Меню

Почему целуют подол платья



Самое сильное унижение Хюррем-султан

Речь идёт о поцелуе подола платья Махидевран-султан. Зачем она преклонила перед ней колени? Давайте вспомним.

Во дворце происходит убийство Айше — наложницы султана, с которой часто ссорилась Хюррем-султан. Мало того, она даже говорила, что убьет её. Конечно, просто в сердцах. Но тем не менее, именно эти слова послужили неким доказательством её вины. На самом же деле Айше убила Садыка. Но Хюррем тем не менее вместе с дочерью Михримах отправили в Старый дворец.

Через несколько дней (или недель, не совсем понятно), Ибрагим-паша выяснил, что Хюррем не имеет отношения к убийству Айше. Одна из рабынь видела со спины убийцу и утверждала, что это никак не Хюррем-султан.

Ибрагим поехал в Старый дворец, но не спешил сказать Хюррем, что вина с нее снята. И султану об этом заранее тоже не сказал. Он предложил Хюррем сделку — если та согласится поцеловать подол платьев всех женщин правящей семьи, включая Махидевран-султан, и попросит у неё прощения, он устроит всё так, что она останется во дворце.

На это предложение Хюррем ответила резким отказом. Ни за что! Это же такое унижение. Ибрагим уехал, а Хюррем возвратила во дворец, где поведала о разговоре с пашой своей подруге Гюльнихаль.

Та попыталась убедить Хюррем, что нужно согласиться. Это же такая мелочь. Зато они возвратятся во дворец. А Хюррем будет снова вместе с маленьким сыночком Мехмедом и своим любимым султаном Сулейманом.

Но следующее утро Хюррем приказала служанкам собираться, сказала, что они едут во дворец. Подъехав к воротам, она позвала Сюмбюля-агу и сказала ему, чтобы тот передал Ибрагиму, что она пришла и согласна на его условия.

Вся семья находилась в саду. Как раз в этот день был праздник по случаю помолвки Хатидже-султан и Ибрагима-паши.

Сюмбюль все передал паше, а тот сказал, чтобы он привел сюда Хюррем. Сам же поспешил сообщить султану, что выяснилось — Хюррем-султан не виновна, и она уже здесь. Сулейман очень рад

Хюррем подошла к женщинам, сидящим под навесом. Поцеловала подол валиде, Хатидже, Бейхан и, поглядывая на улыбающегося султана, Махидевран. И сразу же перед ней извинилась за все то, что сделала ей плохого и сказала, что такого больше не повторится.

При этом про себя пообещала своим крохотным детям, что придет день и перед ней склонят колени все те, перед кем сегодня склонилась она.

Сулейману жест Хюррем с поцелуем подола Махидевран явно пришелся по душе. Между его любимыми женщинами давно шла борьба, а это означало то, что Хюррем сделала шаг навстречу Махидевран, и теперь склок в гареме будет меньше.

Таким образом Хюррем, сама того не желая, заработала еще один плюсик от Сулеймана. Он стал ей еще больше доверять. Ведь она такая хорошая и покорная…

Вскоре Хюррем узнала, что Ибрагим просто её провёл, и что она в любом случае вернулась бы во дворец. Но того поцелуя подола и извинений обратно не заберешь…

Все описанные события произошли в 15 серии 1 сезона.

Источник

4 правила этикета из «Великолепного века»

Создатели сериала «Великолепный век», показывая жизнь правящей династии, уделили особое внимание этикету. Зрители могли заметить, что при важных встречах, в знак уважения и просто приветствия, женщины в Османской империи используют жесты и придерживаются определенных правил «хорошего тона».

1. Почему женщины в «Великолепном веке» складывают руки, приседают и пятятся?

Когда рабыня попадает в гарем, ее сразу начинают обучать придворному этикету. Ведь если девушка окажет неуважение правителю или его семье, то ее немедленно могут казнить. Поклон с неглубоким приседанием и означает знак приветствия.

Если по гарему идет госпожа, то все наложницы и служанки должны прекратить свои занятия, встать и поклониться. При встрече с повелителем девушки опускают глаза, так как никто не смеет прямо смотреть на мужчину.

Также многие зрители заметили, что когда служанки покидают покои падишаха и султанш, они пятятся назад. Придворный этикет любой страны запрещает сидеть или стоять спиной к монарху. Это еще один признак неуважения.

2. Почему в «Великолепном веке» женщины не носят хиджаб и ходят с открытым лицом?

Все наложницы, служанки и даже султанши обязаны были скрывать голову и лицо платком. Они не могли показывать свою красоту другим мужчинам, так как принадлежали только султану.

Тем не менее в сериале больше всего показывали гаремную жизнь. Женщины редко покидали дворец, поэтому могли ходить без хиджаба. Если же они выходили на улицу, то в обязательном порядке надевали платок.

Также в сериале показали, что при встрече султанши могли общаться с другими мужчинами только через специальную ширму. Такое правило было необходимо, чтобы скрыть лицо женщины от чужих глаз. Для того чтобы во время длительной беседы мужчина не мог разглядывать лицо госпожи.

3. Почему в «Великолепном веке» женщины спят в платьях

Если женщина выходит на улицу, где она может встретить других мужчин, то она обязана носить платок. Дома при муже, детях и близких родственниках она может носить любую одежду. Тем не менее наряд не должен быть открытым и показывать какие-то «стыдные» места.

Кроме того, ходить голой можно было только при муже и в спальне, когда вас никто не видит. Во время сна в «Великолепном веке» женщины надевали длинные платья-сорочки, так как не могли спать в более открытых нарядах даже в присутствие евнухов и служанок.

4. Почему в «Великолепном веке» женщины не открывают дверь сами?

Султанша, если хочет выйти из своей комнаты или, наоборот, зайти, всегда ждет, когда служанки откроют ей дверь. Несмотря на то что многим зрителям такое правило показалось смешным, это было обязанностью слуг в любом государстве. Они должны были стоять у двери, открывать их, охранять покои и следить за факелами в коридоре.

Кроме того, даже в современном мире мужчины должны открывать дверь и пропускать женщину вперед, показывая ей свое уважение.

Если вам бы интересен этот материал, нажимайте палец вверх (лайк) и подписывайтесь на канал «Восточная сказка» и группу в VK.

Источник

Правила хальвета и дворцовый этикет во времена Хюррем

Восточная утончённость отразилась и в дворцовом этикете, нормы которого были весьма строгими. Оплошность в следовании им могла стать непоправимой ошибкой!

Гаремное воспитание и иерархия

Напомним – будущая хасеки попала в гарем совсем юной, скорее всего, за несколько лет до того, как доросла до возможности ходить на хальвет. И, если Хюррем из «Великолепного века» пошла по Золотому пути довольно скоро после заселения в Топкапы, то Хюррем историческая вряд ли могла попасться на глаза повелителю раньше, чем спустя два года. Столько длился обязательный курс молодой одалиски.

Читайте также:  Платье отрезное по лифу с рукавами

Аджемам

Уже на стадии отбора материала для огранки будущих «царских сокровищ» претенденткам предъявлялись жёсткие требования. Это не только юность, красота, здоровье и невинность. Аджемам (обитательницы самой низшей ступени гаремной иерархии) полагалось быть и умненькими – помимо обязательной работы под руководством калф, их ждала школа. Отбирала подходящих девушек сама валиде.

Программа обучения включала изучение Корана и изящной словесности, и одалиска-поэтесса – не редкость в стенах сераля (писала стихи и Хюррем). Девушки учились танцам и рукоделию, осваивали музыкальные инструменты и каллиграфию. Особое внимание уделялось этикету: уметь поднести господину туфли и кофе, подать халат полагалось каждой рабыне – на случай повышения её статуса.

Джарийе

Это было возможно по окончании обучения и итогового экзамена, принимаемого валиде. Сдавшие его могли попасть в число джарийе – этих уже представляли султану, а там как повезёт! Разглядеть лицо склонившейся в поклоне девушки нелегко, и можно было так и не удостоиться внимания повелителя. Впрочем, это не означало невозможности счастья: через девять лет не познанную падишахом наложницу выдавали (с приданным!) замуж за кого-то из вельмож. Последние мечтали получить из гарема красивую и весьма «отёсанную» девицу!

Допустим, султан решил одарить своей благосклонностью одалиску. Ей посылался маленький подарок (вручался в качестве знака и платок), и счастливицу готовили к ночи с повелителем.

Эпизод с султаном, подымающим с пола целующую край его одежды наложницу и торжественно ведущим её в альков, несколько переиначивает существовавший ритуал. Ей полагалось ждать за дверями султанских апартаментов, пока повелитель не ляжет в постель. Тогда девушку впускали, и она, опустившись на пол, ползком на коленях добиралась до кровати, целовала ковёр и только потом могла приблизиться к султану.

Гёзде и икбал

Теперь её звали гёзде, и условия её содержания улучшались. Если дело не ограничивалось одним хальветом, она становилась икбал («счастливая»), фактически – фавориткой.

Кадин-эфенди и хасеки

Но настоящим счастьем было забеременеть. Это открывало возможность стать членом султанской семьи, впрочем, не всегда реализующуюся: кадын-эфенди («жена») по шариату могло быть лишь четыре. Все были ниже по статусу матери-валиде и сестёр султана – до момента, пока не появился титул хасеки, придуманный Сулейманом специально для Хюррем.

Кто кому кланялся?

После этого старшей по иерархии оставалась лишь валиде, и только ей и повелителю кланялась любимая жена.

То есть в реальности хасеки (Хюррем), после того, как получила этот высокий титул, не кланялась сестрам султана, как это показывают в сериале «Великолепный век». Но не думаю, что султанши (сестры султана) сами кланялись хасеки. Вероятно, они просто приветствовали друг друга кивками головы или каким-то жестом вроде этого.

Как обращались к султану

Попав в священный круг, надо было соблюдать множество формальностей. Так, несмотря на положение небожительниц гарема, кадын-эфенди должны были видеть в муже прежде всего повелителя. Не полагалось обращаться к нему на «ты», заговаривать первой и садиться в его присутствии. При этом самим жёнам более низшие по статусу женщины кланялись, целуя подол; это правило действовало и в отношениях старшей и младших жён. В свою очередь, кадын-эфенди так же оказывали почтение свекрови-валиде и золовкам.

Эпизод с Хюррем (не доросшей и до джарийе!), выкрикивающей имя Сулеймана, малоисторичен. Ибо никто не мог обращаться к падишаху по имени. Даже мать, которой венценосный сын на торжественных встречах почтительно целовал руку: она называла его «мой лев», «мой благоденствующий» и даже «мой господин», почтительно вставая при его появлении. Все прочие близкие, включая сестёр, звали его «мой султан».

Если вам нравится сериал « Великолепный век » и интересна история Османской империи — ставьте лайк и подписывайтесь на канал. Впереди много интересного!

Источник

Секреты султанского гарема: «Как наложниц готовили к ночи любви»

Какие ассоциации возникают у нас при упоминании гарема? Красивые девушки, сидящие на софах и пьющие шербет, сауны, где наложницы натирают себя ароматическими смесями, дорогие украшения, битва, в которой сотни красавиц сражаются за внимание повелителя. Это место, пропитанное негой, очарованием, соблазном, женскими флюидами и ароматом мускуса.

Пока мы изо всех сил соревнуемся с мужчинами за равные права, иногда забывая о своей сути, женщины востока относятся к мужчине как к повелителю. Они пользуются древними техниками, которые услаждают мужчин и надолго превращают их в рабов любви.

Предлагаю перенестись на несколько веков назад, во времена процветания Великой Османской Империи и посмотреть на жизнь гарема изнутри. Давайте приоткроем завесу тайны и возьмем несколько уроков подготовки к близости и развития привлекательности у наложниц султана.

Слово «гарем» означает тайное, недоступное и закрытое. Действительно, место, где обитали наложницы и жены султана, было закрыто для всех, кроме избранных членов султанской семьи.

Турецкий летописец Дурсун-Бей однажды написал: «Если бы солнце было мужчиной, то даже ему было бы запрещено заглядывать в гарем».

Самым знаменитым гаремом был дворец Сераль, расположенный в Стамбуле. Он состоял из 400 просторных комнат, где проживало более двух тысяч наложниц. Дворец был размером с небольшой город в окружении высоких стен. Обитательницей этого рая могла стать только настоящая красавица, прошедшая строгий отбор.

В гарем султана никогда не попадали случайные девушки. Существовал специальный план, согласно которому выбиралось определенное количество блондинок и брюнеток. Больше всего восточные падишахи ценили бедра и талию. Идеальным соотношением считалось 2/3 (талия/бедра).

Разница между объемом талии и бедер должна была составлять около тридцати сантиметров. А вот груди и рост девушек были второстепенными показателями. В особом почете была славянская красота.

Девушек отбирали не только по внешним критериям. Будущая наложница должна была быть умна. Кандидатки, которым посчастливилось попасть в гарем, проходили тщательный медицинский осмотр.

Девушки, отобранные для служения султану, проходили специальное двухлетнее обучение. Учили их калфы – старые, умудренные опытом рабыни. Будущие наложницы учили язык, основы Корана, литературу, поэзию, каллиграфию.

Изучали стихосложение и игру на музыкальных инструментах. Девушки постоянно поддерживали физическую форму, много времени уделяя танцам. Одалиски досконально изучали придворный этикет, учились подавать кофе и сладости, набивать трубку и вести беседы с султаном.

На втором году обучения жительницы гарема изучали искусство ухода за собой. Готовили маски и специальные ароматические составы, наносили макияж. Учились правильно одеваться и подбирать украшения.

Все девушки изучали танец «Ракс шархи». Это нечто среднее между танцем живота и стриптизом. Этот танец возбуждал любовное настроение и желание султана.

Читайте также:  Как обработать пройму платья без рукава трикотаж

Затем они осваивали тонкости интимной гимнастики, которую мы называем вумбилдингом. По окончанию обучения, каждая девушка проходила экзамен. Помимо танцев, стихосложения и правил этикета в экзамен входило несколько очень пикантных упражнений.

Упражнение первое: нефритовое яичко. Девушку усаживали на скамейку с отверстием. Ноги широко разводили, а во влагалище испытуемой закладывали нефритовое яичко небольшого размера, к которому были прикреплены несколько нитей. Девушка должна была сжимать мышцы так, чтобы нити порвались, когда за них тянули.

Упражнение второе: танец «Ракс шархи». В чашу наливали 100 мл окрашенной жидкости. Девушка впрыскивала жидкость в свое лоно и танцевала. Танец длился в течение получаса. За это время будущая одалиска не должна была потерять ни капли жидкости.

Если все испытания были пройдены успешно, она становилась законной жительницей гарема.

По Золотому пути

Недостаточно было просто попасть в гарем. Можно пробыть там несколько лет и так и не удосужиться приглашения в султанскую спальню. Перед султаном ежедневно красовались сотни прекраснейших, соблазнительных девушек.

Но удача улыбалась лишь немногим. Чтобы обратить на себя внимание падишаха, наложницы тщательно ухаживали за собой. Одевали самые красивые платья, по несколько часов в день тратили на макияж. Тренировали походку и осанку, учились соблазнять одним только взглядом.

Если падишаху приглянулась одна из рабынь, она получала приглашение в султанские покои. Девушки очень старательно готовились к интимной близости с султаном, ведь от их умений зависело, повезет ли им снова.

Путь от общей спальни до покоя повелителя назывался Золотым. Чтобы пройти по нему, девушка проходила целый ряд ритуалов красоты.

Одним из самых главных ритуалов ухода за собой для наложниц являлся поход в хамам (баню). Девушки купались в воде, настоянной на лепестках гибискуса и фиалок. Это средство не только смягчало кожу, но и наполняло ее тонким ароматом. Затем на волосы и кожу наносилась маска из глины.

Перед походом в сауну девушки удаляли волосы со всех частей тела с помощью специального крема. В его состав входили яйца, мед и лимонный сок.

В те времена пилинг восточным женщинам заменяло кесе. Распаренную кожу наложницы массировали жесткой шелковой варежкой. Такая процедура позволяла удалить омертвевшие клетки кожи и делала ее мягкой, как у ребенка.

Тело, достойное султана

После мытья мылом волосы становились жесткими. Чтобы смягчить их, османские красавицы использовали крем для волос из цветов мальвы. Во дворец ежегодно доставлялись сотни килограммов этих цветов.

Восточные красавицы тщательно ухаживали за своими волосами. Готовили маски из хны и перемолотой скорлупы грецких орехов. После такой маски шевелюра росла очень быстро.

Чтобы тела наложниц оставались упругими и молодыми, на их кожу наносили маски из глины с настоями цветов и трав.

После тщательного купания распаренное тело девушки готово к массажу. Специально обученные служанки расслабляли мышцы и тела наложниц в преддверии ночи любви.

Распаренная кожа быстро затвердевает и морщится. Поэтому кожу девушек после хамама намазывали маслами. В оливковое или кунжутное масло добавляли несколько капель ароматического масла. Летом обычно добавляли масло фиалки или розы, а зимой – гвоздики.

Перед сном красавицы умывались розовой водой. Она смягчает кожу и разглаживает морщинки. Масло турецкой розы до сих пор используют при изготовлении элитной косметики.

Перед походом в опочивальню султана, наложницы наносили макияж. Особое внимание уделялось глазам. Чтобы глаза поразили сердце падишаха с первого взгляда, девушки рисовали стрелки сурьмой с примесью золы.

Чтобы придать губам алый оттенок, восточные женщины жевали бетель – пасту с перцем, известью и семенами льна. Освежить дыхание накануне ночи помогали палочки корицы.

Распалить желание избалованного женским вниманием султана было не так легко. Каждая девушка старалась подчеркнуть свои лучшие черты. Закончить образ помогали рисунки из хны. Рабыни-художницы рисовали на телах одалисок узоры.

Ими покрывали кисти рук, лодыжки, заднюю часть шеи или ключицы. Иногда их наносили на нижнюю часть поясницы или под пупок, рисуя тропинку к удовольствию.

В отличие от христианства, в исламской религии удовольствие от интимной близости не считалось грехом. Но Коран запрещал анальный, групповой и однополые отношения. Поэтому, представляемые многими европейцами оргии и лесбийские утехи между скучающими наложницами, скорее всего, были сказочной выдумкой.

Источник

Почему целуют подол платья

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 271 759
  • КНИГИ 636 322
  • СЕРИИ 24 076
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 598 685

– …аминь! – иерей Сергий перекрестил больного после соборования. Его помощник собирал в чемоданчик святые дары, прислушиваясь к разговору священника и лежащего в постели приболевшего прихожанина.

– Батюшка, ко мне почти каждый день является дьявол и душит меня, – лежащий в кровати мужчина преклонного возраста выпучил глаза, положив ладони на горло – Душит и вещает мне прямо в лицо: «Все что сделано, исповедью и причастием не исправишь! Гореть душе твоей в аду, и никто тебе не поможет. Не осталось святых! Скоро, скоро придет время, когда на земле воцарится Сатана!». Жуть, отец Сергий. Из пасти смердит, от ручищ его по всему телу жар расползается, будто в жилы раскаленного свинца налили. От тяжести ни руки, ни головы не поднять… Когда в себя прихожу, как правило, на полу лежу, обмочившийся, а на душе тоска и пустота. Хоть в петлю лезь!

– Так, может, Враг рода человеческого того и добивается, чтобы вы, Андрей Михайлович, на себя руки наложили, дабы навеки душу свою погубить?! Как думаете? – Священник с хорошо наигранной отцовской теплотой посмотрел в глаза мужчины, мимоходом взглянув на настенные часы. Эти душеспасительные беседы хороши, если не надо никуда спешить, а ему сегодня еще надо посетить старушку-прихожанку, освятить квартиру в новостройке и успеть в школу на родительское собрание к сыну – А что же, вы один в болезни, неужели некому за вами приглядеть?

– Так нет у меня детей. Не дал Боженька. В прошлом году жена преставилась, с тех пор один и живу.

– Ну, а родственники у вас есть? – делая заметку в голове, уточнил батюшка.

– Племянник жены – единственный родственник. Я же детдомовский… А он, окаянный, совсем никчемный человек. Нет в нем страха Божьего. В грехе живет!

– Хм… – священник задумался – Я, пожалуй, буду вас навещать раз в неделю…

– Да?! – глаза пожилого человека радостно загорелись – Храни вас Бог, батюшка. А что мне с бедой-то моей делать?

Читайте также:  Плащ для женщин полиции

– Как в Святом писании сказано: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить, а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне (Матф. 10:28)»

– Так я людей и не боюсь. Я диавола страшусь, аж до жути!

– М-м-м… – отец Сергий понял, что не к месту процитировал стих из Нового Завета, покопался в памяти и продолжил – Андрей Михайлович, вы не перебивайте, а дослушайте до конца.

– Простите, батюшка, грешен! – старичок перекрестился несколько раз и с детской доверчивостью уставился на иерея.

– Так вот, в Писании сказано: «Имейте нрав не сребролюбивый, довольствуясь тем, что есть. Ибо Сам сказал: не оставлю тебя и не покину тебя (Евр. 13:5)» Уразумели, о чем сии строки вещают?

– Не совсем, батюшка. С возрастом скудоумен стал, многого перестал понимать…

– Все просто, живите малым и Господь вас не покинет, а диавол, глядя на чистоту помыслов, спасует пред аскезой вашей, ибо сказано: «Утешайтесь надеждою, в скорби будьте терпеливы, в молитве постоянны (Рим. 12:4)». Избавьтесь от всего лишнего. От материального и духовного. Пусть в сердце вашем живет лишь Бог. Кайтесь и молитесь. Всегда произносите молитву Иисусову. Проснулись, тут же в душе вашей должны звучать слова: «Господи, Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй мя грешного» и диавол отступит, если жить будете по писанию.

– Батюшка, так я ведь и живу по писанию. Молитвенное правило дважды в день творю, каждую неделю на исповедь и причастие в церковь хожу…

– Не слышите вы того, что вам Святое Писание говорит, – иерей грустно покачал головой и вновь процитировал Новый Завет – «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему (Откр.3:20)». Голосом моим Господь стучит в закрытую дверь души вашей, а вы не слышите…

– Ох, батюшка, грешен, не слышу! – старик совершенно растерялся и внимал каждому слову отца Сергия, как загипнотизированный – Наставь, батюшка, меня убогого, глухого и незрячего на путь истинный!

Отец Сергий, чуть шевеля губами, произнес «Отче наш», мимоходом взглянул на старика и более внимательно на своего помощника, семинариста Михаила. С помощником отцу Сергию не повезло. Высокий, крепкий парень с пудовыми кулаками совершенно не был приспособлен к современной жизни и, уж тем более, к службе в самом крупном храме их городка, куда Михаила должны были направить в этом году третьим священником после окончания семинарии и рукоположения. Мужественное лицо и богатырское сложение не помогали Михаилу в его проблеме: на публике он моментально терялся, начинал заикаться, путать слова и краснеть. Да и слишком он был прост, двух слов связать не мог. Рыцарь без страха и упрека. А, как пелось в песне Высоцкого: «Кто без страха и упрека, тот всегда не при деньгах…». Отец Сергий перекрестился и продолжил общение со стариком:

– В наш храм очень часто приходят сирые и убогие, и мы им помогаем в меру сил: кому операцию оплатить, а кого и просто накормить. Приход у нас большой, окормляем почти половину города, так страждущие в наш храм в основном и приходят… – иерей взглянул в глаза внимательно слушающего пенсионера. К сожалению, намеков тот не понимал и смотрел на священника преданным взглядом – Вы меня понимаете?

– Да, конечно понимаю, времена сейчас не простые, многие нуждаются в помощи – старик закивал головой в подтверждение своих слов.

– Андрей Михайлович, как вы думаете, откуда берутся средства на помощь страждущим?

– Ну… – старик почесал затылок – Наверное, с миру по нитке – нищему рубашка?!

– Правильно понимаете, – священник вытянул в сторону старика указательный палец – А вот лично вы, чем церкви помогли?

– М-м-м… – Андрей Михайлович растерялся и стал в поисках ответа кидать взгляды в различные углы комнаты – Да, ничем, получается.

– Вот! Потому к вам диавол и является, глумится над вами, что молитесь вы, исповедуетесь, а нет в вас истинной Веры!

– Так, а что делать-то, батюшка?!

– Ответьте мне на такой вопрос, Андрей Михайлович. В случае вашей смерти, все, что вы нажили, кому достанется?

– Так это, племяннику жены, наверное…

– Никчемному человеку, который, с ваших слов, живет в грехе.

– Ему, подлецу. – старик резко кивнул головой и сжал кулаки – Все ему, антихристу, достанется.

– Ему, а не тем, кто в этом нуждается. Так что, если хотите снять груз с души вашей, завещайте ваше имущество сиротам и молитесь, молитесь, молитесь… – священник сложил ладони крест-накрест на груди, прикрыл глаза, и по двигающимся губам можно было понять, что он вновь читает молитву.

– Так и сделаю, батюшка, вот болезнь отступит, тут же пойду к нотариусу и напишу завещание, чтобы после моей смерти квартира и дача достались детскому дому, в котором я воспитывался.

– Андрей Михайлович?! – иерей вздохнул и вновь перекрестился – Что же вы, как ребенок несмышлёный? Продаст директор детского дома вашу недвижимость или сдавать будет, а деньги все себе заберет.

– И то верно! Так как поступить тогда?

– Храму завещайте! А мы уже все сделаем, как надо. И похороним вас по-божески, и поминать будем добрым словом. Да и смерти вашей скоропостижной желать не станем…

– Правильно, батюшка, храму завещаю, сниму груз с души. Зачем мне эта квартира, на тот свет ее не заберешь.

– Вижу, Андрей Михайлович, что встали вы на путь истинный. И, чтобы вам не утруждаться, я завтра сам к вам зайду, с нотариусом. Завещаете квартиру и дачу на мое имя, как на официального представителя церкви. Теперь мы пойдем, а вам я вот, Святое Писание оставлю, читайте перед сном, после молитвы.

Священник и Михаил уже вышли из подъезда, когда отец Сергий обратился к семинаристу:

– Миша, а чемоданчик где?

– Ой, это, ну, сейчас принесу, видать, как бы, в квартире забыл, типа.

Парень стремглав бросился в подъезд, а отец Сергий проводил его неодобрительным взглядом, сильно сомневаясь, что такой невнимательный и косноязычный человек сможет сделать карьеру даже на пути белого духовенства. Скорее, проживет всю жизнь в роли рядового иерея, перебиваясь то тут, то там. Кто захочет «спонсировать» такого?

Источник