Меню

Платье для жены священника



Как одеваться женщине в церковь — правила и мифы

Женщина в брюках

В последние десятилетия, когда Русская Православная Церковь начала возрождаться, для многих актуальным стал вопрос: как одеваться женщине в церковь? За период Советской власти произошли серьезные изменения во внешнем виде не только женщин, но и мужчин. Невозможно представить себе барышню 150 лет назад, прогуливающуюся в брюках. Или мужчину той же эпохи, вышедшего из дома в шортах и майке.

В начале прошлого столетия женщины активно воевали не только за равные политические и социальные права с мужчинами, но и за возможность носить брюки. Также заметно укоротилась длина юбок, а их свободный силуэт уступил место облегающим моделям. В современном обществе свобода самовыражения через внешний вид достигла апогея. Уже никто не удивляется женщине в коротеньких шортах или откровенном платье. Поэтому позиция Церкви, призывающая к скромности и сдержанности в одежде, многими воспринимается в штыки.

Библия о женской одежде

В церковных канонах существует строгий запрет на ношение одежды, не соответствующей своему полу.

“На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий сие” (Втор. 22:5).

То есть ни женщина, ни мужчина не должны намеренно надевать на себя одежду противоположного пола. Будет ли это некий протест в адрес общества, способ самовыражения, позиционирование своей нестандартной сексуальной ориентации – не важно. Церковь это в любом случае не одобряет.

“Женщины сейчас одеваются или в мини-юбки или в брюки! Выбирают одно из двух! В то время как в Ветхом Завете об этом сказано совершенно ясно и ещё с какими подробностями! «Мужчине непозволительно одеваться в женское платье, а женщине – в мужское». Это закон. Но и помимо закона, одевать одежду противоположного пола – непристойно. Раз в Ветхом Завете есть заповедь от Бога, запрещающая женщинам надевать мужскую одежду, то что им ещё нужно?

Но они, видишь ли, рассуждают: «Почему женщина не может носить брюки? Почему в приходские советы не могут входить атеисты – ведь Церковь и народ – это одно и то же?» Но таким образом судьба Церкви будет зависеть от решения безбожников! Вот и превратят храмы в библиотеки, склады и тому подобное, раз они ко всему подходят со своим «почему». И что ты тут скажешь?” (преподобный Паисий Святогорец).

В дореволюционной России вопроса “как одеваться женщине в церковь” в принципе не существовало. В храм на богослужение женщины надевали самое нарядное платье и повязывали красивый платок. На встречу с Богом шли в лучшей одежде, стараясь выглядеть опрятно и красиво. К сожалению, сейчас эта добрая традиция забывается. И зачастую можно наблюдать две крайности. Либо на человеке мешковатая, темных оттенков неопрятная одежда. Либо намеренное, подчас агрессивное нежелание соответствовать определенным церковным правилам. Со стороны женщин это может быть намеренное ношение брюк в храм Божий – зная, что такой вид одежды не приветствуется.

Существует ли “православная одежда”

К сожалению, невоцерковленный человек чаще всего под “православной женской одеждой” понимает бесформенную, черную кофту, такую же юбку “в пол” и в довершение образа небрежно повязанный платок. Такая тенденция действительно есть. Порой складывается ощущение, что нарочитая небрежность и инаковость в одежде демонстрируются нарочно, мол, “все внешнее мне чуждо”. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл многократно в своих проповедях призывал прихожанок выглядеть скромно, но при этом опрятно и красиво:

«Мы должны показать пример народу, в том числе и своим внешним обликом. Православие — это не убожество, это красота жизни. Православие не заставляет нас одеваться в мрачные цвета».

Как таковой “православной моды” нет. Святые Отцы и церковные каноны не содержат перечня, что можно и что нельзя носить в храме. Равно как и нет конкретных указаний, как одеваться женщине в церковь. Но верующая женщина должна выглядеть пристойно, не соблазняя своим видом противоположный пол. Это касается не только ношения брюк, которые могут быть свободного кроя, не облегающие фигуру. Речь идет и о длине платья, глубине выреза и силуэте юбки. Одежда должна быть опрятна, соответствовать размеру, не быть только черной или серой.

Недаром говорят, что одежда указывает на внутреннее состояние человека. Поэтому для верующих людей естественно выглядеть красиво, можно сказать элегантно, со вкусом. Христос говорил, что даже во время поста не нужно быть внешне унылыми, как лицемеры (Мф.6:16). Не нужно стараться быть благообразными и выражать свою веру перед людьми через небрежность в одежде. Это стремление показать мнимую отрешенность от материального мира. В вопросе “православной моды” следует придерживаться золотой середины. Сейчас нет проблем с ассортиментом одежды. Всегда можно подобрать для посещения храма красивое платье, которое соответствовало бы нормам церковного этикета.

Как одеваться женщине в церковь

Существует общепринятая культура поведения в различных местах. Так, не принято в Большой театр ходить в шортах и майке. На деловую встречу странно явиться в открытом сарафане. Определенные правила поведения и дресс-код существует и при посещении церкви.

Платок

«…Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою, постыжает свою голову. И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, ибо это то же, как если бы она была обритая. Ибо если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижется; а если жене стыдно быть остриженной или обритой, пусть покрывается. Итак муж не должен покрывать голову, потому что он есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа… Рассудите сами, прилично ли жене молиться Богу с непокрытою головою? ..» (1Кор.11.10)

На обязанность носить платок замужней женщине указывает апостол Павел. И хотя за церковной оградой это правило практически не соблюдается, в храм женщине следует надевать платок. Стоит оговориться, что покрывать голову обязана лишь замужняя женщина. Но в России сложилась традиция, что платок желателен для всех представительниц женского пола. И чтобы не смущать прихожан, особенно пожилого возраста, платок следует носить и незамужним. В последние годы практически в каждом храме на входе появилась коробка с платками. Ими могут воспользоваться те женщины, которые пришли в дом Божий без собственного платка.

Юбка

Платье или юбка должны быть не выше колена и не слишком обтягивающими. Мы приходим в храм, чтобы помолиться. Поэтому одежда не должна приковывать взгляды, соблазнять и отвлекать от молитвы. Именно из этого принципа следует исходить, подбирая наряд для посещения церкви.

Макияж

Макияж может присутствовать на лице женщины, но не должен быть слишком ярким, броским. Губы лучше не красить: приходя в храм, мы целуем иконы, а помада оставляет следы на святых образах. При благоговейном отношении к изображению Бога, Богородицы и святым такая осознанная небрежность недопустима.

Брюки

Ношение женщинами брюк в священном пространстве (в храме, на территории монастыря) Русская Православная Церковь не приветствует. Если вы готовитесь посетить храм заранее, то лучше надеть юбку, чтобы не смущать прихожан. В случае, если визит в храм стал незапланированным, то можно зайти и в брюках. Как говорят многие священники “лучше зайти в брюках и без платка, чем не зайти вообще”.

Читайте также:  Платья для кукол барби выкройки наипростейшие

Однажды митрополит Антоний Сурожский после богослужения вышел к пастве с проповедью:

“Вчера вечером на службу пришла женщина с ребёнком. Она была в брюках и без платка. Кто-то из вас сделал ей замечание. Она ушла. Я не знаю, кто ей сделал замечание, но я приказываю этому человеку до конца своих дней молиться о ней и об этом ребёнке, чтобы Господь их спас. Потому что из-за вас она может больше никогда не прийти в храм”. Это были единственные его слова в тот день.

Вывод: если посещение храма готовится заранее, то нужно с пониманием и уважением относиться к чувствам верующих и не позволять себе “провокационные” образы. Если же посещение церкви стало необходимостью в течение дня, то в храм зайти и помолиться можно и в «несоответствующем виде». Отсутствие платка и наличие брюк не должно стать барьером между душой и Богом.

Как одеваться женщине в церковь – мнение священников

Иерей Евгений Чебыкин

“Думаю, что те святые, которых Вы упомянули в своем письме, сформулировали идеал, к которому так или иначе необходимо стремиться. Кроме того, это было связано с конкретным культурным и историческим контекстом, в рамках которого ношение не подобающей одежды могло повлечь за собой очень серьезные последствия. Изменение моды, к тому же, было сродни революции, и дело было не только в предметах одежды, но и в общем изменении уклада жизни.

Понимаете, в Церкви ведь, да и вообще в жизни, внешнее — это всегда выражение внутреннего, та же история моды — это в том числе история определенных идеологий, экономических перемен, кризисов и подъемов и так далее. И дело было не столько в самом предмете одежды, сколько в том, о чем он говорил. Тем не менее, мы живем в том мире, в котором живем, и, к сожалению, не всегда имеем возможность строго следовать этому идеалу. Думаю, если Вы будете смиренно просить Господа о прощении своих грехов (речь в данном случае идет о грехах вообще, а не о ношении брюк) и стремиться вести подлинную христианскую жизнь, то Он обязательно услышит Ваши молитвы и не оставит Вас без своей милости”.

Протоиерей Игорь Фомин

“Как одеваться женщине в церковь? Действительно, в Священном Писании есть указание на то, что женщина должна приходить в храм в подобающей ее полу одежде. Есть определенная культура поведения в том или ином месте: в театре, на работе, в храме. Ношение платка или любого другого головного убора женщине предписывает Апостол Павел, говоря о покрывале смирения на главе.

И все же лучше зайти в дом Божий в брюках и без платка, чем вообще не зайти. В более торжественных случаях — на праздничное богослужение, на причастие — будет замечательно, если вы оденетесь в женскую одежду. Но если даже у вас нет юбки и платка — ничего страшного, все равно приходите в храм, участвуйте в богослужении, исповедуйтесь, принимайте Таинства”.

Протоиерей Алексий Митюшин

“Как было сказано в фильме «17 мгновений весны»: «Трудно пастору идти против паствы». Потому, сколько бы мы ни призывали людей к богообразному бытию, прихожане имеют свой характер и своевольничают. Если священнослужители будут выгонять из храма всех женщин в брюках, то почти никого не останется. Следует помнить, что и брюки бывают разными: бывают скромные, а бывают не скромные. Если женщина идет в храм причащаться, ей следует надеть юбку и платок. Женщин в брюках и без платков, конечно, никто выгонять не станет. Но платок в православных русских храмах – это обязательно. На участие в таинстве следует выглядеть соответственно”.

Источник

Юлия Сысоева Записки попадьи Особенности жизни русского духовенства (продолжение10)

МОДА ПОПОВСКИХ ЖЕН

Некоторые считают, что матушка – это такое странное бесформенное существо в сером старомодном платье покроя прошлого века, в стоптанных туфлях типа «прощай молодость», со старушечьим пучком волос под простеньким платочком. Причем это существо имеет отношение к женскому полу только потому, что рожает детей, а в остальном – это замученная жизнью амеба. Странная – потому что решилась стать женой священника, бесформенная – потому что от многочисленных родов фигура ее расползлась, а следить за внешностью и одеждой ей якобы запрещает религия. Конечно, родив пятерых и более детей, любая женщина рискует превратиться расплывшуюся тетку, безразличную к своей внешности.

Православие не запрещает женщинам следить за собой и хорошо выглядеть.

Матушки бывают разные, начиная с описанной выше и заканчивая ультрамодными и современными, почти светскими львицами. (Правда, львицами они бывают тоже редко.) Но когда окружающие видят элегантно, со вкусом одетую и ухоженную женщину, то, узнав, что она жена священника, выражают неподдельное удивление, так как такой образ совершенно не увязывается с привычными для них представлениями.

Существуют общие традиционные представления о внешности православной женщины, особенно матушки, которых большинство все же придерживается.

Не принято стричь и красить волосы; матушка, которая это делает, вызывает неодобрение прихожан. Не принято ярко красить ногти. Да, и конечно, это традиционно покрытая голова. Считается, что носить платок – это не столько религиозная, сколько поведенческая привычка. Тем не менее, платок некоторыми рассматривается чуть ли не как догматический атрибут православной жены. Поэтому часть православных жен особо ортодоксальных взглядов решают для себя носить платок всегда и везде, даже дома, придавая этому почти сакральное значение. Более прогрессивные носят головной платок исключительно в храме.

Не принято носить брюки, короткие юбки и юбки с разрезом. Высокие каблуки тоже считаются неприличными. Не принято пользоваться декоративной косметикой, допускается только применение лечебной или гигиенической. Но опять же наиболее прогрессивные матушки ее (декоративную) все же применяют, в умеренных количествах, конечно. Другие же, ортодоксальные, отрицают применение любой косметики. Подозреваю, что автора сих строк легко обвинят в феминизме.

В представлении прихожан матушка не должна модно и современно одеваться или стремиться к какому-либо самовыражению, подчеркиванию своей индивидуальности, она должна быть стандартной – носить платок и длинную одежду а-ля «баба на чайнике». Если можно так выразиться, она должна соответствовать определенным церковным стандартам, как колбаса соответствует ГОСТам.

Матушка на приходе – это все равно, что первая леди в государстве. И как обсуждают наряды жен президентов, так и на приходе могут обсуждать наряды матушки, – что простительно любой другой женщине, то ей не простительно. Поэтому очень многие, выйдя замуж и обретя статус жены священника, превращают себя в молодых старух, нося жуткие «теткинские» юбки и кофты навыпуск, превращая себя в оплывших, малоподвижных клуш, упорно следуя непонятным внутрицерковным предрассудкам, не желая или боясь их разрушить.

Читайте также:  Какого цвета платье описание

Знаю другие примеры. У меня есть знакомая – дочь преуспевающего бизнесмена (о ней пойдет речь ниже), с блестящим образованием МГУ, которая, став женой священника, сохранила свою индивидуальность и одевается так, как она считает нужным, а не так, как диктуют церковные предрассудки, найдя в себе силы и мудрость не превратиться в «бабу на чайнике».

Вспоминаю другую свою знакомую – очень привлекательная, утонченная девушка, компьютерный дизайнер по специальности, лучше других поэтому разбирающаяся в стилях и гармонии, став женой священнослужителя, начинает культивировать в себе совершенно не соответствующий ее внутреннему настрою образ «стандартной» матушки. Она навсегда облачается в платок, а в ее гардеробе появляются длиннущие потертые обвислые юбки и дешевые свитерочки с соседней китайской барахолки. На вопрос, что это на ней надето, она, отмахиваясь, отвечает:

– Да какая разница?

Потом я поняла, что такая одежда – это выражение ее личных представлений о внешнем образе православной христианки, она должна придавать скромности и благочестия. У нее даже походка изменилась. Кто знаком с неофитами, прекрасно знает эту семенящую, робкую, вперевалочку, как бы всего стесняющуюся и комплексующую походку. А потом мне показалось, что за этой робостью и видимым благочестием скрывается очень строптивая и своенравная натура, эдакая «Катенька – великого гнева женщина» из «Братьев Карамазовых». Но это совсем не значит, что за подобным образом всегда скрываются строптивые и своенравные характеры.

ТРИ «К» – ОБРАЗ ЖИЗНИ

Кстати, стиль «баба на чайник» порожден особым образом жизни, который условно можно назвать «Три „К“«.

Три «К» – это уклад жизни православной жены, зачастую усиленно культивируемый ее мужем. Три «К» – это Kinder, Kuche, Kirche – дети, кухня, церковь. Это не столько образ жизни, сколько состояние души, ведь православие – это не только три «К».

Некоторые священники и домостроевски настроенные миряне считают, что женщина просто создана исключительно для семьи, детей и кухни и любые отступления от этого стандарта наносят непоправимый ущерб семье, особенно детям. Стоит заметить, что такое мнение является сугубо частным. Православие не запрещает женщинам реализовывать себя в других областях жизни, в том числе и профессиональных. Хотя среди матушек не принято работать, она должна полностью посвящать себя детям и семье. А поскольку этот процесс длится лет двадцать, то ни о каком карьерном и профессиональном росте не может быть и речи. Матушка может заняться надомной работой или какой-нибудь церковной деятельностью, например преподавать рисование в воскресной школе или заниматься сбором пожертвований для нуждающихся (благотворительность).

Работающих матушек, особенно на светской работе, очень мало. Я оказалась в том самом меньшинстве – работаю в сфере рекламы. Реклама для жены священника, мягко скажем, далеко не традиционное занятие. Учитывая негативное отношение многих православных к рекламе как таковой. Конечно, я никогда и не предполагала, что придется заниматься этим. Но, пожалуй, только благодаря моей специальности эта книга появилась на свет. Я подумала: а почему бы не написать о жизни священнослужителей, это очень интересно и мало известно. Не мне судить об успешности этого проекта, но не работай я, ничего и не написала бы. Когда сидела дома с детьми, я даже с людьми разучилась разговаривать, не то что вести переговоры или письменно излагать свои мысли.

Прозябая на кухне, приходится забыть обо всех своих дипломах и способностях. А далее следует погрязание в быту и безразличие ко многим сторонам жизни, не касающимся церкви и семьи, когда кроме кастрюль, бесконечных стирок, детских уроков и походов в церковь ничего больше нет. Я, конечно, знаю матушек поэтесс или певиц, которые просто сидят дома с детьми и ни на какую работу не ходят – и при этом пишут стихи, поют песни и даже выпускают собственные диски.

Я знаю матушку, мать пятерых детей, художницу по профессии. Семья живет в Подмосковье, муж служит в Москве. Ее жизнь – это постоянное ожидание супруга, который появляется дома раз в несколько дней. Тем не менее она пишет замечательные картины и расписывает матрешек в своем собственном стиле. Но таких единицы. Для остальных повседневная жизнь – это дом, семья, дети, церковь, дом, семья, дети, церковь. Не подумайте, что я это считаю зазорным, у каждого человека свой путь, свое развитие, своя реализация. Кому-то рожать по десять детей, а кому-то необходимо еще что-то. Тут я упомянула лишь собственный опыт, не ставя его в пример. Я только против стрижки всех под одну гребенку, против православных книг, в которых говорится, что православная женщина-мать должна сидеть дома. В одной такой книге, написанной священником, мне довелось прочесть, что мать, пошедшая работать, приравнивается к матери-алкоголичке, бросившей детей. Вот такой радикализм.

В силу этих причин жене священника тяжело найти в себе силы, дабы сломать устоявшийся стереотип домашней квочки.

Но вернемся к другой стороне нашей медали. Жизнь жены священника можно охарактеризовать кратко. Помните народную мудрость: «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик»? Так вот – это про жен священников, хоть и придумана поговорка про советскую женщину. Образ жизни «Три „К“„это для многих еще и своеобразный защитный комплекс, раковина для нежной улитки. Мол, у меня есть „Три «К“«, и не хочу ничего знать, хочу быть женщиной! А сантехнику покупать, ремонт в квартире делать, полки прибивать – не мое, не женское это дело, и если мужу не до этих забот, он все время на приходе да на приходе, то пропади это все пропадом, нет – и не надо. И если унитаз течет или книги с полок на голову валятся, то я ничего этого замечать не буду, а наступит время, придут добрые люди, сжалятся над матушкой – и унитаз поставят, и полки повесят. Вот такая проза жизни: либо жена священника – «Три «К“«, либо и лошадь и мужик в одном флаконе; третье дано, но редко. Но если она и лошадь и мужик, тогда она имеет право и на машине ездить, и работать, и одеваться прилично, ломая стереотипы. Так что, люди добрые, не смотрите, что матушка за руль влезла, и туфли на каблуках надела, и на деловой фуршет укатила, – имеет право, и нечего здесь осуждать.

Хотя, к сожалению, иногда женщина от такой жизни превращается просто в заезженную лошадь.

Например, мне всю мужскую работу в доме приходится контролировать самой. Я конечно, не штукатур и не электрик, нужно постоянно кого-то искать, нанимать, платить деньги. Если у меня ремонт, то строительные рынки и работники полностью на моей шее. Машина – тоже моя забота, поэтому мне приходится ездить в автосервис и заниматься всеми муторными и малоприятными мероприятиями по ее техобслуживанию. Когда у меня была отечественная машина, я даже умела на ней менять свечи, коммутатор и прочую ерунду. Такое дело, как покупка машины, мне приходилось делать исключительно в одиночку, тогда как для других семей это семейное событие. У меня (а я трижды покупала машины) – не сразу, конечно, – было так: когда обновка уже с номерами и сигнализацией стояла во дворе, приходил муж и говорил: «А где твоя новая машина? Покажи ее». Дача тоже полностью на мне, поэтому если там что-то ломается, я везу туда монтеров и занимаюсь прочей суетой, дабы у детей была возможность побыть на свежем воздухе. А вот женщина в стиле «Три „К“«не станет заниматься решением подобных проблем – она просто сядет и будет ждать у моря погоды. Конечно, верующая еще и помолится. Есть у меня одна такая знакомая. Муж-священник ни дачей, ни домом не занимается – не будем осуждать, занят батюшка хронически. Итак, у них на даче в одно прекрасное лето окончательно истлевает газовая плита тридцатилетней давности. Купить новую не на что, и вот находятся добрые люди и отдают матушке подержанную, но вполне добротную плиту; правда, привозят ее не на дачу, а на приход, дабы батюшка сам доставил ее на собственную дачу. До дачи плита так и не доехала. Батюшка просто забыл, что плита предназначена для него, и уехала она совсем в другом направлении. А бедная матушка по сей день варит детям кашу на кривой электроплитке.

Читайте также:  Пуховик оверсайз 2020 с чем носить

МАТУШКА ЗА РУЛЕМ

Никого не удивляет монашка за рулем трактора или грузовика. Естественно, мужиков в женском монастыре нет, а пахать на монастырь дядя Вася из соседнего развалившегося колхоза не будет. Сейчас никого не удивит и православная дамочка в элегантном платочке, ловко выпрыгивающая из своей новенькой иномарки, дабы посетить храм. Но матушка за рулем почему-то до сих пор шокирует окружающих, причем не столько малоцерковных людей, сколько вполне воцерковленных прихожан, своих, так сказать. У которых где-то в подсознании укоренилось мнение, что жена священника и автомобиль – это несовместимые вещи. Женщина, сев за руль, покушается на сугубо мужское занятие, но с обычной бабы что взять – ей простительно и рулить, и на работу ходить, ей и штаны простить могут. А вот жене священника ни штаны, ни место за рулем православные уже не простят, к ней другие требования. Она жена священника и должна вести строго православный стандартный образ жизни – «Три „К“„. Все, что выходит за рамки «Три «К“«, – неправославно, а следовательно, непозволительно, такую матушку могут заподозрить в феминизме, модернизме и прочих смертных грехах. Все эти представления относятся к внутрицерковным предрассудкам, коих в Церкви, как и вне Церкви, всегда было предостаточно. Бедные матушки! Их со всех сторон окружают мифы.

НЕ КАЖДАЯ ЭТО ВЫДЕРЖИТ

Жизнь жены священника трудна, не каждая выдержит.

Во-первых, матушка почти всегда одна, она редко видит мужа. Батюшки все свое время проводят на приходе, особенно если идет стройка или восстановление храма. Есть ученые батюшки, которые не строят, но постоянно где-то преподают, читают бесчисленные лекции, а есть еще и такие, которые умудряются совмещать и то и другое. Но те, другие и третьи всегда настолько заняты и настолько не принадлежат ни семье, ни себе, что жены их почти не видят.

Типичная ситуация: жена ждет мужа дома, целый день крутясь с детьми. Поздно вечером наконец долгожданный благоверный приходит со службы; жена разогревает ему ужин, и тут телефонный звонок.

– Будьте добры отца N.

Начинается телефонный разговор минут на сорок минимум. Жена разогревает ужин вторично, батюшка уже садится за стол, отправляет первую ложку в рот, и вновь телефон.

– Простите за поздний звонок, – на часах уже пятнадцать минут двенадцатого, – а можно услышать батюшку?

И опять начинается разговор минут на тридцать. Жена терпеливо разогревает ужин еще раз, телефонный разговор наконец закончен, все проблемы звонившей дамы улажены. Телефон замолкает на какое-то время, матушка собирается обсудить с супругом свои собственные дела – и опять звонок. Срочно вызывают причащать умирающего. Батюшка на ходу проглатывает ужин и убегает. Первый час ночи – опечаленная жена домывает посуду и собирается ложиться спать одна. Муж явится теперь среди ночи, и поговорить с ним, наверное, удастся только следующим вечером. Ничего, потерплю, думает матушка, такая у меня участь, – и, помолившись Богу, мгновенно засыпает от навалившейся усталости.

Может, кто-то и скажет, что у бизнесменов точно такая же жизнь – они с телефоном и спят, и едят, и с женами общаются, и рабочий день у них тоже ненормированный. Но не забывайте, что жена бизнесмена, терпя, знает, что все это только ради материального блага ее и детей, и занятый муж дает семье возможность по крайней мере безбедно существовать и позволять себе отдых на Канарах или в Турции, на худой конец. Она прекрасно знает, что если ее муж будет приходить домой в шесть вечера и на диване валяться, то не только на Канары и на шубы не хватит, но и на стиральный порошок. Кроме того, и сам бизнесмен иногда все же может отвлечься от дел и полностью посвятить себя семье, что не случается со священниками.

А жена священника ради чего терпит? Только ради славы Божией. Особых материальных благ она не видит. Многодетная семья вряд ли сможет позволить себе отдых за границей, лето в очередной раз будет проведено на даче, если семья проживает в городе. А сельские семьи вообще невыездные.

Кстати о материальных благах. Если любая другая жена, недовольная заработком супруга, имеет право требовать, чтобы он пошел на более высокооплачиваемую работу, то жена священника такого права просто не имеет. Ее супруг находится в послушании у епископа, и в какой приход он священноначалием назначен, там ему и быть, пока начальство не передумает.

И даже в супружеских отношениях она не всегда может от мужа требовать внимания, так как перед службой священник не имеет права на физическую близость с женой. В некоторых священнических семьях доходит до того, что супруги спят на разных кроватях и в разных комнатах, видимо, как-то по-своему интерпретируя вышеописанный запрет. Как правило, мать переходит к детям, а отец остается либо отдельно, либо с кем-то из старших сыновей. Недаром при рукоположении снимают обручальное кольцо: церковь встает на первое место, а только потом семья и все остальное. Иногда такая расстановка акцентов заканчивается разводом.

Источник