Меню

Платье для мальчика истории



Несправедливость современной моды. Часть 1

Мальчик Ваня Копейкин был вполне обычным. Родители его работали в больнице — папа, Матвей Владимирович, был психологом, мама Нина Фёдоровна — акушерка.

Когда истёк срок отпуска по уходу за новорожденным, родители сначала отдали его в ясли, а когда он подрос, определили в детский сад.

И вот наступил такой момент, когда Ваня заметил различия в одежде мальчиков и девочек. Девочки носили платья и юбки, а мальчики брюки. НО. Некоторых девочек их родители приводили в садик в брюках, а потом таких девочек становилось всё больше. И у маленького Вани появилась мысль: почему девочки вместо платьев стали слишком часто носить брюки? Он спросил об этом маму, и она ответила:

— В брюках удобнее и теплее.

— Но если девочкам можно носить и платья и брюки, тогда почему мне, мальчику, можно носить только брюки, а платья нельзя?! — спросил Ваня.

— Ты же мальчик, зачем тебе платье?

— Выходит, девочкам можно всё носить, а мальчикам платья нельзя, можно только штаны?

— Мальчики не носят платьев, потому что они не девочки, а девочки брюки носят потому, что им так удобно!

И тогда у Вани появилась мысль: а что если попробовать одеться в мамино платье? И он стал ждать подходящего момента.

Однажды летом в выходной после обеда, пятилетний Ваня лёг поспать, а родители куда-то ушли. Он, проснувшись и не найдя никого дома, решил наконец понять, почему же платья нельзя носить мальчикам.

Он обнаружил оставленное мамой платье на спинке стула. для неё оно было короткое, чуть выше колен. Ваня взял на и надел его, ему оно оказалось чуть выше щиколоток. И так приятно задело ноги, когда он шагнуг в сторону! Ваня крутанулся на месте — платье разлетелось и снова приятно коснулось ног.

Дойдя в платье до своей комнаты, Ваня удивился тому, что ощущал какую-то свободу и лёгкость. И подумал: «Если в платье так приятно ходить, почему тогда мальчикам их не дают? И почему их отказываются носить девочки? Ведь они, наверное, в платьях чувствуют себя так же хорошо.»

Сделав такой вывод, Ваня от удивления даже раскрыл рот: ему понравились ощущения, испытанные им от платья! Но он испугался, что его отругают родители, поэтому он платье снял и повесил его на место.

Родителям он ничего не сказал, но с тех пор с завистью смотрел на девочек, когда они были в платьях, но чаще всего половина девочек его группы в детском саду была в брюках, и он думал: «Вот девочкам можно носить и штаны и платья, а мальчикам платья нельзя, можно только штаны! Почему такая несправедливость?»

А время между тем подошло к школе. Ване купили костюм, и он 1 сентября пошёл в первый класс. Там он увидел много детей, одетых так же красиво, но девочки ему казались красивее, потому что они были в платьях и юбках, ведь он помнил те ощущения, которые испытал однажды.

Начались занятия, но Ваня, как и все мальчишки, немного отвлевался, и когда в конце первой четверти на родительском собрании учительница пожаловалась на Ваню, родители по дороге домой задумались, как же его наказать? Лишить игрушек и просмотра мультов? Нет, это был не совсем корректный вариант. И тогда папа рассказал маме про то, что он читал в Интернете и они решили попробовать, тем более что они заметили давно, что сын как-то странно смотрит на девочек в платьях. Забежав в «Детский мир», они купили пару платьев и пару ночных рубашек.

Ваня был уже дома, и мама сразу сказала Ване:

— Ну ты и отличился, сынок! Отвлекался в школе, учителя на тебя пожаловались. Будешь наказан! Но лишать тебя игрушек мы не станем, сам выбирай способ своего наказания!

Ваня немного подумал и сказал:

— Я хочу такой способ наказания, какой однажды смотрел по ТВ: там одного мальчика в наказание одели в платье! Я давно уже смотрю на девочек с завистью из-за того, что им можно и платья и штаны, а у меня одни только штаны! Оденьте меня в платье!

— Да-а, мы с папой давно уже заметили, как ты смотришь на девочек, и поэтому — мама подошла к пакету и извлекла его содержимое — держи!

Развернув одно из платьев, мама прикинула его на сына, оно ему было до середины икр.

— Ну, сыночка, давай раздевайся и примеряй!

Ваня быстро скинул штаны и рубашку, и мама помогла ему надеть платье.

— ОГО! — только и сказал Ваня, когда оказался в платье.

Он испытал те же ощущения, как когда-то, оставшись дома один, примерял платье мамы.

Подойдя к зеркалу, Ваня крутанулся. Платье разлетелось, и на миг он увидел в зеркале свои коленки, измазанные зелёнкой. И снова удивился своим ощущениям. Свобода и лёгкость.

— Ну и как тебе в платье, сынок? — спросила мама.

— Ой, мне так хорошо в нём! — воскликнул Ваня.

— Ну что ж, посмотрим, как это можно использовать в воспитательных целях. — произнёс папа. — По правде говоря, я не понимаю современных родителей, у меня в этом месяце побывало четыре семьи, где мальчики просят или меряют платья своих мам или сестёр.

— А чего тут страшного? — спросил Ваня. — Я давно мечтал, ещё после того, как вы мне сказали, что платья носят только девочки, и однажды даже примерил твоё платье, мама. И не понял, если в нём так приятно ходить, почему же мальчик в платье считается чем-то позорным и неправильным?

— Видишь ли, сынок, — сказала мама, — тут дело в том, что люди неправильно воспитаны, и не понимают, чем отличаются мужчины от женщин, и привыкли их различать только по одежде. А с тех пор, как мы, женщины, стали носить штаны и это было узаконено, отличие пропало, но нам почему-то никто не говорит, что женщина в брюках — не женщина, и девочка — не девочка — если она в брюках. Вот ты, Ванюша, заметил, что никто из детей не дразнит девочек из-за того, что они в брюках и шортах ходят?

— Ну да! Никто не дразнит и я не дразнил, но мне было досадно от того, что девочкам можно носить и платья и брюки, а мальчикам почему-то нельзя носить платья! Это несправедливо, на мой взгляд! Если девочки носят и то и другое, почему же мальчикам не разрешают ходить в платьях и юбках!

— Это всё стереотипы, закреплённые намертво когда-то за нами, мужчинами! — ответил папа. — И даже в мыслях не могут допустить, чтобы ты и я носили нечто подобное! Но в Интернете очень много откровений на разных сайтах на эту тему, и я уже не смотрю на мальчиков, которые хотят носить платья, с плохой стороны! Это же одежда всего лишь, да и раньше мальчиков одевали в платья и ничего плохого никто не думал! А сейчас попробуй выйди на улицу в платье, на тебя таких ярлыков навешают!

— Ну ладно, давайте займёмся своими делами! — сказала мама. — Пусть пройдёт хотя бы час, а потом Ваня сам решит, нравится ему в платье быть или нет.

Ваня ушёл к себе в комнату и не прошло и полчаса, как он поймал себя на мысли, что в платье быть ему очень нравится, а так как он что-то читал, то ему было легче запомнить прочитанное.

Незаметно прошло оставшееся время, и мама заглянула к нему, но он даже не оглянулся. Слегка тронув его за плечо, мама спросила:

— Ну что, сынок, ты решил?

— Ой, мама, знаешь, я так увлёкся, что не заметил, как ты вошла! Ничего себе! И это так на меня действует платье?! Решил, что лучше останусь в нём!

— Ну и замечательно! Иди мой руки и будем ужинать!

После ужина Ваня, поняв, что скоро спать, забезпокоился, что ему опять придётся одевать пижаму. Но на его кровати лежало что-то очень мягкое и лёгкое! Ваня развернул это и застыл — это была длинная, ему до полу, ночнушка! В это время мама вошла в комнату.

— Ваня, пора спать, одевай эту ночнушку и ложись.

— Да как вы могли угадать, что я больше не хочу в пижаме спать?! — удивился Ваня. — Вот чудо! Можно я попробую её одеть?

— Ну конечно же, дорогой ты мой! — улыбнулась мама. — Давай переодевайся и ложись, а я потом расскажу кое-что тебе!

Сняв платье, мальчик одел ночнушку и опять удивился: как быстро он переоделся! И опять ему было приятно ощущать себя в такой одежде! Мягкость, свобода и невесомость, а длина — улёт! — почти до полу. Забравшись под одеяло, он взял книжку и продолжил чтение. Тут вошли мама и папа.

— Ну вот, раньше его невозможно было заставить читать, ленивый был, а теперь даже лёжа читает! — проворчал отец. — В первый же день ношения платья положительные изменения налицо! Я давно уже думаю, ну что так притягивает в платьях моих маленьких клиентов мужского пола?! Надо будет продолжить с тобой эксперимент, сынок! Раз уж тебе понравилось носить платья, то носи их на здоровье! Мы с мамой не против этого! Главное — ничего больше тебе и не нужно, ты же всё-таки мальчик!

— Папа! А я не хочу быть девочкой, я всего лишь хочу носить платья! У девочек банты, а я не хочу их носить! Девочки красятся и носят всякие заколки и другую мелочь, а мне этого ничего не нужно! Ничего, кроме платьев и юбочек!

— Мы тебя поняли! — улыбнулась мама. — Завтра с утра ты опять оденешь платье и будешь в нём ходить! Никаких проблем нет!

— Ура! — радостно закричал Ваня.

— Ну ладно, договорились, только дома будешь так ходить! На улицу пока в платье ни шагу, а дома — сколько угодно! Люди очень злые и увидев тебя в платье, наговорят всякую чушь, а дети даже побьют тебя, вот что страшно! Да и платье твоё испачкают и разорвут, ведь они все видят только то, что хотят видеть, а если кто-то будет как ты, они тебя будут обзывать, хотя ты тот же мальчик, что и был всегда! Но твой вид принять сразу они просто не смогут, а значит, последует реакция, и чаще всего — неадекватная! Ведь наше общество настолько больное, что людей, чем-то выделяющихся из толпы, эта толпа начинает травить и гнобить! Индивидуалистов никто терпеть не хочет, все в толпе должны быть одинаковыми и не выделяться! Но так не бывает никогда, всё равно рано или поздно люди начнут понимать, что мужчины и мальчики, которые хотят быть собой как дома, так и в общественных местах — вот как ты — в платье — те же мальчики и мужчины! А ты у нас всё-таки один сын, и мы не хотим, чтобы тебе сделали плохо! Давай пока ты будешь платья носить только дома? Согласен?

— Да, ну конечно же, согласен! — сказал Ваня. — И теперь я наконец-то хотя бы дома буду чувствовать себя в платье, как сегодня? Ведь мне никогда ещё не было так хорошо!

— Насчёт платьев будь спокоен, мы поняли причину твоего угнетённого состояния! Тебе ведь хотелось их носить? Вот и носи теперь на здоровье!

Ваня был на седьмом небе от счастья — ведь наконец-то сбылась его мечта!

Все каникулы он дома ходил в платьях, а в школу он пошёл, как всегда, в костюме, но помнил о тех ощущениях, и ловил себя на мысли, что вот скоро уроки кончатся, и он вернётся домой и снова оденет платье, к которому он очень быстро привык за время каникул.

А учиться он стал намного лучше, и к Новому году у него уже было совсем не то, что в первой четверти! Дома, в платье, ему было легче читать, писать и считать, чем когда он постоянно был в штанах! Учителя не скупились на похвалу, и когда перед Новым годом снова было родительское собрание, Копейкиным объявили благодарность за исправление сына.

Источник

Розовое платье Юрки Варежкина

Последние дни, — Юрка Варежкин жил воспоминаниями.
Это было мучительно больно, но кнопки , что бы отключить сознание, и не вспоминать прошлое, — не существовало.
Раньше ему помогала дешёвая водка, но теперь её хватало лишь до середины ночи — потом начиналась мучительная боль в обеих ногах и левой руке.
Он просыпался, мокрый от холодного пота, и в очередной раз , с безнадёжностью
понимал,- что это не сон.
До утра, Юра опять ворошил своё прошлое, — безоблачное и как ему казалось -счастливое.
*
Он рос без отца, как и многие в его дворе, находящимся на окраине маленького провинциального городка.
Ситценабивная фабрика, одна на всю округу — свела здесь много одиноких женщин, которые бежали за городской жизнью из деревень и маленьких посёлков, совершенно не понимая , что в будущем — многих из них ждёт одиночество.

Юрка не мог знать своего отца, потому что любой мужик, работавший на маленьком местном механическом заводе или на автобазе — был «быком осеменителем» .
Тем девчонкам, которым удалось дотащить мужика до загса — завидовали все. Они держали их крепко :пьяных, лысых,кривых и косых, зная что стоит только отпустить,- как его тут же подберёт другая «добрая подруга».
Женское терпение к мужским порокам , в этом отдельно взятом маленьком городке — рушило все научные теории в отношении полов.
Мальчишка рос в «женском мире», не зная что существует ещё и мужской — без сюсюканьей и слёз, без вечных нравоучений и бесконечной трепотни.
В их дворе, зажатом между двумя трёхэтажными общагами, Юра только в шесть лет понял — что он не относится к » женскому миру», что он из другого мира — которого пока не знал.
*
Однажды летом, гуляя с другом Серёжкой во дворе дома( мать была на работе ), рядом с ними выросли три девчонки из соседнего : они были старше мальчиков в два раза, перешли в шестой класс.
— Ну что мелюзга ? — Сказала длинная, с короткой стрижкой( Подруги — захихикали.) — Конфеты любите ?
— Да! — ответил Юрка.
Серёжка промолчал, а затем сорвавшись с места, — убежал, так как слышал что то от МАТЕРИ про эту троицу.
А Юрку, девчонки уже крепко взяли за руки , и вели к своему дому, говоря что то про вкусные конфеты: он не сопротивлялся, и спокойно шёл вместе с ними.
Они вошли в подъезд и поднялись на второй этаж. Пройдя по коридору, Галька, открыла дверь своей комнаты.Юру завели в комнатушку, где еле умещалась кровать, шкаф,стол и маленький холодильник: за дверью стояла Галькина раскладушка.
Дверь закрылась. Цепкие руки девочек, наконец-то разжались.
— Больно же — сказал вдруг Юрка.
— Не бойся, мы тебя не съедим. — Сказала толстенькая Глаша.( Девчонки опять засмеялись ).
Галька включила касcетник , из которого лилась песня Хулио Иглезиаса: девочки стали что то подпевать.
Юре дали конфету,- шоколадную «белочку», которую Он быстренько съел , и хотел идти домой.
— Ты куда ? — Наивно улыбаясь спросила Галя.
— На улицу, к Серёжке! А что , ещё конфеты есть ?
— Есть, есть! Только отрабатывать надо. Ты что не знаешь, тебе твой дружок не рассказал, что он делал здесь совсем недавно ? — Галя врала, с убедительной интонацией в голосе,а затем добавила. — Раздева-айся.
Варежкин ничего не успел понять, как три пары девичьих рук, в одно мгновение — стянули с него всю одежду.
Юрка стоял голый и плакал,- от неожиданности и унижения, от неизвестности и страха.
Он не понимал, что хотят от него эти большие девчонки.
Они притихли, рассматривая «мужское » тело, про которое так часто , во время пьяных женских вечеринок — мечтали их матери.
Юра хныкал. Он размазывал слёзы по щекам, и даже не старался закрыть «то место» — считая что и у девочек там всё так же, как и у него.
Самая смелая, Галька,- стала трогать его » там».
Юрке были неприятны её прикосновения, а из их перешёптываний подруг,- он стал понимать , что он не такой как они.
Почему ?- Сквозь слёзы думал мальчик. — Я такой же, я очень люблю свою маму — я не могу быть другим.
В свои шесть лет, Варежкин думал,- что все люди одинаковые. Только одни решают что им почему-то надо жить в платье, а другие считают, — что в брюках.
Иногда он просыпался от страха, думая что мама в одно прекрасное утро скажет ему.
— Сынок! Я подумала и решила,- в платье тебе будет гораздо лучше. Отпустим волосы, заплетём косы с бантами,- и будешь ты у меня красавица.
Он с ужасом представлял как в таком виде вдруг выйдет на улицу, и все знакомые мальчишки — будут показывать на него пальцем и смеяться.
Девчонки, меж тем — входили в раж — их глаза блестели.
Мальчик не понимал что они делают с ним, но это наверное было не очень хорошо, и мама за это, — будет его ругать.
Юрка громко расплакался, и попросил отпустить его домой.
— Галька! — За стеной раздался голос соседки. — Матери всё расскажу, чем ты там занимаешься.
Девчонки притихли, испугавшись чужого голоса.
Галя высунула язык, и показала его в сторону стенки,- откуда шёл голос.
— Мы тебя отпустим, но ты должен молчать что здесь было.- Сказала Глаша.
— А мы сделаем так, что он будет молчать всю жизнь.- Что то придумала Галька.
Она подошла к зеркальному шкафу , открыла дверцу, и вытащила оттуда фотоаппарат «Смена»,которым стала фотографировать голого Юрку. Но этого ей показалось мало, и опять вернувшись к шкафу,- вытащила из него — детское праздничное платье,из которого она давно выросла.
Девчонки поняли всё сразу: через минуту , Юрка стоял в розовом платьице,очень красивым и пышным от нескольких подъюбников под ним.
Девчонки заржали — они были в восторге.
Галя опять стала щёлкать затвором.
— Теперь ты будешь молчать! Теперь ты даже мамочке не расскажешь этого ! — С ехидцей в голосе говорила она.
Юра ничего не слышал,- он стоял как кукла.
Перед ним было большое зеркало шкафа, где отражалась красивая девочка, в розовом платье.
До него с трудом доходило, что девочка эта — воплощение его страшного сна.
Когда Юрку наконец-то отпустили , то впервые , вкус шоколада, — показался ему очень горьким.

Варежкин не мог понять, почему вспомнил Гальку , именно этой ночью.
Казалось, что всё что с ним было, в той прежней далёкой жизни — забыто навсегда.
. Память! Как хочется всё забыть!
Перевернувшись на кушетке, он нащупал под рукой — тёплое стекло.
Пробка запечатана.
Витька, сосед — уже второй день молчит. Но самое страшное, что он и не пьёт. Похоже что крыша у него- съехала полностью: теперь он в своём вымышленном мире — дай Бог счастливом.
Юрка, держа бутылку правой рукой — ловко откупорил зубами пробку.
Тёплая горькая жидкость — текла в горло: скоро станет легче.
По оконному стеклу, — сильно забарабанил дождь.
Юрка знал, что боль в ногах теперь отпустит.
Он мечтал — «Меня бы в метеобюро пристроили. Я им прогноз погоды наиточнейший бы выдавал.»
После дозы водки, Юра надеялся что заснёт до утра,но нахлынувшие забытые воспоминания детства, опять уносили мысли, в то далёкое лето восемьдесят третьего,- изменившее всю его жизнь.

После того случая ,- он боялся всего. Боялся мамы — что она будет его ругать, боялся всех ребят во дворе — что Галька покажет им фотографии в платье, но ещё больше — он боялся самих девчонок.
Почти месяц он сидел дома, пока однажды мать, пришедшая с работы, — не выгнала его на улицу.
— Юр ! Чего дома сидишь как старик. Погода отличная — иди погуляй. А то ведь осенью в первый класс идти, тогда будешь дома сидеть, — уроки зубрить.
Он нехотя одел сандали, и вышел на улицу.
Серёжка с компанией, — играли во дворе.
Юрка боялся к ним подходить — а вдруг они уже всё знают ?
— Ты чего на улицу не выходишь, заболел ? — Подбежав к нему , спросил Серёжка.- Давай в «войнушку» играть — ты за белых будешь, а то их всего двое.
Юра включился в игру. Он бегал, стрелял, прятался ,и забыл про этих нехороших девчонок — и как оказалось,- напрасно.
Когда он «отстреливаясь», заскочил в чужой подъезд, то нарвался на Гальку и Глашу.
— О мелюзга , привет! Опять конфет захотелось ?
Его опять схватили под руки, и потянули в комнату Гали, у которой мать была во вторую смену.
— Ну как тебе в платье , понравилось ? Я уже плёнку проявила — класная девчонка из тебя получилась! Ну чего ждёшь ? Раздевайся !
Юрка был против.
— А тогда я фотографии напечатаю, и по всему двору раскидаю! — Прищурив глаза, ехидно сказала Галька.
Он, уже без слёз, — разделся.
Девчонки, со скуки — решили продолжать его унижение, и опять одели на него розовое платье.

Читайте также:  Как шит вышивка для платья

Всё лето, они как будто поджидали , когда Юрка выйдет на улицу : до школы, он ещё раз семь был в этой комнатушке.
Последние разы, его уже не надо было пугать. Он сам шёл за Девочками, — навстречу прекрасному, розовому платью.
За неделю до первого сентября, Юра опять был с Галькой и Глашей.
Девочки не знали чем заняться : Юрка в платье — им уже начал надоедать, и «штучка» у него была совсем маленькая — а «все» говорили, что там должно быть что то большое и длинное.
От скуки Галька предложила.
— Глашь! А давай мы его разукрасим. — Юра молчал, думая , что его начнут красить несмывающейся краской, которой в начале лета покрасили скамейки во дворе.
Галя вытащила свою косметику: она уже умела немного ей пользоваться.
Через пол часа, перед ними стояла кукла, с яркими губами, с длинными чёрными ресницами, и алыми щеками.
— Чего то не хватает.- оценивающе глядя,сказала Галя.- Не бойся, Юрка! Я сейчас на тебя тако-ое оде-ену,- что и мама родная не узнает!
Она стащила со шкафа обувную коробку, где лежал старый пепельный парик её матери( а ля овца).
Ужав все резинки, она надела его на Юрку.
— Ого ! — С восхищением воскликнули подружки. — Да ты у нас красавица! Осталось только имя придумать.
Так,- Юра стал Милашкой.
Девчонки решили проверить свои успехи по макияжу. Они вытолкали Юрку за дверь, сказав, что бы сделал круг мимо двух домов, и минут пять посидел на лавочке в центре двора.
Дверь закрылась, — подружки высунулись в открытое окно, ожидая бесплатное шоу.
Юра вышел на улицу, и пошёл по кругу. Во дворе было много народа.
Серёжка с друзьями играл в догонялки, и ребята бегали по всему двору: две мамки с колясками, сидели именно на той скамейке, в центре, и что то очень бурно обсуждали.
Юра оглянулся, и посмотрел на окно,- за ним с интересом наблюдали Галя с Глашей.
Он со страхом думал, что мальчишки, пробегая мимо него — обязательно заметят, его в платье, и будут дразниться. Но сначала один, потом другой, и Серёжка следом — пробежали мимо.
Лишь один из них — показал язык. Но так и он иногда девчонкам делал.
— Значит они меня не разгадали, и видят во мне девочку. — Подумал Юрка.
Навстречу прошла молодая женщина, и улыбаясь сказала.
— Мне бы твои года! А косметики многовато, — подружка!
Он дошёл до угла первого дома, и собирался свернуть к своему , а потом в центр на лавочку.
Боясь, что если не сделает этого, то девчонки, прямо из окна — бросят вниз пачку фотографий.
Но вдруг из за угла дома , появилась мама,- с авоськой в руке.
Юра встал как вкопанный, и открыл рот, что бы оправдаться,почему он гуляет в таком виде во дворе,но мама тоже улыбнулась, не по возрасту накрашенной девочке.
Когда они разминулись, то она крикнула.
— Серёжь! А Юра где ?
— Тётя Тань! Он с нами играл, наверное куда то спрятался.
— Ну ладно. Пусть к восьми домой приходит — ужинать.
Юрка пребывал в полной растерянности, ведь его не узнала родная мама. С одной стороны- это было очень хорошо, а с другой, — очень обидно.
Со слезами на глазах , он сел на лавку, к мамашам с колясками.
Те конечно же обратили внимание на ярко накрашенную девочку : в своём дворе таких не было.
— Ты откуда такая красивая пришла ?
— С Индустриальной, к подружке , а её нет.- Врал Юрка.
— Из за этого не плачут, глупенькая! — Утешила его женщина.
— Я знаю.
— А чего так накрасилась ? — Смеясь спросила другая.
— Накрасили! тяжело вздохнув- сказал Юра.
— Ну , удачи тебе , красавица — нам пора малышей кормить.
Женщины ушли, а он продолжал сидеть на лавке.
Вокруг продолжала шуметь дворовая жизнь, и впервые , возвращаться назад, — не хотелось.
Юра Варежкин думал:- «что в этом розовом платье, и цветных колготках — ему очень хорошо и уютно, и совсем не хочется их снимать».
Что то необъяснимое происходило в его голове: странные, неведомые доселе ощущения и чувства — переполняли его. Он не знал что с ним, да и вряд ли нашёл бы ответ сейчас, когда ему только исполнилось семь: он был слишком мал.
— Эй Милашка! Ты так и будешь на лавке сидеть ? — В пол голоса окликнула сверху Галя.
Он с неохотой встал, и поднялся наверх.
— Ну ты даёшь! Сверху, твоё путешествие смотрелось захватывающе. Я же тебе обещала, что родная мать не узнает . — Гогоча сказала Галька.- Сейчас шоколадку получишь!
Юрка молчал. Он уже одевался не ради конфет.
Глаша хотела стащить с него платье, но её рука вдруг почувствовала крепкость того, на что они мечтали посмотреть.
Возглас — Ого — До Гальки дошёл сразу. — Да! Кто бы думал, что от платья так встанет.
Юрка не понимал что произошло с ним дальше.
Липкая мутная жидкость, толчками вылилась из него, испачкав платье, колготки, и руки девчонок.
Ему было плохо: в голове стучали молотки: казалось — что он умирает.
— Наша Милашка стала мужчиной! — радостно сказала Галька.
Глаша , с брезгливой физиономией на лице — побежала мыть руки, а Юра бухнулся на кровать, не понимая что с ним произошло.
Девичьи эксперименты, сделали «это» — раньше на несколько лет.
Галя сложив платье и колготки в пакет, сказала.
— Выкинь на помойку. Стирать, — смысла нет, а мать уже давно хотела это выбросить.
Юра вернулся домой, тихо пройдя мимо общей кухни, где мама жарила картошку.
Он зашёл в комнату с этим подарком, который так и не смог выбросить. Быстро залез под кровать, и спрятал свою драгоценность, в самый дальний угол, — за старые чемоданы и тазы.
Он уже опять мечтал одеть это розовое платье, дарившее ему новый, неведомый красочный мир.

Дождь прекратился, Юрка знал, что боль сегодня уже не вернётся.
Витька, что то бурчал во сне — его голос был радостным.
— Заснуть бы вот так , счастливым, и не проснуться. — думал он.
До подъёма, когда включат свет и начнётся очередной день, такой же как и предыдущие триста, а может и больше — оставалось часа два. Он знал это без часов: внутренние ходики его никогда не подводили.
В соседней комнате , спали девчонки, и среди них Варя, его единственная любовь, утешение и вера в то — что он ещё кому-то нужен на этом свете.
Юра вспоминал их близость. Единственную близость с женщиной, которую подарила ему судьба.
Всё могло быть совсем по другому в его безрадостной жизни.
Пить не хотелось, да и спать тоже — он опять погружался в прошлое, стараясь понять после какого момента,- изменить что либо в его жизни — стало уже поздно
*
Наступил сентябрь.
Юрка боялся идти в первый класс. Он боялся школы лишь потому, что там его ждали Галя и Глаша.
Галька перешла в шестой. Она повзрослела за это лето, и стала неуловимо меняться.
Она превращалась из гадкого утёнка, в прекрасного лебедя.
Мужиков в городке, не хватало лишь матерям, а в поколении, которое они нарожали, — мальчишек было даже больше чем девочек. Неведомые силы природы делали своё дело, восполняя пробел мужского населения,- в следующем поколении.
Первая четверть прошла спокойно, и Юрка стал забывать летнюю историю, вспоминая про неё лишь в те немногие часы, когда он доставал из угла свою драгоценность. Он уже не мог без неё, и однажды чуть не попался матери, когда сделав уроки, задремал на кровати. Проснулся он от стука в дверь, которая была на щеколде. Ему удалось быстро вылезти из платья и одеть треники с рубашкой. С заспанными глазами , открыв дверь,- Юрка встретил мать : сердце стучало как будто после стометровки .
Мама лишь пожурила сына: она не могла себе представить чем он занимался в её отсутствии.
Да! Всё началось именно во второй четверти.
За Галькой бегало пол школы, и она совсем забыла про Юру.
А вот толстенькой Глаше, успехи подруги на любовном фронте — не давали покоя. За ней никто не ухлёстывал, и ей было завидно. Возможно поэтому, она и решила отыграться на нём.
В один из ноябрьских дней , по школе поползли слухи, про Гальку с Юркой, и про розовое платье.
Юра не понял сразу, почему вдруг все в школе( кроме Гали и её ухажёров), — стали звать его Милашка.
Некоторые подходили и спрашивали.
— Милашка! Сегодня вечером платье оденешь ? Позови посмотреть.
Но это были самые безобидные слова в его адрес — остальные были из не нормативной лексики, очень грубые и жестокие.Кое кто прикладывал и руки : Юрка ходил в синяках, но матери врал что случайно задели на занятиях по физре.
Развязка приближалась.
Днём к нему подошли пять пацанов из третьего Б и окружив, слегка побили — он уже стал привыкать к этому. Но в этот раз , ребята припугнули его что это были цветочки , а вот вечером , после занятий — они его прибьют!
Зазвонил звонок на урок . Все ученики пошли в свои классы, а заплаканный Юра, бегом , мимо учителей и завуча, — выскочил на улицу.
Не зная что делать,- он побежал на вокзал, и успел прыгнуть в отходящую электричку, которая ехала в областной центр.
Он боялся уже не учеников, а то что ему придётся всё рассказать маме.
Его нашли через два дня, спящим на вокзале — в двухстах километрах от дома.Вся милиция области искала мальчика Юру, совершенно не предполагая, какая трагедия произошла с ним.
Милиционеры, с радостью и облегчением сразу же отправили его под присмотром домой,где его встретила зарёванная мама, успевшая за это время — всё передумать.
Юра со страхом рассказывал ей про лето, думая что теперь уже, — его будет ругать и бить мать.
Но она плакала и молчала, лишь сильнее прижимая его к себе.
— Почему ты мне сразу всё не сказал , Юрочка ! — Со слезами говорила она.
Но Юра так и не смог рассказать про платье, лежавшее прямо под ними.

Педагогический совет школы — не знал что делать, тем более и перевести Юру было некуда.
В школе номер два — обвалился потолок, и весь учебный процесс — шёл в единственной оставшейся в городке школе,- в две смены.
Провели собрания во всех классах, «заклеймили позором» отличницу Галю и троечницу Глашу. Фотографий, которыми шантажировала его Галя, тоже оказывается не было. Она и фотографировать то не умела.
К драчунам подключили инспектора милиции по несовершеннолетним,который свозил самых рьяных драчунов в детскую областную колонию, сказав — что и они могут там оказаться. Физического насилия и угроз в адрес Юры, — больше не было, но к нему уже навсегда приклеилась эта кличка — Милашка.
И самое страшное, что он в душе, — ничего не имел против этого.
*
Прошёл год, и Юрка привык жить в вакууме ,- став изгоем.
Мальчишки не хотели с ним дружить, иначе и их тоже начинали дразнить.
В итоге, ко второму классу он остался один — без друзей и одноклассников.
Сначала было тяжело, когда все замолкали, когда он появлялся где либо. Даже Серёжка, с которым он был «не разлей вода» опускал глаза и сразу отворачивался, показывая что не знает Юрку.
Юра не мог проанализировать ( это не дано ребёнку), насколько сильна становилась его зависимость, от этого платья. Он практически забросил учёбу, зная что учителя, считавшие себя виноватыми в том что произошло с их учениками — ставили ему тройки из жалости.
Всё время, пока мать была на работе, он , находясь дома -был как девочка.
Он уже понимал, что мальчишки отличаются от девчонок, и ложась спать — мечтал проснуться ей : его уже не страшило, что подумают об этом одноклассники.
Юрка рос, и однажды не смог залезть в ставшее ему маленьким — старое грязное платьице.
Материны вещи , были для него очень большие — ему было в них не комфортно, он не ощущал то что было раньше.
Как-то, придя из школы,он шёл по длинному коридору общаги, в конце которого была натянута верёвка,на которой сушилось бельё соседки. Там, среди простыней и наволочек, — он увидел летнее платье Карины, которая училась в третьем Г.
Убедившись, что никто не видит, что делается в этом углу, — он стянул его с верёвки и быстро заскочил в свою комнату.
Платье было немного мокрым и великоватым. Юрка опять ощутил тоже что и прежде — он был счастлив, становясь рабом,- очередной женской вещи.
Милашка всё больше занимала места в его сознании, стараясь выгнать из него Юрку.
Он думал что повесит платье через часок на верёвку, но не успел это сделать.
Мать Карины — заметила пропажу,и подняла шум на всё общежитие.
Обвинили во всём Лидку,с первого этажа, она и раньше таскала то что плохо лежит — а вот на Юрку никто не подумал.
Разве можно представить что бы мальчишка, по своей воле — одевал девичье платье.
У Юрки на три года — появилась новая замена в его «женском» гардеробе, а потом и матушкины вещи стали впору.
Он рос в этом однобоком мире, школа — образ, образ — школа, надеясь что когда вырастет, — то уедет далеко, где его никто не знает, и полюбит самую красивую девушку,- такую как Галя.
Он надеялся, что к тому времени, забудет эту историю, и дурацкие преображения.
*
Галя , закончив школу с золотой медалью — уехала в Москву, где поступила в какой то институт.
Юра, учившийся на тройки — ждал когда ему исполнится восемнадцать лет,- что бы свалить в армию.

Их город приходил в упадок. Единственная фабрика, не имея заказов от государства — дышала на ладан.
Старое руководство, рулившее при «развитом социализме», не смогло найти новых заказчиков а вернее и не искало: через год производство встало , и практически весь городок — остался без работы.
У кого оставались связи на «родной земле» — уехали обратно домой. А больше половины , кому ехать уже было некуда и не к кому, — продолжали жить в полупустой, разваливающейся общаге:работы не было, денег тоже.
Мать Юрки как то крутилась, уезжая на неделю, за двести километров — в областной центр.
Лишь на выходные , вся испереживавшись — как там без неё сынок?- она приезжала с сумкой продуктов, которых хватало ему на неделю.
Юра фактически был предоставлен сам себе.

После отъезда части жильцов,в их комнатах оставались ненужные брошенные вещи.Поскольку проживающие (кроме детей) — были женщины, то Юрка без труда собрал себе приличный женский гардеробчик. У него было всё , и даже тот самый кучерявый парик, оставленный Галькиной матерью,которая уехала за дочкой в Москву.
С косметикой тоже проблем не было: в каждой комнате оставались старые, почти использованные тюбики с губной помадой, тушью, румянами и прочее ,прочее,прочее.
Юрка был счастлив, у него было всё для образа : время — пять дней в неделю и даже место,- освободившаяся рядом с ними комната, где он и хранил своё «богатство».
Милашке становилось тесно в четырёх стенах и она поздно ночью ,выводила Юрку: сначала в длинный коридор общаги с одной тусклой лампочкой посередине, а потом и на улицу.
Редкие прохожие в предрассветной мгле видели очертания девушки, стоящей или идущей недалеко от них . Но видение было всегда на одном и том же расстоянии и таяло с первым утренним светом.

Юрка всё таки уснул. Провалился сквозь воспоминания, в туман небытия,- буквально на миг.
Сладкий сон, вдруг резко оборвался и исчез,- в ярком свете сто ваттной лампы,загоревшейся под потолком обшарпанной трёхкомнатной квартитры.
Он ещё старался поймать сон,- за мягкий пушистый хвост, но.
— Па-адъём! Лодыри, тунеядцы, алкоголики : наряд на работу.- Этот добрый с юмором голос,- он слышал вчера и позавчера, и наверное вечность назад, — тоже.
Можно ещё полежать, не открывая глаза, пока рука водителя Коли, не дотронется до его плеча.
— Вставай самовар. — Юрка слышал добрый голос , без ноток сочувствия. -Его трясли за плечо.
Он открыл глаза, очередной раз возвращаясь в действительность.
В комнате в двенадцать квадратных метров, на диване -книжке,- лежали поперёк — три человека.
Юра лежал с краю, рядом с ним, был его сосед из бригады,- чокнутый Витька, а с другого края, новенький, которого он толком не знал.
У всех троих ,- не было ног,и поэтому они спокойно помещались поперёк дивана.
В углу комнаты,-валялись никудышные протезы соседей , и костыли.
Юркиных там не было : их просто некчему было крепить.
На кухне уже был слышен разговор девушек, и среди них,- голос Вари.
Она подошла через несколько минут,- прекрасная , с заспанными глазами.
— Доброе утро самоварчик!
Варя помогла занять ему вертикальное положение,- при этом как бы не нарочно, её рука задержалась внизу, на единственном выступающем здесь месте.
— Он что у тебя всегда стоит ?- Игриво сказала она.
— Нет. Только утром. — Подыграл ей Юрка.
Он с удовольствием вспоминал, что около месяца назад, машина Коляна сломалась, и они вернулись на электричке, чуть раньше остальных,в двух этажный барак,- стоявший недалеко от станции.
Варя с трудом затащила коляску с Юрой в квартиру.
На удивление,- они оказались первыми. Авария на трассе — Задержала возвращение остальных бригад.
Варя подвезла коляску к дивану,и стала перетаскивать его :ему обязательно надо было полежать хотя бы часок.
она почувствовала его напряжение «там»,и завелась сама.
Им хватило трёх минут.
Счастье Юрки, впервые познавшим женщину,- не было предела.Но эйфория быстро проходила,вселяя ужас, что возможно это был первый и единственный раз в его жизни.
Он выпил свой пузырь «Хасановской» водки, и забылся до половины ночи, пока фантомные боли в оторванных ногах и руке,- опять не впились в мозг, сводя его с ума.
Сегодня всё было как всегда: утренняя очередь в туалет, кормёжка.
А потом три жигулёнка, загрузив шесть бригад,- отвезли их на работу — в метро.
Колян помогал спустить «самовар» вниз, а дальше, девушки, такие же бездомные и ненужные никому,- возили их из вагона в вагон, прося милостыню,играя на жалости людей.
Раннее утро, народа ещё не так много.
Варя закатывает коляску с Юрой, одетым в хаки,- в полупустой вагон.
Он успевает сказать лишь пару фраз,- про Чечню, и что нужны деньги на протезы.
Дальше его слова тонут в гуле разгоняемого поезда.
Варя катит коляску по проходу, наезжая на чьи-то ноги.
Молодые, увидев приближающуюся коляску, сразу закрывают глаза,- как будто спят.
Сердобольные женщины ,с жалостью смотря на парня без ног,- протягивают деньги.
Он уже многих знает в лицо. Работать на одном месте, долго ,- нельзя. Поэтому Хасан скоро поменяет им место,-отправив на другую линию.
Хасан — зверь. Для него главное деньги,- за них он может и убить, и никто с него не спросит: их нет на этом свете,- всех, кто живёт в той халупе, рядом с «железкой».
Юрка вспомнил, как Хасан бил соседа,-за то что тот напился и не смог привезти план: досталось тогда и Ритке,его катальщице.
В метро начинался час пик.
Они «вышли» на «Театральной». Напарница,подкатила его к концу платформы , и дала тёмную пластиковую бутылку из под пива.
В самом углу ,было тихо,и Юрка, накрыв живот курткой- сделал малую нужду.
Затем Варя отвезла его в длинный переход между станциями, и оставила его рядом с торгашами, с табличкой на груди- «подайте инвалиду Чеченской войны,на протезы».
Он, на три часа, опять оставался один на один с собой,- несмотря на поток людей , нескончаемой рекой текущий мимо него.

Читайте также:  Коктейльные платья маленького размера

Милашка!
Если бы её не было,- возможно жизнь катилась бы по совсем другим рельсам, и возможно , что он сейчас шёл бы в этой толпе,- не замечая сидящего у стены инвалида.
Варежкин не винил Галю, хотя она наверное была виновата,- что Милашка появилась в нём.
Кто знает, если бы она тогда не одела на него розовое платье,- то и тяга к женскому, возможно и не проявилась ?
Сейчас он с сожалением вспоминал свой образ И ночные прогулки. Сколько новых эмоций, радости и счастья, а подчас и адреналина,- дарила ему Милашка.
Он не мог бороться с ней, да и не хотел этого вовсе.
Он вспомнил свою последнюю прогулку, в канун восемнадцатилетия.
Юрка долго ждал, когда стихнут все шаги и разговоры, в их длинном коридоре.
Он , вернее ОНА,- уже давно была готова к очередному выходу. Это чувство было сильнее разума, и не подвластно логике и рассудку,- зачем он делает всё это.
Конец сентября,на улице уже прохладно. Он запихнул свой сорок первый размер в старые разношенные босоножки тридцать девятого, на среднем каблучке, — других у него не было, и и идти в них было неудобно.
Но ОНА этого хотела, и тащила его в ночь.
Он ушёл довольно далеко, и сам не заметил как оказался на дорожке, идущей вдоль забора фабрики.
Милашка решила дойти до закрытой в это время проходной, и вернуться назад.
Он не рассчитывал в 3 часа ночи, встретить здесь пьяную компанию из четырёх молодых человек, двоих из которых — он знал по школе.
Юра заметил их слишком поздно, они шли молча, таща в руках, стащенный с завода медный провод.
Ребята тоже сначала растерялись, увидев одинокую высокую девушку, и конечно же не смогли пройти мимо.
— Привет Красотка! Что, тоже за люминием идёшь, или за чугунием ? — Они Заржали.
Юрка молчал, и хотел идти дальше, но один из парней, схватил его за рукав курточки.
ХА ! Так это — Милашка. А говорили, что ты на путь истинный стала, а ты оказывается п-с. Ну это и в школе было понятно. А меня из за тебя,- на учёт в комнате милиции поставили.
Дальше началось унижение, с молчаливого согласия,единственно кто мог за него заступиться- Серёжки.
— Ну-у, теперь тебе отсосать придётся, тогда я может быть забуду старое.- Распалялся
ещё больше ,-первый.
Юрка со всей силы двинул его в морду, а сам побежал.
Далеко убежать в жмущих ему босоножках,- он не смог.
Его догнали, и избили. Возможно , что его забили бы до смерти, но фары машины, едущей
к проходной, в десятке метров от дорожки — охладили их пыл.
Они бросили Юрку в бессознательном состоянии, и убежали.
Часа через два, первые работники небольшого кооператива, идущие на работу,- увидели на дороге избитую девушку, и сначала пришли в ужас.
Потом , поняв кто перед ними,- уже не жалели Юрку — хорошо хоть скорую вызвали.
Шума было- опять на весь город.
Мать , приехав на выходные. и узнав что произошло с сыном,-со слезами пришла к нему в больницу.
Юрке уже было почти хорошо:лишь небольшое сотрясение мозга,сломанное ребро, и синяки на лице,- выдавали, что его крепко избили.
Мать, глядя заплаканными глазами на него- повторяла одно и тоже
— Юра! Как же так можно жить, как ты будешь жить дальше ?
— Мам, ты принесла брюки, рубашку,- в общем всё. — Потом замявшись,- А то мне в платье придётся выписываться.
Следователю,которому поручили дело об избиении, он сказал,- что ничего не помнит.

Жить в городе, где ему не дадут прохода, он больше не мог.
После выписки,он сразу пошёл в военкомат,- проситься в армию.
Его направили к Военкому, который удивился, что сама Милашка хочет служить : большинство призывников,-старалось «откосить» от армии.
Строгий майор, решил немного поиграть в «настоящего полковника».
— Нахрен ты в армии нужен? У меня приказ есть — гомосеков,не брать!
— Я не голубой!
— А ктож ты, если со школы в платьях ходишь, и красишься как баба.
— Я наверное трансвестит.- Промямлил Юрка, сам не зная значение этого слова.
А майор , тем более не знал. Ему надо было план выполнять, по отправке
призывников,-а с этим была большая проблема.
— Ладно, городскую комиссию я беру на себя. А вот в районе чтобы молчал про свою
Милашку.
— Понял!- По военному ответил Юрка,- порадовав этим Военкома.
— Я сделаю так, что бы ты с местными не оказался, и выдал ему повестку, на двадцать
пятое ноября тысяча девятьсот девяносто четвёртого года.

Шли последние мирные дни, новой России.

Одиннадцатого декабря девяносто четвёртого — подразделения Минобороны и МВД , вошли на территорию Чечни . Началась бессмысленная, кровавая война: первые танки были расстреляны на улицах Грозного.
А через полгода,когда молодой боец Российской армии, Юрий Варежкин, ехал на броне из Назрани в Грозный, рядом с их
бэ тэ эром,- взорвался фугас.
Дальше свет погас, и он не помнил ничего.
Как его вытаскивали под перекрёстным огнём, безногого, с перебитой левой рукой.
Как молодой Фельдшер, впервые в своей жизни,- накладывал ему жгуты. Не помнил он и бесконечную дорогу до госпиталя.
Лишь большие, испуганные, чёрные глаза , маленькой чеченской девочки, -всплывали на миг и исчезали в парализованной болью матрице его мозга.
Когда он поступил на стол хирурга, то тот понимал, что жгуты были наложены преступно непрофессионально ,- очень высоко, и наступил некроз тканей.
Надо было ниже сантиметров на двадцать ,накладывать- с горечью думал врач.
Он сделал единственное, что можно было сделать в этой ситуации.
Так Юрка, не приходя в себя,- стал «самоваром».

Он не застал тысяч калек Великой Отечественной,которых в народе прозвали метким словом — самовар.
Он был самоваром, вернее самоварчиком( одна рука у него всё же осталась),- новой, непонятной ему, да и большинству народа, войны,- Чеченской.

Он пришёл в себя, когда организм, впавший в кому, от невыносимой боли,- стал набираться сил.
Молодое крепкое сердце -выдержало всё, не спрашивая его,- а хочет ли он такого пробуждения.
Юрка кричал от боли, что у него нестерпимо болят ноги и рука.
Сестра делала укол морфия, и он уплывал в мир грёз и иллюзий.
Перед его глазами проплывало то маленькое розовое платье, как напоминание памяти, о самом приятном моменте жизни, и непонятно притягивающие детские глаза, про которые он ничего не помнил.Затем появлялась мама, которая спешила ему на помощь, и он вслух громко звал её.
Юрка ещё не осознавал, что с ним произошло, не знал он и другого,- что Военком сообщил матери всю правду.
Сказать дежурную фразу, что ваш сын ранен,- он не смог, думая что пусть уж лучше узнает всю правду, что бы не было шока в госпитале.

Она сразу стала собираться в дорогу, думая,- главное что сын Юра — жив.
Она надеялась, что Военком ошибся,- может хоть одна нога-то
цела ?
Ей пришлось унижаться, занимая деньги на дорогу. В их родном городке,- все были на мели и отдавали последнее.
Татьяну Ефимовну, нашла утром,в своей комнате,- соседка , заглянув в приоткрытую дверь.
Рядом на полу валялся чайник, который она по всей видимости хотела вскипятить.
В её руке, была фотография Юрки ,- которую она сжала навеки.
Её материнское сердце, оказалось слабым,- не сумев пережить боль сына.

Юра узнает об этом, гораздо позже. Пока же, в бреду,- он постоянно произносил слово — мама.

Осознание себя, как «обрубка», который ничего не сможет сделать без посторонней помощи, и что родной мамы больше нет,- было сильнейшим ударом для его психики, и
Юрка отключился от внешнего мира. Жить дальше не имело смысла,и он погрузился в себя:не разговаривал, не пил и не ел.
Медики привыкшие ко всему, не ломали голову над дальнейшей судьбой. Он выполз с того света,- значит должен жить.
Зачем, для кого ?
Этот вопрос ,-не к ним.
Они держали его на капельницах, с ним работали психологи, убеждая, что жизнь не закончена даже без ног.
Надо жить и бороться, доказывали они ему, напоминая про Маресьева.
Юркин случай, оказался сложнее, чем у большинства, и его при первой оказии,- отправили в Москву, в Бурденко,- решать вопрос протезирования.
К сожалению и в Москве,предложить протез, а вернее инженерную конструкцию,- не могли
Бюджет Минобороны ,- позволял делать самые простые и дешёвые протезы, крепившиеся к культе, и которых хватало максимум на год, хотя выдавали на четыре.
Медики могли предложить рядовому Варежкину, лишь инвалидную коляску, и то, самую дешёвую, где обязательно требовался помошник.
Состояние здоровья, позволяло выписать Юрку, но требовался уход и дом. А вот ни того ни другого у него не было.
Мать умерла,а фабрику, со всей инфраструктурой,- скупили Московские бизнесмены.
Места в общаге,- заняли вьетнамцы.
Для Юры, места в родном городе, не было.
Военком пробовал что то добиться от местных властей, но коррумпированные чиновники, говорили:-«Не мы отсылали его туда, а вы. »
Юрка не знал что делать, Главврач тоже.
Спецпоселений для Самоваров,как при Сталине,- слава Богу не было. Но отправлять его в областной или районный дом инвалидов, у него рука не поворачивалась, отчётливо представляя в какие условия попадёт Варежкин.
Возможно Юрка так и продолжал бы состоять на довольствии в «Бурденко», если бы не медсестра Кира: женщина неопределённого возраста, без морали и жизненных принципов.
Она уже «пристроила» двоих калек, которым было куда возвращаться, но они не хотели обременять близких.
С Варежкиным,- было проще,потому что у него не было ни жилья, ни родни.

В один из будничных дней, в приёмной Начгоспиталя,- появился посетитель.
Хорошо одетый мужчина, показав все свои документы,- сказал, что он хочет забрать своего брата-Юрия Варежкина.
Генерал удивился посетителю, сказав что у Юры, кажется нет родственников, так как его мать ,-из детского дома.
Но посетитель настаивал, что он его сводный брат, и он узнал это совсем недавно,после смерти отца.
Варежкина привезли в кабинет, где он , к удивлению Главврача,- был рад видеть родственника, про которого слышал от матери.
К радости всех,- Юру выписали на следующий день.
За ним приехал водитель Коля, который умело, как будто всю жизнь работал с калеками,- загрузил его в машину, а затем и пустую коляску.
Медсестра Кира рассказала, что его ждёт работа в столице. Хасан пообещал, что у него будет еда, крыша над головой, и уход.
Так Юрка стал попрошайкой в Метро, хотя в это тёплое место,- Хасан ставил не всех.
Юра познакомился с напарницей Варей, и старался сделать план, что бы не оказаться вдруг с девушкой, где нибудь на перекрёстке Цветного и Садового.

Через три часа, в переходе где он стоял,- опять появилась Варя.
— Ну как дела ? — она протянула ему пакет с обедом, и спрайт.
Посмотрев на кучку бумажек, она отвезла коляску в сторону, сосчитала деньги.
— Неплохо!Наверное зарплату народу выдают. Нам с тобой сегодня,- точно «чаевые» прилипнут. Мне колготки нужны. А тебе чего купить.
Юрка ощутил на какой-то миг на «своих ногах» колготки, но это было лишь воспоминание прошлой жизни.
-Водки купи хорошей, а то Хасановская надоела.
— Ну ладно, на пол часика пораньше тогда подымемся.
Варя была сегодня какая-то не такая- задумчивая.
Она везла его по длинному переходу, что бы спуститься опять на станцию.
— Юр ! Я не знаю как сказать. Короче, после нашей близости, у меня задержка уже неделя,- я беременная наверное.
Эта новость, которая могла вызвать у «прошлого» Юрки,- прилив любви к женщине зачавшей его ребёнка- сейчас привела к очередному разочарованию, над смыслом жизни.
Как бы он мечтал иметь мальчика или девочку, заботиться о нём, гулять, ходить в походы, кататься на лыжах или велосипедах.
Но что он сможет дать своему ребёнку сейчас : ни денег, ни дома.
Варя тоже понимала, что ей, сбежавшей из Туркмении, на «Родину», в Россию,- тоже не нужен их плод любви.
— Мне посоветовали одного врача,- он недорого берёт. Придётся тебе один денёк в переходе простоять,по вагонам ведь ты один ездить не сможешь. А к вечеру я вернусь.
Как нибудь переживём.-И немного помолчав, добавила. — Надо резинки купить.
Юра был удивлён,ведь Варя ,открытым текстом- предлагала ему продолжить их близкие отношения.
Со слезами в глазах, невидимых Варе,- они заехали в очередной вагон.

*
Опять те же безразличные лица, которых с каждым днём становится всё больше.
Война в Чечне уже шла почти что год,и народ стал привыкать к ней, зная что она
где-то рядом,-но главное что меня это не касается.
Вот тех кого коснулась беда, или прошла совсем близко, те подавали.
Подавали из жалости, а не на протезы, понимая что Юрке уже никто не поможет.
Они перебегали из вагона в вагон, Варя думала успеть, но не успела : машинист , специально закрыл двери перед ними, и поезд с грохотом исчез в тоннеле.
Через две с половиной минуты, подъехал следующий состав.
Они опять шли по вагону, качающемуся из стороны в сторону.
Колесо коляски, упёрлось в ногу молодого парня, который даже не стал отодвигать её: всем своим видом показывая,- что мир создан для него, и таким «обрубкам», в нём нет места.
Варя и Юра, даже не старались ставить таких на место,- это уже «клиника»,и беседы о том, что он мог оказаться в Чечне, на месте Юрки- были бессмысленны: такие юнцы, могли оказаться на его месте, только попав в аварию на папином Порше, или Феррари.
Варя стала объезжать ногу, задев коленки женщин, сидящих напротив.
— Ну вот! Стрелка поехала.- Раздражённо сказала одна из них.
Юрка поднял глаза, и не поверил. Перед ним сидела Галя.
Она стала ещё краше,и судя по одежде,- в метро оказалась случайно, или пользовалась им крайне редко.
Варя стала извиняться, но женщина не поднимала шума, она лишь констатировала неприятный для неё факт.
Галя не узнала Юрку-Милашку, хотя между ними было не больше метра. По всей видимости его лицо, после всего что он перенёс — сильно изменилось.
Сейчас и родная мама не узнала бы его. Если бы.
Между тем, Галя рассматривала, сидящего перед ней инвалида.
Юрке хотелось провалиться сквозь пол вагона. Он не хотел, что бы она его узнала.
Когда то( до войны) он представлял себе встречу с ней,которую несмотря ни на что любил,- и эти воспоминания кардинально отличались от действительности.
Галя, так и не признав Милашку, стала копаться в сумочке, и вынув оттуда крупную купюру,- положила её прямо в руку Юрки.
Варя, ещё раз извинившись, покатила коляску дальше,под пристальным , наглым взором
сосунка.
Юрка стал складывать большую купюру, что бы убрать её подальше,но она не сложилась, под ней оказалась картонная карточка.
Он с интересом смотрел на визитку, читая то,что на ней написано.

На визитке, золотой вязью,- было написано:

Вознесенская Галина Евгеньевна

Массажный салон «ЛИЛИЯ»

Юра, прочитав надпись, незаметно бросил карточку, в боковой карман,а Варя, сконфуженная разорванными колготками, и думая что они легко отделались,- осторожно везла коляску дальше по проходу вагона.
Ещё один рабочий день — подошёл к концу.
Колян загрузил сначала Юрку с Варей, а затем подобрал на перекрёстке ,пьяного Витьку с Маргаритой. Всю дорогу он о чём-то тараторил с девчонками, но Юра ничего не слышал,- он вспоминал Галю:»Какая красивая она стала.-Мечтал он.- И наверное жизнь у
неё сложилась удачно, раз работает Гендиректором, да ещё и в самой Москве.
А ведь её фамилия Новикова была, а не Вознесенская,- значит замужем.»
Он полез в карман за визиткой, что бы ещё раз проверить фамилию,но визитки в кармане не оказалось.
— Ну и ладно!- Подумал Юрка.- Надо забыть про Галю . Она осталась в той,- прежней жизни.

Через три недели, всё было как всегда: холодное утро, спящие в машине девчонки, и опять метро.
— Юр! Ты не забыл что я тебе говорила ? — Спросила Варя, катя его по переходу между станциями.
— Да, я помню. Давай табличку, и иди. Ни пуха тебе.
— К чёрту! Не грусти,мне сказали что вечером всё уже нормально будет. Не я первая.
Она, с грустью улыбнувшись,не оглядываясь пошла к эскалатору.

День тянулся бесконечно долго, денег в коробке было совсем мало, но Юру беспокоило не это, а как там Варя.
В пять часов,- он начал волноваться, в шесть — уже передумал всё.
Около семи,с неимоверным трудом, крутя одной рукой то правое, то левое колесо,- он проехал три метра, вклинившись в плотную толпу пассажиров,мешая,- и без того медленному течению.
Он ждал, когда его кто нибудь возьмёт на буксир.
На сей раз, это оказался крепкий мужичок, по всей видимости «афганец».
— Ну что браток, тебе помочь?
— Мне наверх надо, если вам не трудно.
Он оказался в уличном переходе, где поблагодарив мужчину,сказал, что его здесь должны встретить.
Через минуту, » афганец » вернулся вновь, с парой бутылок пива и тремя чебуреками.
— Ну удачи тебе!- он дружески хлопнул Юрку по плечу, и пошёл наверх.
Юрка ждал Коляна, который забирал их каждый день именно отсюда.
Он всматривался в лица девушек, надеясь увидеть знакомое лицо Вари, думая где она сейчас.
Торговля в переходе уже заканчивалась, и продавцы складывали свой товар в коробки.
Он стоял рядом с торговками, и до него начинал доходить смысл их разговора.
— Вот она жизнь наша бабья. Ходишь, пока не свалишься где нибудь . Жалко девочку — молоденькая совсем.
— А что случилось? — с испугом спросил Юрка.
— Да девушка, прямо перед нами упала,- сознание потеряла. Я сразу скорую вызвала,- хорошо хоть таксофоны напротив висят.
— И что с ней? — с дрожью в голосе, которую он не сумел сдержать- спросил Юра.
— А кто знает? Врачи её быстро увезли. Сказали что кровотечение сильное. Ну дай Бог, чтоб всё нормально было.
— А в какую больницу её увезли ?
— Да откуда ж мы знаем миленький.
Юрка тихо завыл, от беспомощности, что ничего не может узнать и сделать.
Коляна, который уже час как должен быть здесь- тоже не было: его старенький жигулёнок, наверное опять сломался.
Прождав до десяти, он стал замерзать в уже почти пустом переходе, погружаясь в сон, в котором можно было остаться навсегда.

Юрка опять был счастлив. Он не боясь шёл по своему двору, в кучерявом парике,и розовом платье. Серёжка разговаривал с ним как всегда,как буд-то так и должно быть ,и мама тоже ,- была рядом.
Милашка шла днём, среди знакомых учеников своей школы и учителей, среди женщин, идущих на работу и никто не сказал ей ни одного плохого слова- она слышала лишь восхищённые слова про своё платье, и как оно ей идёт. В этот момент Милашка была
просто счастливой девочкой.
Она услышала сильный шум трактора позади, и обернулась.

Теперь Юрка видел себя со стороны, сидящем на броне Бэ Тэ Эра, который медленно ползёт по разбитому взрывами шоссе. Он видит маленькую девочку, с большими чёрными глазами, которая хочет перебежать дорогу — гонясь за своим убегающим котом.
Юра понимает, что пропустив их «машину», она перебежит перед другой, и что в маленькую закрытую амбразуру, водитель второго БТРа,не увидит эту малышку.
Он спрыгивает с брони и протягивает к ней руки, что бы отнести её подальше от дороги.
Взрыва он не слышит, он видит лишь,- что розовое платье превращается в красное.
Нет это не платье,- это кровь.

Он очнулся, с криком и страхом последнего мгновения, пережив его второй раз.
Дыхание было частым, рука была белая и почти ничего не ощущала.
Мороз ,начавшийся к вечеру,- потихоньку заползал под землю, заполняя пространство перехода.
Юрка запихнул руку глубоко в карман куртки, отогревая её.
Редкие люди, выходившие из метро, безразлично проходили мимо него,- наверное он превратился в невидимку.
Ему хотелось крикнуть: » Я такой же человек , как и вы!»,но это был бы глас вопиющего в пустыне.
Рука стала отогреваться, но самому ему было холодно.
Он стал шевелить пальцами, и они попали в дыру в кармане.
— Надо будет попросить Варю, что бы зашила.
Варю. — Он опять вернулся в настоящее.
Рука под подкладкой в этот момент нащупала край картонки. Он вытащил её — это была потерянная визитка.
Выпросив жетон у редкого прохожего, он, с трудом дотягиваясь до диска,- стал набирать номер.
Надежд было мало. Кто ж работает так поздно. Но на его счастье, после двух гудков,- он услышал в трубке приятный голос: » Салон Лилия! Я Вас слушаю »
— Мне нужна Вознесенская Галина Евгеньевна.
— Подождите минуточку, Мне кажется она уже ушла.
Через пол минуты, показавшейся ему вечностью — Юрка услышал знакомый голос.
— Добрый вечер! Я Вас слушаю, что вы желаете ?
Он понял, что Галя приняла его за клиента.
Он стал сбивчиво рассказывать,- что он тот самый инвалид, в метро, который порвал ей колготки.
Её тон, сразу изменился на деловой.
— Я спешу домой. Позвони завтра, часиков в двенадцать.
Понимая, что она сейчас повесит трубку, юра быстро прокричал.
— Я не доживу до утра. Я замёрзну в этом переходе.
Галя недолго о чём-то думала, и он услышал как она зовёт к себе какого-то Вову, сказав ему, что бы тот забрал человека, и привёз его в салон, и что бы его сразу спустили вниз,- что бы клиенты не видели.
Затем он опять услышал в трубке голос Гали.
-Сейчас за тобой охранник приедет, я даю ему трубку, объясни где ты находишься.

Читайте также:  Перчатки премиум рп 6427

Через сорок минут , к нему подошёл крепкий парень, в чёрном костюме и белой рубашке:
было понятно, что он ненадолго оставил машину.
— Здорово. Я так понимаю, что мне тебя забрать надо ?
— Вы от Гали ?
Охранник улыбнулся.
— От Галины Евгеньевны. Галей мы её называем только за глаза,- имей это в виду,а то и работы можешь лишиться.
— А какой работы ? Она мне работу предлагает ?
Охранник взял Юрку в охапку, и понёс наверх.
— О работе она тебе сама расскажет. Единственное что она не любит,- это пьянки.
Так что с этим поосторожнее.- Он посадил Юру на переднее сиденье и пристегнул ремнём, чтобы он не улетел на повороте.
Девятка с пробуксовкой рванула с места.
— Вова, — Представился охранник.
— А меня Юркой зовут.- И со страхом в голосе.- Мы забыли коляску.
— Да ты не переживай Юрок! У нас там электрическая стоит,- рычажок нажал, и поехал -аккумулятор только подзарядим.

Машина подъехала к длинному двенадцатиэтажному жилому дому,- сбоку которого была пристройка бывшего здесь когда-то- хозяйственного магазина, и бампером почти упёрлась в автоматические ворота.
Охранник нажал кнопку, на небольшом брелоке,и ворота бесшумно открылись. Они съехали по пандусу, в полуподвальное помещение,где на светлом мраморном полу стояло три

шикарных автомобиля- Два Мерса, и один Бентли.
Юрка в какой-то момент подумал что попал в автосалон, хотя сам ни разу в них не был.
Освещение в зале, было мягким и не сильным- оно шло от витражей встроенных в стену, с легкомысленными картинками на стёклах.На полу и на стенах, в специальных вазах — росли живые цветы. Посередине зала находилась резная двухстворчатая дверь, но Вова, взяв опять Юрку на руки- понёс его в угол «гаража», где находилась простая светлая дверь, под цвет стен.
Перед ними был чистый, длинный коридор с комнатами:Вова открыл самую последнюю .
Они оказались в маленькой уютной комнате, где стояли,- небольшой диванчик,тумбочка с телевизором, а в углу, за шторкой ,были встроены туалет и раковина.
Рядом с тумбочкой было чудо западной техники,- электрическая инвалидная коляска.
Охранник опустил Юру на кровать, спросив.
— Тебе как лучше ? Сидя или лёжа?
Юрка лёг, а Вова подключил зарядку к коляске.
— Завтра готова будет. Можешь с утра погонять . Я на ней «рассекал» по коридору — техника зверь,- лучше моей девятки. Только днём,после двенадцати, не езди, а то Галина
Евгеньевна приедет. Её кабинет, четвертый от входной двери — запомни.
Сейчас к тебе Нина подойдёт, поможет переодеться в чистое, а потом чего нибудь перекусишь,- а я пошёл машину наверх выгонять- подземная стоянка,только для клиентов.
Что за клиенты,Юра мог только гадать,- фантазии его не хватило , но он впервые за последний год, опять чувствовал себя человеком,правда недолго,к нему опять вернулось переживание за Варю — что с ней, как она.
Дверь опять открылась. На пороге стояла женщина лет сорока- в чистом белом халате.
— Я Нина. На мне «висит» чистота в этом заведении. У вас блохи есть?
— Нет. Меня вчера под душем мыли.
— Это хорошо! давайте проверю.
Затем, как заправский медик,взяла мазок с «Краника», и анализ крови.
Ну вот, завтра к обеду будет всё готово, чтобы Галина Евгеньевна смогла продолжать дальнейшую с вами работу.
— Какую работу ? — Опять спросил Юрка.
— Хозяйка, вам завтра всё сама объяснит. Вы сможете сами в коляску садиться ?
— Думаю что да. Главное что бы она рядом стояла.
— Хорошо!- Она подкатила коляску вплотную к дивану.- Не забудьте зарядку отключить.
Нина помогла ему переодеться в байковую пижаму.
В дверь постучали.
— Заходи Глаша!
У Юрки «всё опустилось».Сейчас зайдёт толстая Глаша, и сразу его узнает. Но в комнату вошла стройная , молоденькая девчонка,- с подносом в руке, на котором стояла тарелка с картошкой фри,котлетой и помидором, а в чашке дымился ароматный чай.
— Ну вроде на сегодня всё.- Нина встала и пошла к двери, но затем обернулась. — Надеюсь вы не алкоголик ? Иначе вы у нас долго не задержитесь,- как ваш предшественник.

Спокойной ночи! Да-а. в тумбочке всё что вам может понадобиться.

Юра хотел спросить про телефон, что бы по нему узнать что с Варей , но только тут до него дошло, что он знает только её имя — этого было слишком мало, для телефонного поиска.

Юра Варежкин, остался один — чувствуя себя опять человеком, а не отбросом общества.
Он был счастлив, хотя кто может определить что это такое.
Счастье- величина, неизмеримая ни одним научным прибором. Для кого-то, это лишь шоколадка,а для другого — дом в Лондоне. Это величина бесконечна, и постоянно меняется: может быть в этом и есть счастье ,- счастья.
Поэтому, когда человек , по зависящим а иногда не зависящим от него обстоятельствам,- опускается на самое дно, доселе ему не ведомое, то даже любая приятная мелочь — дарит ему положительные эмоции.
Для Юрки, в этот момент , это была крыша над головой и ощущение,- что это частичка твоего. Впервые за последние года, у него была своя комната, правда похожая на одиночную тюремную камеру, где-нибудь в Голландии, но оказывается и это может
приносить радость,- как в детстве, когда казалось, что весь мир лежит у твоих ног.
Поужинав как в «ресторане»,- он старался не думать о том, что ждёт его завтра.
Зачем. День прожит , ну и хрен с ним !
Он включил телевизор, который смотрел последний раз в госпитале.
НТВ, ещё не было «отстоем» криминальных» новостей и таких же сериалов, а показывало
драматичные события в стране и войну в Чечне — на первом месте.
Юрка, который Чечню видел несколько часов с брони бэ тэ эра,- сразу переключил канал.

Он не знал, что «чёрные глаза» так будоражившие его мозг во сне,- в этот момент видят миллионы людей по всей стране,- именно на НТВ.
Под бездарную музыку нарождающейся новой русской попсы- он заснул.

Внутренний будильник, разбудил его как обычно,- в половине пятого. Первая мысль прорвавшаяся сквозь сон- была о Варе.
Утром всё видится по другому, и он был уверен, что если его,»такого»- вытащили с того света, то и с Варей будет всё хорошо, и он обязательно её найдёт.
В тумбочке, стоящей рядом,- он нашёл всё что нужно для утреннего туалета, и с трудом сделал всё сам. А затем, забравшись на свой новый «Мерс», и пристегнувшись,что бы не
свалиться- он нажал на джойстик на подлокотнике. Умная машина повиновалась движению его пальцев, и ему казалось, что он опять На ногах- так легко давалось ему перемещение в пространстве.
Как победитель, над самим собой, счастливый Юрка — выехал в коридор,- пустой в столь ранний час. Он считал, что кроме него, и спящего где-то охранника Вовы,- в «салоне» больше никого нет.
Он сильнее нажал на джойстик, и ощутил мощное ускорение- теперь он не просто шёл,а быстро бежал. На Юркином лице- была радостная улыбка, с которой он и въехал на парковку.
К его удивлению, там, до сих пор стоял вчерашний Бентли.
Наверное хозяин этого шикарного автомобиля живёт где- то близко, и ставит его сюда на ночь, думал Юра , остановившись у стекла правой двери, и рассматривая салон.
В это время он услышал шаги на гостевой лестнице, по которой спускался черноволосый мужчина, с довольным выражением лица.
Он подошёл к водительской двери, и только сейчас заметил инвалида, сидящего в коляске напротив.
Его взгляд сразу стал жёстким и надменным.
С акцентом,который Юрка уже слышал и неприязнью в голосе, мужчина спросил.
— Ноги в Чечне оставил, вояка ?
Юрка от растерянности ,- ничего не понял, да и ответ не требовался, так как мужчина уже сел в свой Бентли, и стал выезжать в открытые Вовкой ворота.
— Тебе-то чего не спится, Юрок ?- произнёс охранник.- Я забыл тебе сказать, что если клиенты ещё не разъехались,то ты на парковке — не появляйся.
— Я не знал. -хорошо! А кто этот человек ?
— Муса ? . Чечен. Крутой мужик. Видел тачка какая ?
Вова ушёл, сказав , что подремлет немного, пока его сменщик Коля не придёт.
Варежкин опять остался один.
Коляска делала большие круги по часовой стрелке: Юрка был в раздумье, не понимая где он оказался, и зачем он нужен Гале, то есть Галине Евгеньевне.

Муса ехал домой, где его ждали мать и младшая сестра, которых он чудом вытащил из разбитого Грозного, он не мог подумать, что НТВ, этой ночью- показало старую запись, попавшую к ним недавно, где боевики расстреливают колонну Российских войск,и где отчётливо виден подвиг солдата, спасающего маленькую девочку, с широко открытыми чёрными глазами.

Пока Юра наматывает круги по парковке — мы вернёмся немного в прошлое.

Галя, окончив школу с золотой медалью — уехала в Москву, где поступила в институт «Губкина».Нефть ей конечно же была не нужна, она даже её не нюхала, но понимала что деньги вокруг этой отрасли крутятся немалые, и надеялась что и ей удастся пристроиться на тёплое местечко в Москве или на худой конец в Ленинграде: после той дыры, из которой она выбралась- она твёрдо верила в это.
Тем более началась перестройка, и все были уверены что через годик или два, заживут как в Штатах.
Вокруг неё всегда вилось много парней,некоторые предлагали даже руку и сердце, но все они были из провинции, многие правда из крупных областных городов, но ей была нужна только Москва. Отдавать свою красоту в Сибирь, или на Дальний Восток,- она не хотела.
Галя ждала- пока на третьем курсе, к ней не подвалил декан с её факультета.
По стране уже шёл «Мамай». Радужные надежды народа , о красивой жизни- рассыпались в пух и прах.
Мать ничем помочь дочке уже не могла, так как сама сидела без работы,и возможно это и повлияло, что Галя выскочила замуж так рано, за человека — старше её на пятнадцать лет.
Она прожила с ним год, ловко манипулируя своей молодостью и красотой: он в ней души не чаял,и прощал ей постоянные поздние возвращения домой, после гулянки с подругами.
В тот год, она вытащила в Москву и мать, которая постоянно пыталась наставить дочь, на путь истинный.

В один из вечеров, когда она с подругами сидела в кафе на Новом Арбате — к ней подошёл «принц».Он смотрел ей прямо в глаза, и о чём-то говорил, но она не слышала его, а лишь глупо улыбалась, и хлопала глазами.
Она втюрилась в него, совершенно не представляя, что Принц Саша, владелец «имения» на Рублёвке, и имеет приличный доход от нелегального казино.
Галя быстренько развелась со своим деканом («забыв» свою мать у него), забросила институт, и привыкала к красивой «новой русской» жизни.
Долго получать наслаждение у неё впрочем не получилось: лихие девяностые, прошлись по ней- огромным асфальтоукладчиком.
Новый муж, задолжав очень крупную сумму денег- бесследно исчез.
Долго горевать ей впрочем не позволили «кредиторы», которые дали срок , на погашение долгов мужа.
Галя поняла, что попала в безвыходную ситуацию, но что делать- не знала.
Единственное на что её хватило,- переспать со «своими» должниками.
Часть денег ей простили, остальное- дом и машины — забрали в счёт долга.
Она осталась у разбитого корыта, думая, что надо возвращаться к «старому козлу».
Но тут появился Муса, с которым ,бедной принцессе,уже пришлось переспать за долги «принца»,и предложил управлять небольшим бизнесом его огромной империи, конечно же в обмен на её тело- не более.

Массажный салон Лилия- являлся элитным публичным домом, но не просто предоставлял девочек, а мог воплотить любые(почти любые) фантазии клиента на эту тему.
Его реклама, не светилась на фасаде,также как и не было её в соответствующих журналах и газетах.
Сначала Муса его создал для себя и нужных ему людей, но постепенно те советовали салон своим друзьям, и в результате такой рекламы,- список постоянных клиентов уверенно рос.
Когда Галина Евгеньевна стала Гендиректором, то в её списке было больше ста клиентов, и даже немного клиенток.
Среди них очень многие , сильные мира сего- политики,
депутаты, бизнесмены, и просто крутые братки:понятно что милиция в сиё заведение даже нос боялась сунуть.
Став, фактически сутенёршей, у Гали проявились отличные административные навыки.
Она могла выполнить любое пожелание клиента, иногда такое, что самой додуматься, что это возможно- у неё не хватало фантази.Но пожелания , выполнялись на высочайшем уровне и в срок.
На Галю работали самые лучшие проститутки Москвы,- женского и мужского пола.
Но среди клиентов, пересытившихся обычным сексом,- были и «эстеты», которым была нужна клубничка. Поэтому в картотеке Галины,были женщины бальзаковского возраста,
юные девушки ( с липовыми паспортами, где было написано что им уже восемнадцать),пышки, шемейлы и транссексуалки.
Она могла «продать»любого человека, и за очень большие деньги.
В её салоне было десять комнат, с хорошей звукоизоляцией, отделанных в разных стилях- от хай-тека, до ренессанса.
В каждой комнате был бар с дорогими напитками, за которые
было сполна уплачено, невиданными даже для Москвы-расценками.
Около двух месяцев назад, один из её «старых»клиентов, который перепробовал уже всё — попросил у неё самовар.
— Через полчасика сделаем. — Пообещала Галя.
Клиент лишь улыбнулся, объяснив ,что он понимает под этим словом.
Галина не задавала лишних вопросов, что он собирается делать с инвалидом, но через несколько дней, перезвонила ему и сказала, что- «Ваш заказ ждёт вас».
— Закажите для него латексный костюм гнома, и оформите комнату в стиле сказки » Белоснежка»- обрадованно сказал клиент.
— Так может Вам и Белоснежку добавить в вашу сказку ? — Предложила Галина.
— Нет.- Серьёзно ответил голос. — Белоснежку я буду по телевизору смотреть.Мне нужен только гномик.
Заказ был оплачен с лихвой, только вот самоварчик, так дорвался до халявного алкоголя в баре(хотя в разумных количествах , если угощает клиент- это не возбранялось), что отключился чуть раньше ,чем надо было заказчику.
После этого,Галина решила заменить неудачный экземпляр, на вовремя подвернувшегося — Юрку.

Галина Евгеньевна пришла на работу к часу, и собрав планёрку,обсудила с персоналом- предыдущий день.Всё прошло как обычно. Клиенты, кроме баснословной таксы,- ещё и чаевые девочкам отвалили. Галина не трогала эти деньги, вспоминая как самой пришлось отрабатывать долг мужа.
Потом перешли к текучке сегодняшнего дня.
— Как там новый самоварчик ?
— Замечательно. — Сказала Нина. — Анализы все хорошие, можно допускать к работе.
Охранник Коля, сменивший Вову, добавил.
— Юрка уже освоился. На коляске по коридору катался.
— Это хорошо!Ну позовите, пусть приедет.
Юра въехал в просторный кабинет Гендиректора, опустив голову. Он опять думал, что Галя узнает его, но её мысли были заняты другим.
— Так дружок! Надеюсь ты понял куда попал, и что от тебя требуется.
— Честно говоря, — не очень,хотя мне здесь очень нравится.
Галина вздохнула, и в который уже раз- стала объяснять новичку, чем занимается салон «Лилия», какие люди проводят у них время, и какой уровень обслуживания они предоставляют.
Она даже не спрашивала Юрку, согласен он или нет, сказав лишь, что на неё — никто из девочек не обижается, и что все заказы оплачиваются очень достойно.
— Хотя я не понимаю зачем тебе деньги? Жильё есть, еда тоже, но тем не менее,- свои проценты от заказа — ты будешь получать, а дальше не моё дело. Главное чтобы не пил,если только клиент( под эти термином она имела в виду как мужчин так и женщин)сам не
предложит. Но и тогда надо пить по чуть-чуть, и знать меру.
Юра примолк. До него стал доходить смысл фраз, так буднично слетевших с её уст.
— А если я не согласен?
По непонятной Юрке причине — она занервничала.
— Тебе что, в мороз, в подземном переходе- лучше ? Поверь- страшно только первый раз, а потом привыкаешь. Сама через это прошла, да и не факт что с тобой делать что-то будут. Может только мультик посмотришь, и всё. Они (она имела в виду клиентов) уже всё перепробовали. Им иногда внешнего вида бывает достаточно, чтобы получить своё.
Вспомнив, как промёрз вчера вечером, Юрка, тяжело вздохнув- ответил.
— Я попробую
— Ну и ладушки!- Уже с радостью сказала Галя. — Езжай к себе. Скоро обед.
Юрка уехал, а Галина стала раздавать указания своим помощникам, Ларе и Соне.
— Сегодня вечером, на самовара- есть заказ. Лара- пятую комнату оформишь в стиле Барби, только вот.
Девочки слушали её дальнейшие указания.
Соня , взяв на расходы приличную сумму денег, сказала что вернётся часа через три,- главное что бы с размером повезло.

В три часа, Юра пообедал- плотно и вкусно. Затем Нина с Колей- помыли его и побрили, сказав что именно сегодня на него поступил заказ.
Юрка уже не задавал лишних вопросов, он лишь надеялся, что его первым клиентом- будет женщина.
До семи вечера, его не беспокоили, а потом Соня и Нина — повезли его наверх, проехав по пустой парковке, и поднявшись на техническом лифте,оставшимся от прежнего хозяйственного магазина.
Юрку провезли через огромный зал с бассейном, отделанным мрамором , вдоль которого стояли «Античные»скульптуры обнажённых дев.
Его завезли в одну из комнат,- за толстой, резной, дубовой дверью.
Юра ослеп на миг от розовой однотонности: розовые стены, гардины, покрывало кровати, а на ней стопка таких же розовых подушек,казалось что и свет в этой комнате, тоже был — розовый.
На розовом комоде, стояли чёрный телевизор и видео магнитофон- они явно диссонировали со всем остальным.

Дальше произошло то, что Юрка не мог понять и объяснить, как такое совпадение с прошлым,- могло произойти.
Его, обнажённого,- посадили среди кучи розовых подушек,а затем, из «розового тумана»-возникло то самое розовое платье детства.
Красочные воспоминания , вновь нахлынули на него, он даже не понял , что это платье , совсем другое,- куплено несколько часов назад в салоне для новобрачных.
Юрка сидел замерев, пока на нём шнуровали корсет, смотря на всё сияющими глазами, погружаясь в далёкое детство,не «своей» жизни.
Он чувствовал на губах — вкус губной помады, а на голове- кучерявый пепельный парик Мальвины, или Барби.
Юрка не знал, что клиент, отломавший в детстве ноги у куклы своей сестры, и побитый за это от отцом — получил в тот миг сексуальное удовлетворение. Теперь, будучи взрослым, его больное воображение хотело испытать те же чувства из далёкого детства,- с большой живой куклой.
Юрка, не зная об этом, то же получал удовольствие от своих воспоминаний. Он не видел себя целиком,-пышные розовые юбки скрывали от глаз что у него нет ног, и ему казалось, что сейчас он встанет, и пойдёт по кругу, между двумя общагами, среди играющих во дворе друзей, и встретит маму. Она скажет — Здравствуй Юрка.Нагуляешься,- приходи ужинать.-Всё будет как тогда,и мама будет жива, и все будут спокойно относиться,- что он стал девочкой.

Между тем, Соня закончила макияж,и пошла доложить Галине Евгеньевне, что «Мальвина» готова к приёму гостя.
Такие неординарные, дорогие заказы,- Галя всегда проверяла сама, перед приходом клиента.
Она поднялась вместе с Соней наверх: комната была замечательно оформлена, по телику крутился Диснеевский мультик.

Галя перевела взгляд на кровать, где сидела кукла — «героиня»сегодняшнего вечера .
Её глаза в ужасе округлились,рука машинально прикрыла рот, и заикаясь, она долго старалась произнести лишь одно слово.
— МИЛАШКА.

Альтернативная концовка для тех кто любит Хэппи Эенд —

Источник