Меню

Платье камиллы валиевой шторм



Валиевой быстро заменили костюм – она изображает змею (и кажется, мы нашли, какую именно). В чем задумка Тутберидзе?

14-летняя Камила Валиева без сопротивления выиграла последний этап Кубка России в Москве: 56 баллов преимущества над ближайшей соперницей и условный рекорд (254,86 балла) – который, впрочем, на внутреннем старте не зафиксируют.

Важное изменение по сравнению с предыдущим выходом в октябре – платье: теперь оно с открытыми плечами, черное с орнаментом из зеленых стразов. Чем так лучше? В чем задумка? И что было не так с прежним?

Любая соревновательная программа – не просто набор прыжков, вращений, дорожек. Составные части, которые склеивают все воедино, не менее важны – иначе не за что было бы выставлять вторую оценку в графах «интерпретация» и «перфоманс».

На целостное восприятие программы работают:

1. Музыка: обработок и каверов миллион, но что выберут тренеры и сам фигурист для выступления – показатель.

2. Образ: лирического героя можно представить по-разному, а то и вовсе сыграть самого себя, уделив все внимание интерпретации мелодии и своих чувств в ней.

3. Костюм: визуальная составляющая, которая всегда помогает зрителю. Одновременно смело и бессмысленно каждый раз выступать в черном трико – ведь каждая деталь направлена на усиление программы, и если есть такой важный слот со смыслом, то не надо его отбрасывать.

И накануне Валиева представила новую версию «Болеро» – программа сильная и по контенту, и по музыке; пространство для прогресса тоже огромно как в техническом аспекте, так и по хореографии. А важную визуальную составляющую – костюм – мы видим еще до выступления. За костюм не выставят баллы, под него нет строки в компонентах, однако игнорировать его никак не получится.

На октябрьском этапе «Болеро» Камилы восприняли неоднозначно в том числе из-за костюма.

Идея с головой змеи не считывалась : кто-то видел бабочку на спине, кто-то – яркие зеленые глаза. Потом объяснила сама Валиева: «Я изображаю змею, и если вы посмотрите на мой костюм, то сами все поймете. И мои движения по пластике будто повторяют движения змеи».

Это очень показательный случай, когда костюм сработал против программы: кого-то он отвлекал от постановки неоднозначностью и непонятностью, кому-то иррационально не нравился – хотя по сочетанию цветов и крою идеально подходил Камиле. Ожидалось, что его слегка доработают, но в основном версия все-таки окончательная.

Однако после неудачного выступления – с падениями и степ-аутом – костюм заменили.

• Образ змеи все равно остался. Команда Тутберидзе не отказалась от задумки, где «Болеро» – это завораживающий танец хищника . И по мере эволюции номера Камиле все больше подходит такая интерпретация музыки Равеля.

• Прототипом нового костюма с большой вероятностью послужила одна из опаснейших австралийских змей, это можно предположить на основе визуальных деталей и орнамента.

«Болеро» – программа, с которой Валиеву ведут к золоту Олимпиады. Пока все сыро: хореография вторична, а платье слишком сложное

• Очень интересны мелкие детали. Стразы отсылают нас к особенностям окраски чешуи. А красные ладони платья-комбинезона Камилы обыграны в хореографии: стремительные движения рук имитируют атакующие выпады, подразумевались алые пасти или голова змеи.

• Интересна и конструкция костюма: однозначно назвать его или платьем, или комбинезоном не получится. Летящий шифоновый шлейф подола подразумевает платье, но черные полупрозрачные колготки имитируют комбинезон. А общее впечатление вновь работает на змеиный образ: неустойчивый, перетекающий, находящийся в постоянном движении.

• Смена костюма после первого проката неудивительна. Этери Тутберидзе уже использовала такой прием с другими ученицами: психологически проще сбросить груз ошибок вместе со старой «оболочкой» и выйти на следующее соревнование без фантомных страхов повторить неудачу . Это не суеверие, а холодный грамотный расчет.

И Камила в новом амплуа выглядит заметно увереннее и мощнее – больше погружена в музыку, точнее в акцентах и элементах. И не исключено, что вжиться в образ змеи ей помогает и обновленный костюм.

Но ощущения, что поиски закончены, нет – к чемпионату России нас снова могут удивить, представив третью версию. Еще определенно есть, куда прорабатывать и развивать его.

Источник

Ее отправляли в танцы на льду, а она выучила четверной тулуп. Кто такая Камила Валиева

В центре внимания московского этапа кубка России наряду с Александрой Трусовой была другая фигуристка — 14-летняя Камила Валиева, проводящая свой первый взрослый сезон.

Она не может выступать на международных соревнованиях — например, на гран-при или на чемпионате мира — еще год. Но ее рассматривают не только как серьезную конкурентку признанным звездам Косторной, Щербаковой и Трусовой прямо сейчас, но и как вероятную претендентку на олимпийское золото Пекина-2022. Это преждевременный аванс или холодный прогноз на основе достоверных данных? Давайте разберемся.

В сезоне 2014/2015 по форумам фанатов фигурного катания разлетелось видео, где юная фигуристка в белой балетной пачке катается под «Лебедя» Камиля Сен-Санса, да как катается — неправдоподобно культурно и осмысленно для своих на тот момент девяти лет. Тогда все в голос говорили, что девочка диво как хороша, но ей бы в танцы на льду — видно уже длинные ручки и ножки, наверняка вырастет высокой, а прыжок низенький — жалко терять такую красоту в одиночном катании, так хотя бы для танцев сохранить.

Читайте также:  Кто покупает платье для невесты по русским обычаям

Прошло пять лет, и часть этих прогнозов действительно сбылась. Камила выросла высокой девушкой, но прыжки не растеряла, хотя и не имеет абсолютной стабильности их исполнения. Более того, фактура балерины не мешает ей прыгать четверной тулуп и каскад тройной лутц-тройной риттбергер, а также работать над тройным акселем.

Техническую базу Валиевой начали закладывать в родной Казани, а продолжили в спортивной школе «Москвич» в Москве, куда Камила приехала вместе с мамой в возрасте шести лет. Прежде чем оказаться в «Хрустальном» летом 2018 года, фигуристка успела поработать с Ксенией Ивановой (еще в Казани), Мариной Кудрявцевой, Игорем Лютиковым, Станиславом Ковалевым и Натальей Дубинской. Внушительный список тренеров, но по факту именно они дали Камиле то, что привлекло в ней Этери Тутберидзе.

Выход Камилы Валиевой на международную арену пришёлся на время абсолютной гегемонии российского женского одиночного катания. Чтобы было понятнее, что гегемония — это не преувеличение, приведём несколько иллюстририрующих фактов:

  • В 2020-м Александра Трусова замахивается на 5 четверных прыжков в произвольной программе
  • В 2019-м Анна Щербакова исполняет сложнейшие четверные прыжки — лутц и флип
  • В 2019-м Алёна Косторная и Елизавета Туктамышева прыгают по три тройных акселя на две программы
  • По состоянию на конец 2020-го действующая чемпионка мира — россиянка Загитова, действующая чемпионка Европы — Алёна Косторная, она же последняя победительница финала Гран-при

На этом сокрушительном фоне прыжковый арсенал Камилы Валиевой выглядит, возможно, не столь впечатляюще, но это только искажение в призме нашей избалованности. В реальности же два четверных тулупа — нестыдный набор даже для мужчины-одиночника из первой семёрки на чемпионате мира. И конечно, при чистых прокатах Камила имеет шансы бороться за победу на всех стартах, потому что со второй оценкой у неё тоже все в порядке — наравне со Щербаковой и Косторной.

У Валиевой прямо сейчас — одни из лучших в мире вращений по чистоте позиций вкупе со скоростью и центровкой. Есть у нее и фирменная позиция, которую никто в мире не делает так в абсолюте, как Камила — в положении «флажок».

Программа «Девочка на шаре», поставленная в дебютном сезоне Камилы под руководством Тутберидзе, произвела на спортивную и культурную общественность эффект упавшего перед домом астероида. Именно с той постановки по мотивам одноимённой картины Пабло Пикассо Валиева стала известна широкому зрителю. Постановка была настолько хороша, что тренеры оставили её Камиле для первого международного сезона по юниорам.

Немаловажный факт признания — с Камилой связывались родственники художника, чтобы выразить ей свое восхищение и благодарность за талант. Напрашивается параллель с письмом Стивена Спилберга Юлии Липницкой за ее интерпретацию «Списка Шиндлера», что само по себе очень лестное сравнение.

В том, что с характером у Валиевой проблем нет, мы могли убедиться в прошлом сезоне. Осенью Камила сломала ногу — участие в финале Гран-при было под вопросом и зависело от сроков восстановления фигуристки. Камила не только восстановилась, но и выиграла тот финал, хотя ей пришлось отказаться от четверных прыжков. Есть у нее также опыт, как собираться на чистый прокат после болезненного падения с первого прыжка. Все остальные ситуации наверняка моделируются Тутберидзе на тренировках, но вот закреплять пройденное лучше на соревнованиях — жаль, что в этом сезоне с ними напряженно из-за пандемии.

После контрольных прокатов много обсуждают новые программы Валиевой. И если короткая — приятная, но достаточно проходная лирика на сезон, то произвольная — одним своим выбором говорящее о больших амбициях «Болеро» Равеля. Эта музыка давно опробована фигуристами самого высокого уровня, и в этом загвоздка — обычно «Болеро» выбирают зрелые спортсмены для знаковых периодов карьеры. Торвилл и Дин под неё стали иконами танцев на льду, Каролина Костнер преодолела олимпийское проклятье и выиграла бронзу Сочи-2014, Тарасова — Морозов возвращались на лёд обновлёнными рукой Марины Зуевой. Елизавета Туктамышева каталась под «Болеро», когда ей было восемнадцать — тот самый победный сезон, когда Лиза стала чемпионкой мира и Европы. Несмотря на всю сложность интерпретации, музыка Равеля, по сути, беспроигрышный выбор, но справится ли с этой темой юная Камила? Если Этери Тутберидзе действительно держит в уме Олимпиаду в Пекине для Валиевой, то двух сезонов должно хватить, чтобы программа выстрелила.

Выбор костюмов и концепта хореографии — дело субъективное. Кому-то может казаться, что «Болеро» Валиевой должно быть непременно модерновым и минималистичным, в том самом графичном чёрном комбинезоне с красными перчатками с прокатов. У Тутберидзе свое видение — это танец змеи с соответствующей пластикой рук и тематическими деталями в костюме. Объективным является только тот факт, что хореография программы пока что несколько вторична — внимательные зрители и специалисты разглядели там связки разных программ Загитовой и Медведевой, вплоть до повторов положения корпуса и рук.

Читайте также:  Белое платье с зелеными глазами

У Даниила Глейхенгауза ещё есть время, чтобы из сырой пока постановки сделать оружие, с которым Камила сможет взять Пекин без единого выстрела — и тогда у фигуристки будет все, чтобы заставить судей капитулировать.

Источник

«Мы не собирались делать просто змею». Почему Валиевой поменяли костюм и что стоит за новым образом

Камила решила попробовать новое.

В этом году сотрудничество с Этери Тутберидзе продолжает дизайнер Ольга Рябенко, которая работала ещё с Юлией Липницкой, а сейчас шьёт для всех спортсменов группы как на юниорском, так и на взрослом уровне.

Самые громкие работы Ольги связаны с программой Камилы Валиевой «Болеро», где фигуристка изображает змею. На втором этапе Кубка России был показан костюм-комбинезон, который запомнился зрителям зелёными вставками на спине. Они должны были интерпретироваться как глаза. Уже на пятом этапе костюм заменили на чёрный и элегантный вариант.

Причину замены Ольга объяснила в интервью «БИЗНЕС Online». Также она рассказала, что стоит за образом Камилы в короткой программе, почему у Анны Щербаковой сделан выбор в сторону классики, а также отметила, что успела начать работу над платьем для Алёны Косторной.

НАПРАШИВАЛОСЬ ЧТО-ТО СТРОЖЕ И ОСТРЕЕ

– Ольга, одна из необычных ваших работ в этом сезоне – коричнево-красный костюм для Камилы Валиевой. Какие установки вы получили от штаба Тутберидзе, прежде чем начать пошив?

– О выборе музыки мне сообщили ещё весной. Сказали, что Камила будет изображать змею. Когда я впервые пришла смотреть программу, Этери Георгиевна высказала несколько пожеланий. Мы сошлись во мнении, что стоит показать в костюме змею с глазами. Долго думали по цвету. Я предложила взять за основу коричневый. Он капризный и подходит далеко не всем, но Камиле, как мне кажется, подошел.

– Но всё-таки тон задаёт не коричневый, а красный цвет. Почему именно он? Змея обычно представляется зелёной, тёмно-зелёной. Точно не красной.

– Мы не собирались делать просто змею. В противном случае мы могли вообще одеть её в чешую. Нам нужна была змея в контексте «Болеро» и мне показалось, что музыка задаёт тон именно на красный цвет. Я соглашусь, что он смотрится сочным. Но если посмотреть соотношение в костюме красного и коричневого, первого будет процентов 30.

– Почему вы выбрали комбинезон?

– Так легче раскрыть образ. Если бы мы выбрали платье, всё оборвалось бы юбкой. Мне хотелось продолжения, хотелось увидеть всю змею.

– Какие эмоции у вас были, когда Камила впервые показала наряд?

– Лично мне многое понравилось. Я бы изменила некоторые детали, но не весь образ. Мнения были разные. Кому-то зашло, кому-то – нет, но это нормальное явление. Не может быть такого, чтобы работа нравилась всем. Я, наоборот, вижу в этом только плюсы. Если костюм порождает споры, значит, он запомнился и в нём что-то есть.

– Тем не менее, вскоре Камила продемонстрировала новый образ. Почему решились на замену?

– Сочетание цвета не выражало то, чего хотелось Этери Георгиевне и её команде. Коричневый смягчал образ, а напрашивалось что-то жёстче, острее, строже. Это не значит, что прошлый вариант не понравился и был признан неудачным. Просто мы попробовали ещё один.

– Камила рассказала в интервью, что прежний костюм был тяжёлым для неё. Это так?

– В принципе, ничего дополнительного я туда не добавляла. На примерке она сказала, что всё нормально. Но в этом сезоне не хватает соревновательного момента. Стартов мало, не было возможности присмотреться и внести корректировки. Откатать на тренировке недостаточно — нужен именно опыт больших турниров.

Если ей захотелось что-то поменять, это абсолютно нормальная тема. Такое случается регулярно. Фигурное катание – это в первую очередь вид спорта, о чём мы не всегда помним, когда обсуждаем костюмы. В них важна функциональность. По сути, это такая же экипировка, и ради удобства нужно жертвовать чем угодно. Даже если придётся просто выйти в чёрном.

ТЕПЕРЬ КАМИЛА ДОНОСИТ ОБРАЗ САМА

– Сколько времени у вас было, чтобы разработать новый костюм?

– Задачу мне поставили сразу после этапа Кубка России в октябре. Готовый экземпляр я принесла на прошлой неделе, за два дня до старта. Это не значит, что я весь месяц непрерывно занималась костюмом Камилы. Прошёл третий этап, четвёртый, нужно было переключаться на других спортсменов. С Камилой я шла параллельно. Сам процесс шитья занимает меньше всего времени. Это, можно сказать, самое лёгкое. Больше времени уходит на обдумывание.

– Разберём новый образ. Он не кричит, что это «Болеро» и что это змея. Вы осознанно пришли к этому?

Читайте также:  Модная женская рубашка пиджак

– Действительно, мы отошли от того, чтобы змея чётко просматривалась в костюме. В ходе подготовки я разработала несколько вариантов, и многие из них продолжали линию прошлого наряда. Потом подумали и решили, что лучше всё-таки донести образ через движения Камилы, а не через сам костюм.

– Отсылок к змее совсем нет?

– Есть, но все они точечного характера. Воротник, который визуально удлиняет шею. Вязанная полоса по центру, словно грудка змеи. Если присмотреться, у этой полосы даже есть просветы – очень маленькие, чтобы это не выглядело вульгарно, но задающие структуру.

Также на кистях вы можете заметить красные вставочки. Когда Камила замыкает руки, получается что-то похожее на пасть. Поскольку руки у неё длинные и пластичные, получается эффектно.

Камила Валиева / фото: Владимир Песня, РИА Новости

– Есть ли у вас внутренняя установка закрывать руки Валиевой?

– Конечно. Если мы открываем руки, то они становятся прозрачными на фоне льда. Если закрываем, то подчёркиваем все движения. В большинстве случаев это выигрышно. Конечно, есть несколько причин, почему иногда следует делать костюмы без рук. Раскрывать их не буду — лишь отмечу, что в этом случае они не были актуальны.

– Как кажется, главный плюс нового наряда Камилы – он не отвлекает от проката. Прежний заставлял задуматься как минимум о предназначении зелёных вставок. Согласны?

– В этом-то и был смысл, чтобы задуматься. Это просто разноплановые работы. Первая была более мягкой, даже несколько восточной, вторая строгой и утончённой. Я могла взять несколько интересных деталей из прежнего костюма и перенести их в новый, но не хотела повторяться.

– Что можете сказать об образе Валиевой в короткой программе?

– Может показаться, что это классический вариант, но на самом же деле он очень нестандартный. Мы попробовали длинную юбку. Когда мы организовали примерку, Камила надела её и попробовала сделать прыжки. Всё получилось, ничего не мешало, так что мы остановились на этом варианте.

Если в произвольной программе она изображает змею, то здесь – птицу. Поэтому на платье мы очень тонко прорисовали аэрографом оперение. Как мне кажется, из-за этого юбка при прыжках создаёт эффект волны, она словно пенится.

Источник

Дизайнер – о костюме фигуристки Валиевой: «Решили, что стоит показать змею с глазами»

Дизайнер Ольга Рябенко, сотрудничающая с группой Этери Тутберидзе, рассказала о разработке костюма для Камилы Валиевой в образе змеи.

В этом костюме Валиева выступила на втором этапе Кубка России с программой «Болеро». Комбинезон был выполнен в коричнево-красных цветах с зелеными вставками на спине. Позже костюм был заменен на черный.

— Ольга, одна из необычных ваших работ в этом сезоне — коричнево-красный костюм для Камилы Валиевой. Какие установки вы получили от штаба Тутберидзе, прежде чем начать пошив?

— О выборе музыки мне сообщили еще весной. Сказали, что Камила будет изображать змею. Когда я впервые пришла смотреть программу, Этери Георгиевна высказала несколько пожеланий. Мы сошлись во мнении, что стоит показать в костюме змею с глазами. Долго думали по цвету. Я предложила взять за основу коричневый. Он капризный и подходит далеко не всем, но Камиле, как мне кажется, подошел. Мы не собирались делать просто змею, в противном случае мы могли вообще одеть ее в чешую. Нам нужна была змея в контексте «Болеро», и мне показалось, что музыка задает тон именно на красный цвет.

— Какие эмоции у вас были, когда Камила впервые показала наряд?

— Лично мне многое понравилось. Я бы изменила некоторые детали, но не весь образ. Мнения были разные. Кому-то зашло, кому-то — нет, но это нормальное явление. Не может быть такого, чтобы работа нравилась всем. Я, наоборот, вижу в этом только плюсы. Если костюм порождает споры, значит, он запомнился и в нем что-то есть.

— Тем не менее, вскоре Камила продемонстрировала новый образ. Почему решились на замену?

— Сочетание цвета не выражало то, чего хотелось Этери Георгиевне и ее команде. Коричневый смягчал образ, а напрашивалось что-то жестче, острее, строже. Это не значит, что прошлый вариант не понравился и был признан неудачным. Просто мы попробовали еще один.

— Отсылок к змее совсем нет?

— Есть, но все они точечного характера. Воротник, который визуально удлиняет шею. Вязанная полоса по центру, словно грудка змеи. Если присмотреться, у этой полосы даже есть просветы — очень маленькие, чтобы это не выглядело вульгарно, но задающие структуру. Также на кистях вы можете заметить красные вставочки. Когда Камила замыкает руки, получается что-то похожее на пасть. Поскольку руки у нее длинные и пластичные, получается эффектно.

На пятом этапе Кубка России в Москве 14-летняя Валиева одержала победу. На втором этапе она стала второй.

Источник