Меню

Платье как у тоски



Сказочная мода: 50 волшебных нарядов из фильмов нереальной красоты

«Золушка» (2015), Золушка/Лили Джеймс

Платье Золушки от знаменитого дизайнера по костюмам Сэнди Пауэлл было впечатляющим. Восемь версий наряда «бедной девушки» на все случаи съемок отняли у Сэнди 4000 часов работы. Корсет и каркас юбки были сделаны из стали. И когда приходило время съемок фильма, Лили Джеймс почти полчаса надевала это платье. Причем в наряде Золушки ей приходилось танцевать с принцем, который нечаянно постоянно наступал на платье. Кстати, верхний шар платья состоял из очень тонкого шелка. Чтобы придать воздушность наряду, его нижние ярусы сшили из дорогого синтетического материала — юмиссима. Любопытно, что на создание подола ушло почти 5 километров нити, а на шитье каждой версии наряда потребовалось в общей сложности 250 метров различной ткани. По оценкам экспертов, каждое платье обошлось создателям фильма в 12 тысяч долларов.

«Хроники Нарнии», Белая колдунья/Тильда Суинтон

Белая колдунья в исполнении известной актрисы — это настоящая злодейка арийского типа. Подобное впечатление остается и от ее наряда, прекрасно выполненного художником по костюмам Айзис Массенди. Она создала платье по типу «развивающей одежды», как бы олицетворяющей связь Белой ведьмы с природой и ее власть над Нарнией. В итоге была придумана ткань, из которой сшили великолепное платье с жесткими и изящными формами. А голову колдуньи украшала искусно сделанная ледяная корона.

«Золотой компас», Мариса Колтер/Николь Кидман

Мисс Колтер, которую сыграла голливудская звезда, — аристократка до мозга костей. Чтобы подчеркнуть ее благородное происхождение, дизайнер Рут Мейерс одела Колтер (Кидман) в наряды, выполненные в ярко-золотых и пастельных тонах. К этим изысканным платьям было добавлено манто с мехом.

«Белоснежка и охотник», королева Ровенна/Шарлиз Терон

Королева Ровенна в исполнении Шарлиз Терон — ослепительный образ умной и злобной интриганки. И во многом это сходство объясняется отличной работой дизайнера Коллин Этвуд. Каждый выход Ровенны в ее наряде соответствует обстановке. Вот она идет к алтарю в великолепном платье цвета слоновой кости, напоминающем ребра млекопитающего. В этом наряде, похоже, скрыта вся ее темная натура. В следующий раз Ровенна появляется в изумительном платье из жуков. Роскошный наряд из бирюзового шифона с зубчатыми плечами и золотом, украшенный крылышками бедных таиландских жуков, как бы отражает мрачный характер ее хозяйки. А потом на экране мелькали платье с черепами птиц, платье-дикобраз, платье-кольчуга, в которые наряжалась Ровенна. О цене костюмов для этого образа можно судить хотя бы по плащу из птичьих перьев, который обошелся в 30 тысяч долларов.

«Белоснежка и месть гномов», Белоснежка/Лили Коллинз

Костюмы для фильма создала талантливая японская художница Эйко Исиока. По общему мнению, они стали настоящими шедеврами. Жаль, что Эйко не увидела готовый фильм: она умерла от болезни до выхода его на экран.

По подсчетам, на каждое платье ушло по 20−30 метров ткани. При создании нарядов использовались корсеты и металлические каркасы для юбок. Только для одной Белоснежки было сшито вручную десятки платьев. Талант дизайнера проявился в том, что каждое платье соответствовало настроению и характеру главной героини. Первое появление Белоснежки в наряде, которое покрыто вышивкой с птицами, бабочками и цветами, как бы подчеркивает близость девушки к природе. А на маскарад Белоснежка надевает платье, украшенное лебедиными крыльями. Этот костюм образно говорит о стремлении девушки вырваться на свободу из рук коварной и злой мачехи.

«Зачарованная», принцесса/Эми Адамс

Дизайнер Мона Мэй приложила все творческие силы, чтобы героиня фильма Жизель немного отошла от первоначального сказочного образа. Для достижения этой цели было сшито 11 версий подвенечного платья, формы которого напоминали наряды диснеевских принцесс. На создание нарядов ушло 183 погонных метра шелла и прочих тканей. По замыслу Моны Мэй талия платья должна была быть узкой. Поэтому были срочно сделаны очень пышные рукава и громадный кринолин с обручем, поддерживающим 20 слоев юбок и оборок.

«Братья Гримм», Злая королева/Моника Беллуччи

В роскошном алом платье с золотым шитьем Зеркальная Королева была неотразима и опасна. Этот яркий костюм от Габриэллы Пескуччи словно выражал зловещие намерения кровожадной властительницы любой ценой вернуть себе молодость. Также частью ее костюма были очень крупные сережки, которые держались за счет крепления больших подвесок с помощью дужки за ухом.

«Красавица и чудовище», Красавица/Леа Сейду

Французский дизайнер Пьер Ив Гейро – один из самых модных европейских художников по костюмам. В этом фильме он дал волю своей творческой фантазии, смешав воедино все стили. Органза, бархат, атлас ушли на создание платьев героини Сейду. К слову сказать, все наряды Красавицы были эффектными и нисколько не мешали героине бегать по льду и скакать на лошадях. А ее любимое алое платье, надо заметить, было изготовлено в трех экземплярах. Приверженность дизайнера к эпохе Ренессанса привела к тому, что венок на прелестной головке героини фильма был точь-в-точь как у европейских имперских особ.

«Гарри Поттер», Гермиона/Эмма Уотсон

Гермиона в розовом платье с бантиками и кружевами от художника по костюмам Яни Темиме выглядела почти как взрослая девушка. И ее появление на святочном балу вызвало у всех восхищение, а у некоторых – ревность.

«Алиса в стране чудес», Белая королева/Энн Хэтэуэй

Белая королева в платье от обладательницы «Оскаров» — художницы по костюмам Коллин Этвуд выглядела поистине сказочно. Ее наряд сшили из множества слоев ткани, украсили шелковыми снежинками и кусочками фольги. Кстати, Коллин не пожалела ювелирных украшений, которые только усилили впечатление от роскошного платья Белой королевы.

«Эдвард Руки-ножницы», Ким/Вайнона Райдер

И мы снова оцениваем творчество дизайнера Коллин Этвуд. На сей раз она подбирала костюмы для героини фильма Ким. И больше всего всем понравилось строго сшитое белое платье героини, когда она кружилась в танце. На наряд садились снежинки и сверкающая ледяная пыль от снежной скульптуры, которую высекал Эдвард Руки-ножницы.

«Малефисента», Малефисента/Анджелина Джоли

Художники по костюмам Анна Би Шепард и Роб Гудвин сделали все возможное, чтобы создать образ воинственной и женственной лесной колдуньи. Длинное платье-плащ с огромным шлейфом и высоким воротом – самое яркое и слегка мрачноватое одеяние Малефисенты. Черный широкий ошейник придает ее образу нечто зловещее. Но, наверное, так и должно быть: все-таки Малифисента – настоящая колдунья, которая горит желанием отомстить за нанесенную ей обиду.

«Принцесса-невеста», принцесса/Робин Райт

Дизайнер Филлис Даллас своими нарядами для фильма постарался выразить дух позднего Средневековья с его пышностью и блеском. Поэтому подвенечное платье принцессы Лютик по его замыслу должно было соответствовать тем давним временам. Легкое, почти воздушное, небесного цвета платье, подчеркивающее формы невесты, выполнило, как нам кажется, эту задачу. А диадема из драгоценных камней на голове принцессы лишь усилила впечатление от ее образа.

«Тайна снежной королевы», Снежная королева/Алиса Фрейндлих

Художница по костюмам Эльвира Матвеева наряду с другими по праву разделила успех этого фильма. Созданное ею платье цвета голубого льда с высоким воротником из перьев, слегка приталенное, придало образу Снежной королевы, которую великолепно сыграла Алиса Фрейндлих, зловещую привлекательность, граничащую с холодом и равнодушием ко всему.

«Красная Шапочка», Красная Шапочка/Аманда Сейфрид

Дизайнер Минди Эванс, мягко говоря, не утруждала себя изысками в выборе нарядов для главной героини – девушки Валери. Так и прошагала-пробегала смелая девушка в алом плаще, спасая любимого парня и в то же время избегая встреч с волком-оборотнем. И непонятно, чем руководствовались жители поселка, когда назвали Валери Красной Шапочкой. Ведь по большей части ее гардеробом был красный плащ.

«Оз: Великий и ужасный», Глинда/Мишель Уильямс

Немецкий дизайнер Микаэль Кутше создал почти все наряды ведьм в фильме. И особое внимание он уделил платью Мишель Уильямс, которая сыграла роль Глинды. Наряд доброй ведьмы был изготовлен из легкой небесного цвета ткани, с высокими плечами. Голову белокурой красавицы украшала диадема с драгоценными камнями. Любопытно: для главных героев картины было сшито более 200 костюмов.

«История о Золушке», Золушка/Хилари Дафф

Красивое белое платье и маска от художника по костюмам Кейт Мэйн не спасли Хилари Дафф от «Золотой малины» – приза за самую худшую роль года. Ее Золушка оказалась, к сожалению, не на высоте и не обрела зрительских симпатий. Справедливости ради, иногда, особенно в рабочем комбинезоне, отрабатывая кусок хлеба у злой мачехи, она выглядела довольно убедительно.

«Страшные сказки», Королева/Сальма Хайек

Художник по костюмам Массимо Кантини Паррини создал наряды в стиле барокко, позволяющем делать оригинальные творческие находки. Поэтому платья для Королевы Долины Туманов получились роскошными, с неким вызовом окружающему миру. Сальма Хайек была ослепительно хороша как в черном глухом платье, так и в ярко-красном одеянии. По словам актрисы, она просто устала таскать эти наряды на съемках, которые в отдельности по воле дизайнера весили не меньше 30 килограммов.

«Белоснежка: Месть гномов», Злая королева/Джулия Робертс

Свадебное платье королевы от дизайнера Эйко Исиоки весило почти 30 килограммов, а диаметр юбки достигал 2,5 метра. Наряды мачехи Белоснежки были с резким и жестким силуэтом, они выражали, образно говоря, злой и коварный характер женщины.

«Принц Персии: Пески времен», Тамина/Джемма Атертон

Художнику по костюмам Пенни Роуз удалось из бракованных индийских простыней изготовить 7 тысяч великолепных и роскошных нарядов к фильму. У героини картины – принцессы Тамины, видимо, глаза разбегались от такого красочного изобилия. Однако переодеваться в национальные наряды красавице Джемме Артертон приходилось гораздо реже, чем актеру Бену Кингсли – исполнителю роли дядюшки принца.

Читайте также:  Накидки для вечерних платьев белые

«Старая, старая сказка», принцесса/Марина Неелова

Роскошное красное платье с пышными рукавами, красные туфельки – подобный костюм от дизайнера Могилянской сочетал в себе моду эпохи бидермайер XIX века и оригинальные, порой гротесковые элементы. В нем и щеголяла юная принцесса, которая очаровала советских зрителей своей непосредственностью и обаянием.

«Властелин колец», Арвен/Лив Тайлер

Дизайнер костюмов Найла Диксон прекрасно выполнила свою творческую задачу. Ее команда из 70 портных, сапожников и ювелиров изготовила уникальные наряды. Например, для принцессы эльфов Арвен были сшиты платья из дорогой парчи, бархата и индийского шелка. Наряды были украшены вышивкой из серебряных нитей и плетеных вручную кружев. Для образов принцессы Найла Диксон выбрала в основном тревожные тона – красный, фиолетовый и синий цвета, которые соответствовали драматическому настроению картины.

«Пираты Карибского моря», Элизабет/Кира Найтли

Элизабет Суон в свадебном наряде от дизайнера Пенни Роуз выглядит просто обворожительно. Подвенечное платье цвета слоновой кости отделано тонким кружевом и вышито жемчугом. О таком наряде, наверное, мечтает каждая девушка.

«Маска», Тина/Камерон Диас

Художник по костюмам Ха Нгуйен тонко уловил ритм фильма. Его наряды для Тины Карлайл (Камерон Диас) выполнены согласно яркой и вызывающей моде 90-х годов прошлого века. Тина, появляющаяся в полосатых платьях красного, черного и белого цветов, вызывала восторг и восхищение. А ее короткое серебристое платье просто свело с ума всех мужчин и продолжает будоражить фантазию и по сей день.

«Лабиринт», Сара/Дженнифер Коннелли

Художник по костюмам Эллис Флайт изготовила для главной героини фильма Сары восхитительное бальное платье небесного цвета. Кроме того, впечатление от наряда усиливают великолепное ожерелье на шее героини и искусственные красивые цветы, изящно вплетенные в волосы.

«Фантагиро, или Пещера Золотой Розы», Фантагиро/Алессандра Мартинес

Художник по костюмам Розанна Андреони изготовила несколько нарядов для своей героини. И самый впечатляющий из них – черный костюм воина со шнуровкой и латами. В этом образе подстриженного мстителя с мечом в руках принцесса Фантагиро (Алессандра Мартинес) будет биться с врагами. Но какая принцесса обойдется без восхитительных нарядов? Так и в гардеробе Фантагиро появилось много красивых платьев.

«Седьмой сын», мать Малкин/Джулианна Мур

Дизайнер Жаклин Уэст изрядно помучила голливудскую звезду, «впихивая» ее в образ могущественной и злой колдуньи. Платье-кольчуга черного цвета как нельзя лучше отражало настроение фильма. После первой примерки наряда актриса даже не могла пошевелить и пальцем. Жаклин Уэст пришлось снять часть железа, но вес платья остался довольно внушительным и составил целых 30 килограммов.

«47 ронинов», Мика/Ко Сибасаки

Дизайнер по костюмам Пенни Роуз и на этот раз оказалась верна своим творческим принципам: все делать ярко и красочно. Для фильма было изготовлено около 100 кимоно. Для героини фильма — принцессы сшили платье, исходя из древних японских традиций с современными элементами. В итоге получилось эдакое роскошное японо-европейское кимоно.

«Воображариум доктора Парнаса», Валентина/Лили Коул

Дизайнер по костюмам Моник Прудом изготовила причудливые фантастические наряды для Валентины (Лили Коул). Поверх афганского платья надеты свитер, японское кимоно, и внизу виднеются китайские брюки – вот в такой одежке красуется порой в фильме главная героиня.

«Тор», Фригга/Рене Руссо

Фантастические наряды дизайнера Александры Бирн придали фильму особый характер. Платье для Фригги (Рене Руссо) более всего напоминают боевые доспехи, в которые вкраплены драгоценные камни. И это вполне оправдано: воительница Фригга с мечом в руках идет защищать Асгард.

«Мрачные тени», ведьма Анжелика/Ева Грин

Кроваво-красное платье, расшитое пайетками, выполненное в готическом стиле, было сшито специально для Евы Грин. Дизайнер Коллин Этвуд изготовила наряд, в котором Анжелика выглядела настоящей ведьмой, – обольстительной и коварной.

«Заколдованная Элла», Элла/Энн Хэтэуэй

Элла в костюмах от дизайнера Рут Майер просто украсила фильм. А красивое белое платье с открытыми плечами, подчеркивающее талию, стало своего рода визитной карточкой картины.

«Пенелопа», Пенелопа/Кристина Риччи

Дизайнеру по костюмам Джилл Тейлор пришлось решать сложную задачу – с помощью своих нарядов создать образ привлекательной девушки Пенелопы. И это удалось сделать: оказывается, даже с небольшим дефектом внешности в костюме Тейлор можно выглядеть привлекательно.

«Капитан Крюк», фея Динь-Динь/Джулия Робертс

Художник по костюмам Энтони Пауэлл придумал два образа феи Динь-Динь: зеленый хулиганский и немного мальчишеский наряд и красивое воздушное платье. Собственно, в обоих образах Джулия Робертс выглядела обворожительно.

«Звездная пыль», Ивейн/Клэр Дэйнс

Сплошное платье из кожи, облегающее фигуру Ивейн (упавшей звезды), как бы намекает на космическое происхождение хозяйки наряда. А фиолетовое платье без рукавов, отороченное по бокам черным бархатом, словно говорит о ее скромности и доброте. Эти наряды от дизайнера Сэмми Шелдон хорошо вписались в фон картины, изобилующей элементами фантастики.

«Бэтмен и Робин», Ядовитый Плющ/Ума Турман

Художник по костюмам Боб Рингвуд был, мягко говоря, помешан на комиксах. Поэтому все наряды к фильму он создавал на их основе, добавляя по ходу новые детали. Несмотря на то что картина была признана неудачной, в памяти зрителей, преимущественно мужчин, «застрял» наряд Памелы Айсли, Ядовитого Плюща – великолепное и яркое зеленое одеяние. В нем Ума Турман была просто неподражаемой…

«Семейка Аддамс», Мортишия/Анжелика Хьюстон

Черное, строгое, декольтированное и длинное, волочащееся по полу платье, черная вуаль — вот наряд Мортишии Аддамс от художника по костюмам Рут Майерс. Он полностью подходил к мрачной обстановке дома, во дворе которого находилось кладбище. Кстати, этот образ Мортишии стал одним из самых популярных на Хэллоуин.

«Запрещенный прием»

Главная героиня фильма по прозвищу Куколка отправляется в воображаемый мир. Она вместе с подругами (Милашкой, Ракетой, Блонди и Эмбер) начнет битву с чудовищами в наряде от дизайнера Майкла Уилкинсона. Боевое одеяние максимально простое, но в то же время очень сексуальное: короткие юбочки или шортики, кофточка с засученными рукавами, откровенные топы и мечи за хрупкими нежными плечами.

«Страшно красив», Кендра/Мэри-Кейт Олсен

Не обижайте ведьму в наряде дизайнера по костюмам Саттират Энн Лэрларб, иначе всем будет плохо. Кендра Хилферти в черном платье с оборками, придающем ей зловещий вид, способна на самые темные дела. Кстати, стиль самой Мэри-Кейт Олсен недалеко ушел от киношного образа: дизайнер и актриса предпочитает в жизни довольно мрачные тона и мешковатые силуэты.

«Эльвира – повелительница тьмы», Эльвира/Кассандра Петерсон

Обольстительная и сексуальная ведьма Эльвира в наряде от дизайнера Бетси Хайман переполошила не только городок, в котором она появилась. После выхода фильма на экран образ повелительницы тьмы в черном длинном платье с разрезами по бокам и глубоким, очень выразительным декольте стал самым популярным в Америке.

«Ночной дозор», ведьма Алиса/Жанна Фриске

Ведьма Алиса Донникова была прекрасна в красном облегающем комбинезоне, который подчеркивал великолепную фигуру Жанны Фриске. Все костюмы к фильму были созданы Варей Авдюшко и Екатериной Дыминской.

«Оз: Великий и ужасный», Теодора/Мила Кунис

Дизайнер Гэри Джонс изготовил для фильма 200 костюмов. И в черном с кисточками платье Теодора – злая ведьма Запада выглядела очень убедительно. Правда, Мила Кунис жаловалась потом на тяжелые корсеты и высокие каблуки.

«Невеста и предрассудки», Лалита/Айшвария Рай

Эдуардо Кастро – дизайнер по костюмам фильма постарался немного отстраниться от индийских традиций. Поэтому наряд Лалиты Бакши – красное приталенное платье без рукавов смотрелось на ней по-европейски изящно и красиво.

«Он – дракон», княжна Мирослава/Мария Поезжаева

Наряды княжны сочетают в себе элементы старославянской и современной русской одежды. Эта смесь придает образу главной героини особую привлекательность и хорошо вписывается в общую атмосферу фильма.

«Сон в летнюю ночь», Титания/Мишель Пфайффер

Роскошное платье небесного цвета с причудливой накидкой, в которое одета Титания, гармонирует со сказочным лесом эльфов, с волшебством, царящим вокруг. Дизайнер по костюмам Габриэлла Пескуччи сделала все возможное, чтобы наряд стал настоящим произведением искусства.

«Зачарованные»

Наряды актрис менялись от серии к серии, но поклонники давно отметили, насколько различаются вкусы и стили главных героинь. Если Фиби выбирала сексуальный и иногда откровенный стиль, то ее киношные сестры Пайпер и Прю отдавали предпочтение более сдержанным образам. А после ухода Шеннон Доэрти из сериала и появления Роуз Макгоуэн сестры Фиби и Пейдж стали соревноваться в откровенности нарядов.

«Легенда», Лили/Миа Сара

Почти воздушный наряд принцессы Лили от знаменитого дизайнера Чарльза Ноуда должен создать впечатление у зрителей, что все плохое закончится, придет герой и освободит ее из плена властителя тьмы.

«Голодные игры», Эффи Бряк/Элизабет Бэнкс

Художник по костюмам Джудиана Маковски создала наряды для Эффи Бряк с гротескным характером. И даже с намеком на изыски известной Леди Гаги. Однако экранный образ актрисы нисколько от этого не пострадал, а даже в чем-то выиграл.

«Три орешка для Золушки», Золушка/Либуше Шафранкова

Художник по костюмам Теодор Пиштек для своих нарядов для Золушки взял за основу моду эпохи Возрождения. В своем творчестве он также использовал картины Брейгеля. И все наряды для Золушки получились просто великолепными.

Читайте также:  Перчатки с острыми пальцами

«Однажды в сказке», Реджина Миллс/Лана Паррия

Эдуардо Кастро остался верен себе: каждый его наряд для фильма был творением искусства. Например, очень впечатлило платье злой королевы (Лана Паррия), которое больше напоминало черный кожаный плащ.

Источник

Голосование. Женщина в чёрном платье

Уважаемые авторы!
Стихи собраны и можно начинать голосование.
Условия для голосования прежние —
Не проголосовал, значит покидаешь конкурс.
Голосуем за все стихи (и за свой тоже, в целях сохранения анонимности),
оценки выставляем от 5 до 10 баллов. Оценку 5 поясняем, что там не понравилось, что не так.
Голосование начинаем 18 января, заканчиваем 21 января.
Просьба ко всем — не опаздывать и не задерживать, т.к. на подходе следующий конкурс.
Сегодня ещё не голосуем, а вдруг я кого-то потеряла!

Бубны и черви. — На что ты гадаешь, красавица?
Что тебе карты откроют при свете свечи?
Дом ли казенный, разлуку, — не стоит печалиться.
Просто по новой возьми и пасьянс разложи.
Ты не пугайся во тьме отражения с улицы.
Черви любовь и удачу пускай посулят.
Белая кожа от радости пусть зарумянится.
И освещает луна в полутьме звездопад.
Ты не ходи к темным водам,
С камнями беседовать.
В липкую тину с тоскою не нужно смотреть.
И босиком за листвою летящею следовать,
Руки, расправив, с высотки пытаясь взлететь.
Камни бездушные, волны холодные темные
Женщины в черном тоску не сумеют разбить.
Так не гадай на любовь и к колдунье за пустошью
Больше не нужно с надеждой безликой ходить.

2.***
Перед балом она,
обнаженная, в зеркало глядя,
ощущая спиной
его жгучий, ласкающий взгляд,
вдруг решила надеть
ослепительно черное платье,
ведь уже тридцать семь,
и весну не воротишь назад.
=======================

3.Женщина в чёрном

Постиг любви я совершенства
В мгновенье. Образ Ваш потряс!
Изгибы линий и блаженство
Очаровательных прикрас!

В ажурных прибываю муках
Потустороннего стекла
И холодеют мои руки
Касаясь нежного тепла.

Боготворю! Прикрыты очи,
Волна от губ, волос река.
Надежды нет и нету мочи —
Душа с тобой и далека!

От умозрительных горений
В лучах прозрачна пелена.
Прекрасных дум благодарений —
В мир удивительный ушла.

Я в будуаре наслажденья —
Душою разум опленён!
Нет, не придумано творенье.
Я полюбил! Да, я — влюблён!

4. Чёрное платье.

Чёрное знамя Коко Шанель,
Тайная власть Гекаты, —
Радуги яркую канитель
Сменят ночные латы.

Впадина талии, бёдра, грудь
Вырваны тьмой из плена;
Древняя женская жертва и суть –
С шеи и до колена.

Ника, богиня Победы, тебе
Рук и лица не надо:
Блеск воронёный в цветной толпе –
Сгусток мужского взгляда.

Выгнут восьмёркой вечности круг,
Сердце стрелы быстрее…
Капля духов – на запястьях рук,
Нить жемчугов – на шее.

5.Маленькое чёрное платье.

Выброшу черное платье,
Волос обрежу «под ноль»,
Сударь, Вы мной не играйте,
Сударь, Вы – голый король.

Я Вам не Золушка на ночь,
Ждущая с неба добра,
Я Вам – не бледная немочь,
Вы мне – не злая судьба.

Принцев наследных покуда
Не оскудела толпа –
Чудо сама я добуду,
Если природа скупа!

Мы друг без друга не сможем…
Ну, согласись на ничью!
Место горошин – на ложе,
Белое платье пошью.

6. Женщина в черном платье.

Кудри до плеч,
Цветок в волосах,
Вскинута чуть головка –
Женщина в чёрном!
В чёрных глазах –
Ведьмочка – нет! – чертовка!

Женщина-ночь!
Черная страсть! –
Чёрное в звёздном объятье!
Чёрная кошка!
Чёрная масть ! –
Женщина в чёрном платье!

Взглядов не счесть —
Выпьет до дна,
Чёрному — нет предела.

Чёрная дверь…
За дверью – она,
Грустная женщина… в белом…

В белом хрустальном замке тихо часы идут.
Страхи, обиды, сомненья в нем паутины плетут.
— Сколько томиться в неволе? Что же там, за стенАми?
Правду ли в песнях поют то, что любовь это пламя?
Солнце целует ей щеки, Золотом в косу вплетаясь.
Ветер ей сказки приносит в окна со страстью врываясь.
Время, как будто, идет. Или остановилось?
— Где же наследный принц? Где же скажите на милость?!
— Может, в дремучем лесу он заблудился и сгинул?
Может, разбойников стрелы подло вонзились в спину?!
Или другую принцессу он для себя найдет.
В замке хрустальном время очень тихо идет.
Где-то на пол пути всадник в сомненьях сгорает.
Тайной покрыты пути к той, что с лучами играет.
Скачет под серым дождем и под сжигающим солнцем,
Ночь превращает его в странного незнакомца.
К сердцу прижат медальон с женщиной в чёрном платье.
Чем она станет ему спасением или проклятьем.
Смелый, красивый принц. Только одно терзает,
-Правда ли, что она все еще ожидает.
II
Принц стал давно королем. Мудро страною правит.
Честное имя его многие знают и славят.
Только в хрустальный край он не сумел добраться.
Конь его быстрый гнедой стал из узды вырываться.
Чтобы коня накормить, дать ему отдохнуть,
Принцу пришлось с дороги в город ближайший свернуть.
Там ему были рады, с почестями встречали,
Хлебосольно кормили, сладостно величали.
Там он остался навек, Взяв себе в жены принцессу.
Лишь иногда вспоминая, как повернул из леса.
Время хрусталь разбило. Правят в нем пыль и бурьян.
Нет там давно принцессы. Лишь в паутине обман,
Призрачных снов отраженье, отзвуки горьких слез
И ожидание счастья то, что никто не привез.

8.Женщина в черном — немного ведьма

Это о ней пересуды, сплетни
Тянутся шлейфом за черным платьем.
Женщина в черном — немного ведьма.
Тонкими пальцами кошку гладит.
Это её инквизитор мрачный,
Не пощадив, на костер отправил.
Яркая, смелая. Не заплачет.
Только черствеет от дикой травли.
Только смеется, кусая губы.
Может, и правда, связалась с чертом?
Скольких она красотой погубит,
Женщина эта в платье черном?!

Отблеск луны освещает твоё лицо.
Но почему-то не видно небесных звёзд…
Мнимое счастье обмана – почти кольцо,
нас обручившее ночью почти всерьёз.

Странной улыбкою скована нежность губ.
Так маскируется ложь на изгибах слов.
Я и обнять тебя ласково не могу,
(это умение дарит мне лишь любовь).

Чёрное платье, как траур по той любви,
что не сложилась, не стала счастливой с Ним.
Сердце, наверно, надолго теперь в крови.
Разве его залатаешь стежком одним?

Вот и упрячем сердца под вуаль теней –
каждый из нас (мы всего-то вдвоём с тобой).
Ты говоришь очень нежно… Но всё о Ней.
Самое странное – ты говоришь со мной.

Хватит, прошу, это вовсе не для меня –
плакать в жилетку, тоской нагоняя сон.
Я по утру возвращусь… разбудить тебя,
после того, как мне ночью приснится Он.

Но не ушла… Одинокая, злая ночь,
видно, страшнее, чем просто сказать «прощай».
Лги, но в понятном желанье себе помочь,
звёздного неба мне больше не обещай.

Выбирай оперенье, Жюльетта-Мари!
Выбирай оперенье, Наташа!
Чёрный шёлк – идеальный для смелости грим,
Чёрный бархат – для робости краше.

Воспарит над землёй белизна декольте
Уподобившись тайному кличу,
Круглый вырез под шейку — иллюзия стен;
Даже горлица ищет добычу.

Дикий голубь воркует на царском окне,
А голубка гуляет по крыше,
Сокол гордо рисует круги в вышине,
Соколиха поднимется выше.

В чёрном маленьком платье, крылатая, ты
Златоперого Феникса круче…
А Шанель благосклонно глядит с высоты
С чёрной-чёрной и маленькой тучи.

Черное, как ворона крыло,
Платье в пол я для тебя надела.
Помнишь, как весной тебе назло
Я с другим венчалась в платье белом?

Помнишь, как с черешен сыпал цвет
Нам под ноги. Перед образами
Я ему сказать хотела – нет,
А сказала – да. И со слезами

Приняла я от него кольцо —
Дар любви и верности навеки.
Как в букетик прятала лицо,
Чтобы с нелюбимым человеком

Под истошно-полупьяный крик —
Горько! — не встречаться поцелуем.
Десять лет прошло. Как вечность? Миг?
Я сегодня в черном. Потанцуем?

Чёрное платье надену я.
Вот — тень невесты твоей.
Нежными были объятия,
Белой акации сень.

Пелось душе, ой как пелось!
Где, скажи, где это всё?
В белое платье оделась
Выкрала счастье моё.

13.В платье чёрном.

В платье черном как угли костра. И глаза, и душа — обгорелые.
Догорают надежды твои… унесло дымом чувства несмелые…

Знаю — больно расстаться с мечтой и от встреч навсегда отказаться…
Нет ответа на горький вопрос — сколько можно душе обжигаться?

…обжигаться о лед колких фраз, в зеркалах нелюбви разбиваться…
Платье черное надо менять, в счастье белое — наряжаться.

Пожалей ты себя – пожалей! Ждать не стоит, что он изменится…
Он не чувствует боли твоей. Ты же гордая — хватит быть пленницей.

Стоишь у шкафа. Кто ты сегодня?
На полках дамы любых мастей!
Но есть она, что одна из сотни
Не хочет падать в его постель.

Отодвигая момент решенья,
Момент расплаты, последний срок,
Ты повторяешь его движенья
И вновь целуешь его в висок.

Читайте также:  Перчатки ixs balin x42041

Но понимаешь, что выбор сделан.
А он не видит, не топит лёд.
И эта фраза, мороз по телу:
Сегодня чёрный? Тебе идёт!

Светит во мраке
Тусклый фонарь.
Снова во фраке,
Снова как встарь,
ОН поджидает,
Крутит усы.
Вновь пробивают
Полночь часы.
Тихо луна
Над домами взошла.
Только ОНА
Как всегда не пришла.
Женщина в черном,
Страстная вамп.
Взляд отреченный —
Призрачный штамп.
Ветер по трубам —
Вой серенад.
Алые губы —
Фары горят.
Путает сети
Черный паук.
Грубые плети
В нежности рук.
Дым сигаретный,
Боль у виска.
Сердце сжигает
Страсть и тоска.
Рассвет. Перья веера
Гонят всё прочь.
. Погибель для Вечера
Женщина-Ночь.

В черном маленьком платье, тонка , грациозна,
Быстрым шагом уверенным мимо прошла.
На него посмотрела лишь вскользь, не серьёзно,
Но, от чувств накативших, вскипела душа.

Стали влажными в миг от волнения ладони,
Как суметь бы к ней, гордой, ему подойти?
И душа его также в волнении стонет.
Проводить бы её! Ей сказать: — «По пути. «

Проводить по пустынным знакомым аллеям,
В переулок, где нет фонарей, повернуть,
Ощутить замешательство. Как бы робея,
Свитер свой ей на плечи суметь натянуть?

Как бы к ней на минутку, зайти выпить кофе?
Как не струсить — за талию нежно обнять?
Как начать целовать? Её сумку отбросив,
Черный строгий футляр с тела гибкого снять.

Как заставить запеть эту дивную скрипку,
Что запрятана в бархатный черный футляр?
Но не сдвинулся, лишь в ожидании зыбком,
Всем знакомый мотив на гитаре играл.

17.
Женщина — кошка

Подарила ночка платье чёрное,
по подолу звёзды золочёные,
строгое и очень элегантное,
а на ощупь — мягкое, приятное.

Облачилась в это платье женщина,
с месяцем была давно обвенчана,
встречи были их совсем не частыми,
а беседы долгими и страстными.

Полюбила чёрный цвет с рождения,
верила с пристрастьем в суеверия,
и ночами звёздными, морозными
месяцу в любви клялась под звёздами.

Месяц говорил слова холодные
и дарил ей нити путеводные,
/по ночам плела из них «трап — лестницу»,
чтоб подняться в небо к ясну месяцу/.

Волосы Её — «дорожка лунная»,
а глаза, что вспышка изумрудная,
гладил он Её своей ладошкою,
называл шикарной чёрной кошкою.

А она в ответ так нежно ластится,
радость не скрывает, очень счастлива,
месяц трогал кожу Её «рожками»
и играл янтарными серёжками.

Проходили годы в ожидании,
не являлась «кошка» на свидание,
написал письмо ей — не ответила,
на земле другого принца встретила.

Подарило утро платье яркое,
и от поцелуев тело жАркое.
/чёрное сняла и в шкаф повесила/,
почему-то женщине невесело.

Седела ночь в преддверии рассвета,
Шнырял по закоулкам ветер хмурый.
Весь мир сошёлся в тени силуэта
Божественной, такой родной фигуры.

Ещё хоть раз коснуться кожи дивной,
И утопить в немыслимых объятьях.
Но вспыхнул миг, как молния средь ливня, —
Мечта – в запрете черного уж платья.

О, эта чернота вселенной грусти,
Тебя уводит в кру*ги невозврата!
Когда-нибудь она тебя отпустит,
И я верну навек свою утрату.

19.Женщине в чёрном платье…

Мне б заключить в объятья,
наперекор жене,
женщину в чёрном платье,
ту, что приснилась мне.

Ту, что годами снится,
и не обнять никак:
страшно терять синицу,
если она – в руках.

Выпустишь, – что в остатке? –
ты навсегда один:
женщина в чёрном платье
тихо живёт с другим.

Тоже ночами бредит
кем-то, совсем не мной:
снится ей белый лебедь,
ставший её судьбой.

Сны нас всегда куда-то
манят: то вдаль, то ввысь…
Женщина в чёрном платье,
снись мне… Но только – снись.

20.Женщина из грёз.

Когда погаснет свет в окне,
Луна осветит бликом дальним,
Ты в чёрном платье вновь ко мне
Придёшь в печальном мраке спальни.

Прекрасной женщиной из грёз,
Пронзая ночь, пронзая сердце,
Ты в платье с россыпью из звёзд,
В шальную ночь откроешь дверцу.

Вдруг остановишься…. Потом…
Движеньем легким сбросишь платье…,
Глотая воздух жадным ртом,
Приму тебя в свои объятья.

И в волшебстве прелестных чар,
Тепла и шёлка нежной кожи,
Страсть разгорится как пожар,
Ну как же всё на явь похоже.

Целую сквозь потоки слёз,
Что заливают горько душу.
Да, это сон, да, не всерьёз,
Виденья вновь рассвет разрушит.

Но этим утром, не пойму,
То платье всё ещё лежало,
И запах кофе ко всему,
ОСТАЛАСЬ. сердце прошептало.

Пора ко сну. Легла в кровать я,
перину подоткнув с боков.
Внезапно призрак в чёрном платье,
похожий на мадам Коко,
тихонько просочился в спальню –
изящный, с виду как живой,
и встал под финиковой пальмой
у изголовья моего.

Я устно никогда не брежу,
но в бреде письменном грешна.
Мои статьи про тренды брендов
печатал глянцевый журнал.
В них я цитировала смело
слова Шанель для модных дур,
и этим, видно, надоела
императрице haute couture.

Она, конечно же, могла бы
скандал устроить на весь дом,
но, к счастью, мной освоен слабо
язык Бардо и Бельмондо.
Браниться интересу мало
с тем, кто нюансов не поймёт.
Шанель устала, замолчала,
нырнула в шкаф, затем в комод.

Рассвет. Не спится, не лежится.
Прогнал остатки дрёмы стресс.
А, между тем, пропали джинсы
и джинсовый жакет исчез.
Да ладно, я не стану плакать –
урон не страшен, восполним.
Пусть носит: ведь на смену платьям
уже давно пришёл деним.

22.Дама в черном платье

Очерненная ночь свет луны проливала,
Разодетая в тон, дама в платье гадала:
Зеркала, атрибуты… Горящее пламя,
Отражаясь, мелькало, играло ролями,

Рисовало размыто мужчин силуэты.
Вдруг отчетливо вышла фигура брюнета:
Высоченный, красивый, с пронзительным взглядом, –
Представлял он мильоны вселенских загадок.

Сладострастная дрожь охватила все тело,
Шелковистые губы касались так смело…
Что предстало реальность иль сон? Пробуждение.
Растворился мираж, овладев наваждением…

Проходили недели в душевном томлении.
Я на взгляд тот в толпе налетела с волнением.
Ошарашил вопросом: “Встречались мы раньше?
Я так долго искал Вас. Нашел – это счастье. ”

23.
Женщине в чёрном платье

«Прощайте. И время не тратьте.
Не стоит жалеть о былом», –
Всё дальше ажурное платье
За толстым холодным стеклом.

Слова, прозвучавшие колко,
Под звёздную взмыли сирень
И волны из чёрного шёлка
Ночную окутали сень.

Но в блеске печального фона
Мелькнули вдруг взрывом тоски
Крахмальная пена шифона
И кипенных роз лепестки.

Что в жизни познал я дороже,
Чем сердца взволнованный тон,
Чем страсть поцелуев до дрожи
Под клятвенно-сладостный стон?

Но кем-то отмерянным сроком
Рванув истончённую нить,
Забыл я её ненароком,
Никем не сумев заменить.

И вот она с чувственной статью
Простилась: зови-не зови,
Доверив лишь чёрному платью
Стать траурной лентой любви.

Кружит метель и плачет целый день,
Стучится в окна, рвётся в мои двери,
Там, в комнатах, живёт разлуки тень,
Которая в любовь почти не верит.

Горит камин. И отблески огня
Отбрасывают всюду свои блики,
А ты с улыбкой смотришь на меня
С портрета, в платье цвета ежевики*

Немыслимо далёкая моя,
Красивая, как призрачная нимфа,
Скажи, зачем покинула меня?
Как ты живёшь там, на краю олимпа?

Открою дверь и пусть кружит метель
По комнатам, гася камин и свечи.
Пройдёт зима, придёт опять апрель,
А с ним надежда нашей новой встречи!

25.Не приходи ко мне на праздник. Перевёртыш*

Не приходи ко мне на праздник.
Сюрприз нелепый и напрасный.
К подобным эксам не готова.

Мы оба растеряли счастье.
Искать рассыпанные пазлы
Не вижу смысла никакого.

Меня поздравят в день субботний
Друзья, коллеги по работе, –
Я буду в новом чёрном платье.

Как объясню дочурке, кто ты,
Когда появишься некстати? –
Не приходи ко мне на праздник.

Дай Бог, мы всё простим друг другу.
И под рождественскую вьюгу
Желанья наши успокоим.

Когда мы встретимся с тобою,
Поймём ли, опьянев от страсти,
Куда от нас уходит счастье?

*Перевертыши — стихотворения или отдельные фразы из стихов, которые можно читать сверху вниз и снизу вверх. Стихотворение читается сверху вниз и снизу вверх.

26.Танец в акварели

Искусных страстей постановочный мир,
И чёрное платье, и веер, быть может,
Добавили пыла в тот сладостный миг,
Как только коснулась нога её пола.

И зал танцевальный на время затих
От жарких страстей грациозного танца.
Безумство и музыки огненный штрих
Заставили ритму всецело отдаться.

Рука на изгибе. И ножка — там пол,
Изящно касается в вихре движений.
И яркие маки, вплетаясь в узор,
Добавили смака живой акварели.

Испанского танца безмерная стать,
Воланов шуршащих прерывистый шорох.
«О, как танцовщица умеет страдать!» —
По залу несётся взволнованный шёпот.

Искусных страстей тот искусственный мир,
Но душу терзает, и сердце нам ранит,
И вдруг заставляет безмолвный кумир
Раскрыть их досель незнакомые грани.

Летит в поднебесье колдующий ритм,
Сердечко трепещет, объятое чувством.
И в миг постановки — танцующий мир,
Откроет «волшебную силу искусства».

Ну вот как-будто все! Если что не так, пишите!

Источник