Меню

Шикарная дама лариса смирнова королева панталон



Наталья Варлей пожалела, что не поддалась на уговоры богатого кавказца

На 15-м фестивале кино и театра «Амурская осень» побывало рекордное количество гостей — 350 актеров, писателей и художников. Праздновали на смотре и юбилеи. Наталья ВАРЛЕЙ, например, в честь прошедшего недавно 70-летия устроила грандиозный творческий вечер, где ей вручили икону, написанную амурским мастером Александром ТИХОМИРОВЫМ, и золотое колье с бриллиантами и черным кварцем.

— Однажды в Заполярье нам с актером Юрием Черновым подарили по оленьей голове с рогами, — рассказала Варлей на юбилейном вечере. — Рейс до Москвы задержали на шесть часов, и мы с Юрой слонялись по аэропорту, как два дурака. При этом к нам все время приставал какой-то кавказец со словами: «Умоляю, продайте мне эти головы за 2 миллиона!» Тогда в ходу были миллионы. Но мы стойко держали оборону. И вот когда я с подарком наперевес вошла домой, у всех моих 12 кошек вздыбилась шерсть и загорелись глаза. Видимо, оленья голова была плохо обработана, и от нее шел жуткий запах. Я быстренько убрала ее в дальнюю комнату на шкаф, но каждую ночь вся кошачья орава влетала туда, сбивала башку и начинала жутко терзать. Это продолжалось до тех пор, пока я не нашла друга-охотника, который согласился забрать голову. Мы с Черновым еще долго сокрушались: «Эх, и почему мы не продали рога кавказцу?! Были бы миллионерами!»

Вспомнила в Благовещенске былой конфуз и 78-летняя Лариса Лужина. Она рассказала, как 55 лет назад после грандиозного успеха картины «На семи ветрах» попала на фестиваль в Канны. Там, на приеме, к ней подошел какой-то наглый американский журналист и попросил станцевать твист. Причем на столе и в панталонах!

В Благовещенске Лариса Анатольевна веселилась в компании коллеги Юрия ЧЕРНОВА, настойчиво предлагавшего тряхнуть стариной

— Нету, говорю, у меня никаких панталон, — пришла в ужас Лужина. — Но тут меня из-за стола вытолкал режиссер Сергей Аполлинариевич Герасимов и приказал: «Танцуй!»

В общем, через день фото моих страстных выплясываний появилось в журнале «Пари Матч» с заголовком «Сладкая жизнь советской студентки». Издание немедленно попало на стол к тогдашнему министру культуры Екатерине Фурцевой. И меня, собирающуюся в очередную поездку в Карловы Вары, тут же исключили из списка. Пришлось Герасимову идти на поклон к Фурцевой и убеждать, что это он во всем виноват.

Питерский режиссер Сергей Снежкин на «Амурской осени» поведалсвою грустную историю:

— Как-то я написал сценарий, где была огромная сквозная роль Сталина. Какими-то загадочными путями актер Алексей Васильевич Петренко про это узнал и настойчиво стал заманивать меня к себе домой на рыбу, которую отменно готовила его тогдашняя жена Галина. Но к рыбе я абсолютно равнодушен и на пятом звонке Петренко в этом сознался. «Нам, Сереженька, надо в любом случае встретиться, — запричитал Алексей Васильевич. — Потому что никто так не сыграет тебе Сталина, как я! А то опять отдашь эту роль этому татарину (Сергею Шакурову. — Л.К.), и он тебе говно наиграет, как и в случае с Леонидом Ильичом» (речь идет о сериале «Брежнев». — Л. К.).

Когда Ирину МУРАВЬЁВУ вызвали получить приз «За вклад в комедию», Андрей ЧАДОВ усмехнулся и нервно зашуршал конфетной оберткой

— В итоге все закончилось плачевно, — резюмировал Снежкин. — Я рассорился с продюсерами, а кино так и не снял.

Актер Валерий Николаев, звезда сериала «День рождения Буржуя», приехал на «Амурскую осень» всего на один день с антрепризным спектаклем. После былых громких разборок с полицией Валерий давно исчез со всех радаров. А вот теперь снова появился, только заметно похудевшим.

— Сбросил 10 кило ради новой роли, — признался Николаев. — Но подробности продюсеры говорить запрещают, скоро сами все увидите.

После приветственного поцелуя с режиссёром СНЕЖКИНЫМ актёр МАРТЫНОВ пошутил: «Один раз — не КОСТЮШКИН Стас»

Ненадолго прилетел в Благовещенск и режиссер Михаил Довженко. Его фильм «Короткие волны» участвовал в конкурсе. Но еще до выхода на экраны оброс скандалами. Дело в том, что в эпизоде там мелькнул Егор Кончаловский, который не так давно подал на Довженко в суд, потребовав три миллиона рублей под предлогом, что не давал согласия на участие в картине.

— Суд мы выиграли, однако осадочек остался, — сообщил Довженко. — А в том самом эпизоде переснялся Евгений Гришковец, причем, как и другие звезды, бесплатно.

Главными звёздами турнира по хоккею, организованного в рамках фестиваля, стали. . Артём МИХАЛКОВ. . и 36-летний губернатор Амурской области Александр КОЗЛОВ, который и стал инициатором спортивного состязания

Источник

Деревня. Учительша и панталоны.

Подружке моей, Катерине Петровне, на днях 80 лет исполнилось. Сидим, чайком с тортиком поздравляем, и тут она как давай хохотать.

-Знаете, — говорит, — чем меня в моей первой школе запомнили? Это в Красновке было, ну, степь кругом, березки редкие и болота? В школе — 30 ребятишек, семь классов, а из учителей — директор без ноги — фронтовик, две девчонки — выпускницы и меня прислали, только — только из института.

-Помним, Катька, мы к тебе туда ездили, домик маленький, уютный, палисадник беленый, а огород — что твое поле.

-Вот — вот, поле, — еще пуще смеется учительша. — Приехала я, домик осмотрела, воды из колодца достала — и ну стирать! Я ж в городе росла, такого простора в жизни не видела. Так хотелось мне хоть раз на улице постирать, чтоб никого рядом, солнышко светит — и простор! Стираю, значит, а ко мне то одна соседка заглянет, то другая. «Ты чего, стирать собралась? — спрашивают. — А на горку смотрела?» Я киваю, а сама тру бельишко свое. Солнце жарит, как на заказ. И никак понять не могу, чего они мне про горку все толкуют. Ну, есть холм, на нем — лес, густой, темный. До него с учениками дойти хотела на экскурсии.

Читайте также:  Franco vello пуховик женский стирка

-Дальше-то что, чего смеешься?

-Ну, отстиралась, выполоскала и на веревки, прежними хозяевами натянутые, развешиваю. Простыни, наволочки, комбинации свои — красивые, штук пять у меня было, все в кружевах. И, — тут она покраснела, — остальное бельишко, трусы, панталоны, колготы, майки. Слышу, сосед орет через дорогу, чтоб белье сняла да в дом несла, что-то про горку, на которую я не смотрю. Я нос кверху — и в дом. Сижу, чай пью, булку жую. Тут вдруг враз потемнело как-то, вой прошел, затряслось все — и ливень стеной хлынул. Откуда что взялось? Я бежать за одеждой — куда там, капли такие, что до синяков, да и одежда за секунды вымокла. Пять минут — и снова солнце, словно и не было ничего.

-Так места там такие — непонятно откуда грозы тянет, посадки бьет, если прокараулить, без урожая остаться можно, — важно закивала бабка Катя, а Катя — учительша улыбнулась тихо так и продолжила:

-Если б я раньше знала! Выхожу я такая вся красавица, глядь на веревки — а там пусто. Я так и села: за пять минут ливня все утащили! Вот это деревня — кругом воры. Все приданое мое сперли!

-И что, к участковому пошла панталоны свои описывать?

-Если бы! Сосед через дорогу, смотрю, трусы мои разглядывает, комбинацию как крысу дохлую за лямку держит. «Твое? — орет на всю улицу. — У наших баб такого нет». Простыню соседка несет, мальчишка какой-то панталоны тащит, вопит: «Чье это». «Учительши, — кричат в ответ. — Она с дороги стиралась!» Я думала, сгорю от стыда. Последней бабка с другого конца деревни пришла, к ней мои наволочки и колготы унесло. «Ты, — посоветовала, — не тушуйся. Вишь, у нас всю подноготную каждого знают, у кого на каких трусах дыра не зашита. Ветра у нас — не приведи Бог. Особливо перед грозами. Ты впредь перед стиркой на лес гляди, на горку. Если черный — быть урагану с дождем. А светел лес — стороной все пройдет, поняла?!» Я на лес посмотрела, а он и вправду светлый такой, радостный: березки белые, тонкие, солнышком словно облитые. А темнота — это туча из-под горки поднималась.

Десять лет проработала Катерина Петровна в той школе, потом в центр забрали, а как приедет на вечер встречи, так за спиной у нее шепоток идет:

-А это та учительша, у которой комбинашки розовые и панталоны в горох по деревне летали.

Вот ведь как, имя часто забывали, а цвет панталон с комбинашками — никогда!

Источник

Мишель. Часть 1. Панталоны

Франция 1878 год. Город Мелён. Сорок пять киллометров от Парижа.

Ранним утром, по улице Труа Мулен, шла молодая девушка. Её длинные, рыжие волосы, развивались на ветру. Она спешила на работу и потому, не заметила камня,ставшего причиной,её падения. Подскользнувшись, она в полёте, своего приземления на землю, увидела в витрине женского магазина, изящные панталоны, на манекене из папье — маше.

Никогда ранее, не обращала, она своего внимания на эту витрину. Её глазам открылся мир роскоши и очарования. Эти панталоны, были предметом искусства. Великолепный крой, сочетался с использованием, дорогого венского кружева ручной работы, шелковые тонкие ленты эмитировали шнуровку, переходящую в корсет. Цвет пастельных кремовых тонов, сочетался с перламутровыми пуговицами и крючками.

Мишель посмотрела на цену и ахнула. Цена, восхитительного предмета, равнялась её годовой зарплате. Выше панталон, на манекене был одет не менее, прекрасный корсет. Он был выполнен в той же манере, и из тех же материалов.

Мишель представила женщину — обладательницу этих роскошных вещей. Ей, на минуту, захотелось, прожить один день — той, другой жизни.

Солнце, вышло из — за крыши домов и коснулось её глаз. Она очнулась от грёз и поспешила на работу.

Работа была не далеко. Она вскоре появилась на пороге трактира, со старой вывеской — Кот рыбалов.

Большой зал трактира напоминал малахитовую шкатулку. На узких, высоких окнах, висели бархатные шторы зелёного цвета. Они и предавали помещению, оттенок зелёного свечения. Иногда завсегдатаи этого заведения называли его болотом.

Посетители приходили сюда без жён, выпить и пообщаться. Здесь подавали апельсиновый ликёр Коранж, абрикосовый Абриконьяк,горячие блюда,напиток королей горячий шоколад и конечно же — круасаны с разной начинкой.Ещё не было посетителей,а работа на кухне шла полным ходом. Мишель быстро пробежала в цех, где всё кипело и дымилось.

К своему удивлению — никого не было. Всё варилось и кипело, но было пусто. Через секунду, она услышала плачь своей напарницы по кухне. Звуки шли от дальней комнаты, именуемой, кабинетом управляющего. Ещё через минуту, в кухню вбежала, та самая напарница Агнис. Её пылающие щёки и растрёпанный вид,говорили,что с девушкой случилась беда. Слёзы ужаса унижения текли по щекам девушки. Её тело дрожало и тряслось. В судорожном порыве она кинулась в объятье Мишель. Несколько минут Агнес плакала и горькие слёзы текли по её щекам.

Читайте также:  Длинные шелковые розовые платья

Через некоторое время пришёл и сам управляющий. Его звали Жак. Он был среднего роста, с орлиным носом и чёрными усами. Глаза его выражали голод. С невозмутимым видом он осмотрел работу и заглянул в дымящиеся кастрюли. Всё это он делал чванливо и надменно.
— Ненавижу! прошептала Агнес.
— Мерзавец! согласилась Мишель.

Придя домой после работы Мишель задумалась.

— Понятно что в городе была безработица и каждая девушка дорожит своим местом. Мужчинам легче найти и удержаться на работе, пока ты молодой и здоровый. Но, почему, никто даже не попытался, постоять за свою честь и достоинство? Ведь из рассказа Агнес, она была не первой. У всех девушек есть друзья и родители. Здесь что — то не так.

Комната в которой жила Мишель была небольшой с печным отоплением. Обстановка была скудной. Из мебели был платяной шкаф,полка для посуды, стол и кровать.
Стены, были выкрашены серой краской.Занавески были розовыми, они были единственным ярким пятном в этой комнате. На узком подоконнике стояли статуэтки и безделушки.

С некоторых пор, Мишель была, совершенно одинока. Мать умерла два месяца назад, а отец был рыбаком и погиб при шторме в черном море. Мать очень любила её.
Несколько лет они жили вдвоём. Они придерживались строгой экономии — чинили старые платья и туфли. Старую обувь бережно хранили, оставляя для слякотного межсезонья.

Благодаря этому, они накопили деньги, для необходимых вещей. Мишель смогла купить себе пальто с перелиной, тёплые батильоны, и серый шелковый плащ. Все вещи были добротны и очень шли Мишель. Мать любовалась дочерью. Она уже была больна и понимала скорый свой уход. Перед смертью попросила,что бы Мишель уехала из этого города. И та, ей послушно пообещала.

Сегодня, после ужасного случая на работе, Мишель в первый раз, почувствовала себя незащищённой.

Через несколько дней Мишель вместе с другими поварами и рабочими трактира получила зарплату. Денег хватило на оплату за комнату и продукты. Обычно это был сыр, репчатый лук, картофель и крупы. Оставшиеся крохи, иначе это нельзя по другому было назвать, Мишель складывала на дорогу — в новую, другую жизнь.

Сегодня Жак, проходя мимо, прикоснулся своей рукой к бедру Мишель. Обойдя рабочий кухонный стол, он уставился, прямо в её глаза. Мишель, приняла этот откровенно, похотливый взгляд без волнения, как если бы, они были старыми любовниками.

Источник

Стриптизёрша за 800 тыс.: что так очаровало сына Королёвой и Тарзана в его полуголой будущей жене

Наследник звёздной пары не устоял перед эффектной танцовщицей.

В жизнь сына Наташи Королёвой и Тарзана пришла любовь. 19-летний Архип Глушко встречается с 20-летней девушкой по имени Мелисса, которая выбрала для себя специфическую профессию — работала стриптизёршей

Когда он со мной знакомился, он прекрасно знал, кто я. Смысл мне стесняться себя, если я идеальна

Пара познакомилась в компании общих друзей. Архип не стал медлить и в первый же вечер пригласил Мелиссу в квартиру своей знаменитой мамы. Шокированная девушка призналась, что она фанатка его родителей

Отношения развивались стремительно, и единственный наследник звёздной пары уже успел сделать девушке предложение. В День святого Валентина, через семь месяцев после знакомства, Архип подарил возлюбленной кольцо с бриллиантами. Однако Мелисса ещё раньше сама проявила инициативу

Первой предложение сделала ему я. У меня было кольцо бабушкино — обручальное, золотое. Оно у меня всегда было на среднем пальце, потому что большое. Я ему этим кольцом сделала предложение, и он согласился

Тарзан и Наташа Королёва дружелюбно отнеслись к избраннице сына — им быстро удалось найти общий язык. Сейчас Мелисса вместе с Архипом живёт в их подмосковном особняке

Знойная танцовщица родилась в Ташкенте, но выросла в Новокузнецке. Её мама — домохозяйка, папа — токарь пятого разряда. Мелисса занимается стриптизом с 18 лет, а её заработок порой доходил до 800 тыс. в месяц. В программе «Ты не поверишь!» на НТВ девушка с юмором отметила, что она «очень жадная стриптизёрша», и заявила, что была богаче, чем наследник Королёвой, и могла при необходимости заплатить за него в баре. Однако ей пришлось уволиться из стриптиз-клуба, и теперь она учит Архипа танцам на пилоне, но всё равно скучает по работе

Источник

Панталоны

Молодая женщина неторопливо встала с постели, замоталась в простынь и вышла покурить на лоджию. Сладко сделала затяжку, облокотилась на подоконник и замерла, сигарета повисла на губах: к дому подходил муж. Увидев свою жену, он приветливо помахал рукой., она улыбнувшись в ответ дежурной улыбкой и прыгнула в комнату с горящей сигаретой во рту:
— Муж! Одевайся! — Крикнула она мужчине, которого оставила в постели.
Они бросились искать в комнате свою одежду. Вечерело, углы комнаты уже скрывала темнота, — как в классическом анекдоте, — подумала женщина.
Через три минуты, пройдя мимо незнамомца (наверное к кому-то приходил), муж уже стоял на пороге своей квартиры.
— Кисичка! — Раскинул он свои объятья, — я так скучал!
Она хихикала и кокетливо отбивалась от него:
— Хоть помойся с дороги.
— Давай вдвоем, а, Кися? — Муж принялся расстегивать ее халатик.

Читайте также:  Корсет для пошива свадебного платья

2.
Вера Павловна ждала гостей. Муж позвонил, что немного задержится на работе, а она была уже в парадно-выходном, оставались некоторые мелочи: нужно разложить салфетки каждому из гостей с их инициалами, Вера Павловна вышивала их сама, поставить таблички с именами около тарелочек, чтобы гости не искали свои места. Она была хозяйкой отменной: умела готовить такое количество блюд, что на каждое торжество меню практически не повторялось. Ей нравилось, когда ей говорили: «»Верочка, ну Вы, как всегда!»
Она никогда не ставила бокалы для белого вина, если к столу подавали только красное, она никогда не заменяла коньячную рюмку стопкой для водки. В квартире у нее была идеальная чистота, как в музее, страшно было сесть и нарушить стерильность.
Была Вера Павловна уравновешена и сохраняла спокойствие в любой ситуации.
Мужа своего она называла по имени-отчеству: «Роман Васильевич» не только при гостях, но и дома, наедине, и это умиляло их друзей.
Роман Васильевич был всегда учтив, обходителен, умел говорить комплименты и делал их, жене часто дарил цветы, и очень ее любил.
Все друзья считали их идеальной парой, ставили друг другу в пример и старались им подражать.
Вера Павловна раскладывала столовые приборы, она делала это с любовью, зрительно отмеряя одинаковое расстояние между ними. В это время она размышляла, чем занять гостей.
«Для затравки разговора, Роман Васильевич расскажет два-три новых анекдота, непременно о медицине, потому что, большинство из гостей — медики, она и сама санитарный врач. Потом нужно будет перевести тему на последнюю новость, о том, что в дебрях Амазонки нашли палочку совершенно неизвестного нам вируса. »
Раздался звонок в дверь.
«Странно, — подумала Вера Павловна, — вроде бы рановато, хотя.
Она заглянула в глазок входной двери, это был Роман Васильевич.
— Какой ты молодец, а то мне без тебя пришлось бы тяжеловато! Иди обмойся и переоденься, поторопись, пожалуйста, они вот-вот придут.
Роман Васильевич поцеловал жену и пошел в свою комнату.
Детей у них не было и в своей трехкомнатной квартире они сделали две отдельные спальни и старались не заходить друг к другу без особой надобности.
«Нужно, чтобы он надел непременно голубую рубашку, под мое платье, вон с тем галстуком.» — Подумала Вера Петровна и зашла в спальню мужа.
Он в это время расстегивал брюки, собираясь их снять.
— Извини, Роман Васильевич, мне нужно тебе сказать несколько слов, но ты не останавливайся, времени совсем не осталось.
Она открыла рот, чтобы сказать ему о рубашке, но слова застряли у нее в горле, глаза широко открылись, глядя куда-то ниже пояса.
Он удивленно посмотрел вниз и увидел на себе Машкины панталоны. От растерянности он сказал глупую в этой ситуации фразу:
— Ну, вот так, как-то.
— Ага, — кивнула Верочка, не сводя глаз с панталонов. Они были даже не женскими, а какими-то бабскими, неопределенного цвета от времени и грязи, по серому полю смутно угадывались мелкие цветочки.
Время шло, а супруги не могли произнести ни слова, а только стояли и смотрели на эти грязные панталоны.
Они очнулись только тогда, когда позвонили в дверь. Муж стал стаскивать с себя брюки, но Вера Павловна остановила его:
— Не успеешь, надевай снова, — сказала она и поспешила из комнаты.
Уже из прихожей послышался приветливы голос хозяйки дома:
— Виктор Иванович! — Мы так рады, так рады! Ах, а это мне? — Воскликнула она, принимая цветы. — Это замечательно, что Вы немного пораньше, еще никого нет, и мы с Романом Васильевичем с удовольствием с Вами пообщаемся.- Роман Васильевич, ну где же ты? Смотри,кто к нам пришел?!
Муж вышел к гостю несколько сконфуженный.
— А чего это ты такой кислый? — Спросил гость, — или не рад мне?
Что ты, что ты, — уже улыбаясь ответил Роман Васильевич, — пойдем, пока никого нет, мы с тобой апперативчику.
Гости пришли почти все вместе, не в их правилах было и приходить раньше и опаздывать. Вечер шел, как по нотам. Роман Васильевич начал рассказывать анекдоты, потом, Вера Павловна осторожно завела разговор на подготовленную заранее тему.
Супруги были в ударе, вечер шел на «ура», но Вера Павловна и подавая закуски и развлекая гостей, все время думала о злополучных панталонах. Если бы Роман Васильевич успел бы их снять, может быть она его и простила. Ей очень не хотелось портить так красиво налаженную собственную жизнь, но панталоны были на нем, и каждый раз, когда Верочка смотрела на мужа, она видела его не в брюках, а в панталонах.
Сначала это ее бесило, она представляла себе старую седую, толстую и неухоженную женщину, а ее муж говорит ей комплименты и целует в щеку, дальше этого воображение Веры Павловны не шло, просто отказывалось идти. Но потом эти панталоны начали ее забавлять. Когда один из гостей с жаром говорил, что в малоразвитых странах очень высока детская смертность не просто от плохого медицинского обслуживания, а элементарно — от недоедания, Вера Павловна тихонько хихикнула. Потом громче, потом ее смех стал истеричным, она смеялась так, как никогда с самого детства.
Наутро Вера Павловна собрала вещи и ушла. Навсегда.

Источник