотке и женщина в белом ажурном платке, небрежно наброшенном на черные косы.

Источник