Меню

Плащ как у эрика харриса



Колумбайн: жестокая бойня в школе

20 апреля 1999 года. Дата вошла в историю как первое массовое и беспощадное убийство школьников в истории США.

Выстрелы в школах звучали и до, и после этого страшного дня, но именно он оставил шрам и, спустя почти 20 лет, вызывает слухи и кривотолки. О нем снимают фильмы, передачи, пишут песни и множество научных и околонаучных статей. Матерые психологи размышляют о причинах и последствиях. Значит история не закончилась.

Моя цель не поучать жизни в стиле: «Сами виноваты, у них оружие в свободной продаже!». И не читать проповеди о прощении и понимании. Все это чушь и попытка заявить о себе на фоне человеческого горя.

Я хочу разобраться. И понять кто виноват – парочка сумасшедших или никчемная система образования, которая гнобила, унижала и привела к беде запутавшихся и испуганных подростков.

Заодно поразмышлять о влиянии окружения. Обществу в лучшем случае наплевать, ну а в худшем – с удовольствием принимает участие в травле.

Так что наберем воздуха и нырнем поглубже.

Главные «герои»: Эрик Харрис и Дилан Клиболд – выпускники школы Колумбайн, из городка Литтлтон, штат Колорадо.

Странноватые ребята увлекались, тяжелой музыкой и чтением Ницше, смотрели фильмы о нацистской Германии и ходили в черных кожаных плащах. Ничего интересного, обычные бунтующие подростки-максималисты, которые не хотели вписываться в систему, конфликтовали с окружающими и считали, что их никто не понимает.

Такие же как мы. Одни из нас.

В целях улучшения взаимопонимания они выстрелили из дробовика девочке в лицо, заложили бомбы в школьной столовой, убили 13 и ранили 24 человека. А после часовой бойни покончили жизнь самоубийством.

Это случилось не в негритянском гетто, и действовали не обдолбанные наркоманы. Обычные ребята из обычных семей.

История началась довольно банально.

Школа Колумбайн находится в престижном районе, туда ходят обеспеченные детишки, они «знают себе цену» и любят чмырить тех, кто осмелится от них отличаться.

Ученики делились на несколько каст: «белые кепки» — элита школы, спортсмены, красавчики, любимцы девчонок и гордость учителей. Свое название получили из-за белых бейсболок, которые носили по-пижонски задом наперед. «Мафия плащей» — банда бунтарей, явных аутсайдеров, куда и входили Дилан с Эриком. Все остальные – аморфная масса, которой все равно.

«Кепок» было много и они крепко невзлюбили «этих чудных в плащах». А значит регулярно били, унижали и издевались. Всем остальным было наплевать.

Плевать учителям, хоть они должны были следить за порядком, плевать родителям, «они ведь так устают на работе», плевать одноклассникам и знакомым, «проблема твоя, сам и разбирайся, главное, чтобы меня не трогали».

Школьные альфа-самцы проявились во всей красе: ловили парней в раздевалке, валили на пол и нещадно мудохали, подходили сзади в школьной столовой и били так, чтобы жертва ударилась лицом об стол. Про всякую «мелочь» вроде спрятать чужие рюкзаки или прилюдно высмеять говорить не стоит. Это и так происходило почти каждый день.

  • «Кепок» много, они здоровые и агрессивные
  • Я в самом конце школьной иерархии.
  • На дне и не знаю как выбраться
  • Меня избегают
  • Не общаются
  • Не принимают в свою компанию
  • Не вижу выхода

Подобные записи нашли в тайных дневниках ребят. Только им и друг другу они могли поведать истинные мысли и переживания. Окружающие то ли не догадывались, то ли делали вид, что все нормально.

Хотя тревожные звоночки были давно – за 1,5 года до описываемых событий, Эрик и Дилан ограбили грузовик с IT-оборудованием, причем среди бела дня и прямо перед камерой наблюдения. Таким образом они хотели продемонстрировать лень, безразличие и тупизну общества. Основной мотив: «Если вы настолько ничтожны, почему это не использовать?».

Их сразу повязали и отправили на экспертизу. Дилана признали вменяемым, Эрику прописали антидепресанты. Для США в этом нет ничего необычного, таблетки там прописывают налево и направо, как у нас витамины.

Учитывая то, что ребята хотели покуражиться, а не грабить на самом деле, судья вынес им условные сроки и постановление Эрику пройти курс психологической реабилитации. С этим тот справился успешно, и врач, которому видимо не было никакого дела до пациента, признал его здоровым.

Возможно после этого у ребят перевернулась картина мира. Появилась этакая гиперкомпенсация и мысли о том, что они сверхлюди, они не под, а над обществом. Обществом обезьян, от которых они ничего хорошего не видели – только плевки, унижения и побои.

Они захотели изменить ситуацию – по их словам, «ускорить естественный отбор». Всю накопившуюся злобу они направили не на «элиту» Колумбайна, а на саму школу. Они считали ее порождением системы, которая калечит и превращает людей в моральных уродов.

Эрик и Дилан стали готовить план.

По их задумке, в школе нужно было заложить бомбы, после взрыва встать у дверей и отстреливать выбегающих. Если с бомбами не получится – войти в здание и устроить массовую бойню.

Первый план не сработал. Второй, к сожалению, удался.

Они готовились больше года: через знакомую купили оружие, дробовик, карабин, пистолеты, и модернизированный пистолет-пулемет патроны приобрели самостоятельно, в США с этим просто. Потом скачали из сети «Поваренную книгу анархиста» — по рецептам из этого «труда», сделали 2 мощные пропановые бомбы с детонаторами и множество трубчатых. И стали ждать часа Х.

Они ведь были мальчишками и не могли не заявить о себе: за несколько месяцев до жутких событий Эрик и Дилан на обычную камеру сняли фильм о предстоящей расправе. Сохранилась пленка, на которой парни хвастаются своим арсеналом, рассказывают об изготовлении бомб, устраивают стрельбища по кеглям. И «в шутку» расстреливают школьников, их сыграли друзья.

После монтажа Эрик Харрис выложил фильм на своем сайте. Его с интересом посмотрели ребята из группы «кепок», потом поймали талантливых киноделов и руками и ногами номинировали на «Оскар».

Бредовая, идиотская ситуация – их могли остановить даже не десятки, а сотни раз. Раз за разом они буквально кричали о том, что произойдет, но все только ухмылялись. Потом смеяться перестали. Многие навсегда.

Когда день настал, все было готово.

Пропустив первые уроки, ребята подъехали к школе. Здесь Эрика увидел его одноклассник, подошел и поинтересовался, какого черта происходит и где он шляется. Вы догадываетесь, как общаются подростки – если говорить прямо, он просто обложил Эрика матом. А то посмотрел на него и ответил: «Брукс, ты мне нравишься. Уходи отсюда. Иди домой». Гораздо позже у парня брали интервью, и он с удивлением говорил, что до сих пор не понимает, почему Эрик его тогда не убил.

Читайте также:  Свадебное платье с пышными рукавами 2021

Два приятеля вошли в здание и заложили бомбы с часовым механизмом, они должны были сработать в кафетерии, в 11:17, когда там соберется максимум учеников. Адские машины не сработали, видимо подвели детонаторы.

Тогда парни реализовали план Б.

Обвешались оружием, набили карманы патронами и неторопливо пошли по школьной лужайке.

Первыми жертвами стали ученики младших классов, он просто сидели перед школой и уплетали свой завтрак. Девочка получила 4 пули и скончалась на месте, ее приятель схлопотал 8, но остался жив и стал инвалидом.

Затем стрелки открыли беглый огонь по проходящей группе, убили одного и ранили четверых. После обстреляли окна школы и вошли в здание.

Люди только-только стали понимать, что происходит. Большинство ничего не видело и они думали, что кто-то хулиганит с петардами. Между тем, Дилан с Эриком шли по коридорам, палили по живым мишеням и кидали трубчатые бомбы.

В числе прочих они убили учителя физкультуры. Надо отдать должное – он не сидел под столом и не бился в истерике, а пытался спасти как можно больше учеников. Забегал в классы, приказывал всем лечь на пол и не высовываться, запирал двери помещений. В один из таких забегов он выскочил прямо на Дилана и тот всадил ему пули в грудь.

Где был охранник, где был полицейский, который дежурил возле школы? Да нигде, оба сообщили о нападении в службу 911, без указания подробностей, и засели на улице – ждать рейнджеров и полицейского подкрепления.

Когда подъехали усиленные наряды, полицейские боссы сели и стали чесать головы. Они не могли понять сколько человек находится в здании, сколько в нем террористов и как они вооружены. Не могли решить, штурмовать ли здание сейчас или ограничиться оцеплением и эвакуацией пострадавших. Можно было ведь сделать только хуже. Они вызвали спецназ и засели в оцеплении.

Возможно они действовали по инструкции, но попробуйте объяснить это родителям погибших детей.

А ребята времени зря не теряли. Спокойным, размеренным шагом, дошли до библиотеки и устроили массовую бойню. Здесь убили 10 человек.

Войдя в помещение Дилан крикнул: «Все в белых кепках, встать!» Желающих не оказалось. Тогда Эрик бросил: «Ладно, мы все равно начнем стрелять!»

И сдержал свое слово.

Они почти не промахивались. Ученики прятались за стеллажами, залезали под столы и прятались по углам. Но спастись не могли. Друзья-стрелки разделили помещение и стали методично прочесывать, ряд за рядом.

Возле одного из стеллажей лежал насмерть перепуганный одноклассник Дилана – Джон Севидж. Когда перед ним показались крепко зашнурованные берцы Клиболда, он понял, что его час настал. Заплетающимся языком он пробормотал: «Ты убъешь меня?» Но Дилан почему-то медлил. Потом сказал: «Ладно, ты хороший парень. Беги отсюда». Джон не поверил, а может просто не мог двинуться от страха, тогда Дилан прикрикнул «Беги!» и тут уж он рванул со всех ног, пока его не остановили в полицейском оцеплении. Хорошо еще, что не застрелили на улице, по ошибке.

А Эрик увидел знакомую истово верующую девушку-баптистку. Она забилась под стол и смотрела на него испуганными, оленьеми глазами.

Он присел на корточки, навел дуло дробовика и спросил: «Ты веришь в бога?»

Кто-то из выживших рассказывал, что она ответила «да», другие утверждали, что она терялась и мямлила «что не знает». А вы бы не испугались? Не мямлили?

Харрис выслушал ответ и разрядил дробовик ей в лицо.

После парни выбили окна в библиотеке и обстреляли полицейское окружение. Огонь был таким массированным, что копы залегли еще плотнее, решив, что в здании действует как минимум человек 10 и снова не пошли на штурм.

Выиграв время, Эрик и Дилан спустились в кафетерий.

Там они попытались подорвать не сработавшие бомбы. Кинули несколько трубчатых зарядов и обстреляли пропановые устройства. Пробили емкость с газом, та страшно загудела, выпуская пропан, мгновенно воспламенилась и рванула. Ребята кинули вдогонку несколько бомб и пошли дальше.

У них заканчивались патроны, видимо поэтому они больше никого не убили. Погуляв по коридорам они вернулись в библиотеку.

Там оглядели то, что натворили. И выстрелили себе в голову. Как задумывали.

После этого начался штурм. Полицейские суетливо бегали, переговаривались по рации и выводили выживших из здания. Заунывно выла пожарная сигнализация, поливая пол струйками мутной воды и прибивая хлопья пепла. Медики обхаживали раненых и укладывали в мешки убитых. Все кончилось.

И в этот миг, только сейчас, люди стали понимать, что на самом деле произошло.

Родные плакали и обнимали детей, другие бились в истерике, уже догадываясь, что своих больше никогда не обнимут. Звенящая тишина, которая стояла все это время у здания школы, взорвалась какафонией криков, стонов и плача – такого обычного, и от этого еще более страшного человеческого горя.

История привела в ужас всю страну. Внезапно люди поняли, что не где-то там, а здесь, буквально под носом, парочка сумасшедших может вот так, походя, ни за что, убить или покалечить твоего ребенка. И никто, никто не поможет.

Началась «охота на ведьм»: вычислили и посадили тех, кто покупал оружие. Разогнали «банду плащей». В школах установили рамки металлоискателей и усилили охрану. Для полиции выпустили специальную директиву – как действовать, когда в здании школы орудуют террористы. Но все это после. Ни убитым, ни покалеченным, это помочь не могло.

Судя по тому, что подобное происходило и позже – меры неэффективны.

Эрик и Дилан были типичными жертвами «буллинга» — массовой травли, когда сильные унижают слабых и загоняют на самое дно. С развитием интернета, появился новый термин «кибербуллинг» — когда человека травят в социальных сетях. К этому особенно чувствительны подростки.

Не хочется проводить параллель, но все же: в стае обезьян есть четыре касты – альфа, бета, гамма и омега. Альфа – вожаки и они получают все самое лучшее, и самок, и еду. Низшие, омеги, не смеют поднять глаз на других, питаются объедками, а смок им не достается вообще.

Если омеге случайно достанется власть – становится самым свирепым и жестоким вожаком. Альфы на его фоне просто смирные овечки. Примерно тоже самое происходит в тюрьмах, когда опущенным заключенным дают полномочия, они устраивают жуткие зверства и не щадят никого.

Два стрелка были типичными омегами, на дне без шансов выплыть. Никогда.

Ни у какой обезьяны, да и у обычного подростка нет возможности отбиться или отомстить своим обидчикам. В том же боксе не случайно ввели весовые категории, если человек тяжелее тебя на 20-30 килограмм, у него и удар в 2 раза сильнее. Шансов практически нет. А если таких «героев» несколько, то все уже ясно.

Читайте также:  Кожаное платье для симс 4

Но у друзей было преимущество – огнестрельное оружие и бомбы. Это их не просто сравняло, а поставило на ступень выше всех «кепок» и прочей злобной шпаны. Теперь у тех не было шансов спастись.

А два подростка перестали бояться и поквитались. Не с обидчиками, а со всем миром – ведь к ним он никогда не был ни добр, ни справедлив.

Прошло много лет, а споры не стихают. Одни обвиняют поправку о владении оружием, другие – учителей и полицию. Третьи говорят о бездушном обществе, в котором ты один и всем плевать.

Мнений много, а суть одна – случилась беда.

Источник

«Те, кто издевается в школе, заслуживают смерти»

Российские школьники — о желании убивать одноклассников и учителей

Массовая резня в пермской школе номер 127, когда вооруженные ножами подростки ворвались в класс, где занимались четвероклассники, спровоцировала новую волну интереса к движению «колумбайнеров» в России. И не случайно. Очевидцы уверяют, что нападение, в результате которого пострадали 15 человек, было спланировано в стиле подражателей американским подросткам Эрику Харрису и Дилану Клиболду, которые устроили стрельбу в школе «Колумбайн» (штат Колорадо) 20 апреля 1999 года. Тогда жертвами жестокой расправы стали 13 человек. Именно им посвящены паблики «ВКонтакте», на которые был подписан один из напавших, и именно Харрис и Клиболд «вдохновили» на преступление в сентябре прошлого года другого школьного стрелка, Михаила П. из Ивантеевки, который решил отомстить ровесникам за насмешки. «Лента.ру» нашла поклонников колорадских стрелков и попросила их объяснить, почему они сочувствуют убийцам.

По просьбе несовершеннолетних, их имена изменены на псевдонимы. Авторская стилистика сохранена. Редакция «Ленты.ру» осознает, что высказывания спикеров могут быть восприняты неоднозначно, однако считает эту информацию общественно важной.

«Естественно, их надо устранить»

Михаил, 15 лет, Санкт-Петербург

Учителя и одноклассники, которые травят кого-то, заслуживают смерти. Все потому, что, если просто перейти в другую школу, эти люди все равно продолжат унижать, но уже других. Естественно, их надо устранить. Таким образом ты спасаешь других. Возможно, все, кто это терпит в школе, уже были готовы к этому изначально, то есть, в семье у них то же самое происходило.

Лично я впервые столкнулся с травлей в пятом классе. Унижение учителями часто связано с плохой успеваемостью. Когда унижают и учителя, и одноклассники, конечно, начинают проявляться ненависть, агрессия. Хуже всего — это унижение словами, особенно на публике. Когда тебя унижают по поводу одежды, внешности и прочим признакам. Мне кажется, это может длиться все 11 классов.

В России не принято мстить, потому что у нас не так распространено оружие. Большинство заканчивает жизнь самоубийством, прыгая [Роскомнадзор], глотая [Роскомнадзор]. В 2015 году один шестиклассник прыгнул [Роскомнадзор] из-за издевательства одноклассников. Все было прямо перед моей школой. Месяца три назад был еще один парень. Но, на мой взгляд, если уж и совершать самоубийство, то сделать это нужно так, чтобы тебя запомнили.

Колумбайнеры — это больше, чем субкультура. Эрик и Дилан стали кумирами, потому что многие подростки сейчас отвергнуты. Я сам через это сейчас прохожу. Думаю, это проявляется либо из-за того, что я не поддерживаю мнение других и имею свое.

Эрик и Дилан — это воплощение подростков, которые смогли отомстить. Они показали, что будет, если в течение нескольких лет гнобить человека. Они ненавидели «джоков» (спортсменов — прим. «Ленты.ру»), которые их задирали. Это суровая справедливость.

Впервые я узнал о них после трагедии в Ивантеевке. Я понимаю этого школьника: он хотел отомстить конкретным людям. Пермские подростки, устроившие резню, исходили из других мотивов. Они навредили четвертому классу, который, думаю, им ничего не сделал. Что они в начальной школе вообще могли понимать? В общем, их поступок мне не очень понравился. Жаль только то, что серьезного плана у обоих не было.

Эрик и Дилан были правы в том, что наша жизнь — это всего лишь игра. Мы каждый день проживаем одинаково. Они совершили сильный поступок. Убив тех людей, которые годами тебя обижали, ты доказываешь, что не так уж и слаб, что нужно было относиться к себе лучше.

Никакая поддержка здесь не поможет. Просто через какое-то время тот, кого унижали, тоже решит отомстить. Человек изначально может быть нормальным, но пройдя через это, остаться таким же, как раньше, невозможно. Я уже достаточно натерпелся. Думаю, скоро все изменится. Я удивлю всех 3 сентября, но пока не хочу об этом говорить.

«В чем толк от ранений? Идут на убийство»

reb09, Томск, 17 лет

Для меня привлекательнее всего их мысли. Лично мой кумир Эрик Харрис. Я люблю его интересы, что он любил, что ненавидел, что слушал и так далее. Оба, и Эрик, и Дилан, хотели показать, что они не слабые, что они могут дать отпор и оставить след — если не в памяти всего мира, то хотя бы в Америке. У них получилось. Но у них были разные мотивации. Эрик пошел, чтобы сделать массовое убийство, и при этом готов был умереть. А Дилан хотел умереть, и он был готов на массовое убийство. Чувствуете разницу?

Сама особенность их заключается в том, что они пошли на такое. Никто не ожидал, что дети так жестоко и хладнокровно подойдут к теракту. Эрик долго стремился к этому, это была мечта всей его жизни. Нужно иметь мозги, чтобы выстроить такой план убийства. Хотя, я думаю, они бы не пошли на это, если бы их выслушали, остановили и поговорили с ними. Но у Эрика не было друзей, потому что он часто переезжал. У них были другие интересы, и над ними попросту издевались.

Тогда не пытались кого-то скопировать, а сейчас все за ними повторяют. Часто делают фото-косплеи: черные кожаные куртки, военные берцы, штаны, бейсболки и футболки, как у Эрика и Дилана, оружие. Редко кто, чтобы не копировать их полностью, делает какие-нибудь фишки. Хотя большинство записей, по которым они сейчас известны, были простым дурачеством. Настоящие свидетельства их преступления, «подвальные ленты», известны только в пересказах: там были угрозы расправы и так далее, их видели только копы и их родители. В открытый доступ свидетельства не выложили, поскольку испугались влияния на подрастающее поколение.

О колумбайнерах узнают в пабликах «ВКонтакте». Первая закрытая группа появилась еще в 2008 году, там было около 8 тысяч подписчиков. В основном, публиковали переводы. Я узнал о них в 2013 году от подруги, но глубже погрузился в тему в 2016-м. Как раз тогда паблики в русскоязычных соцсетях начали набирать популярность. Чтобы полностью начать разбираться в этом, нужно потратить не меньше двух месяцев. Это занятие для тех, у кого есть мозги: нужно лезть на англоязычные сайты, читать источники, сравнивать версии, чтобы составить свое мнение. Материал обширный: дневниковые записи, несколько документальных фильмов, книг, фото и видеозаписи.

Читайте также:  Наполовину платье наполовину костюм

Потом я сам начал делать контент. Когда монтирую видео, никакой разрядки не получаю, это просто для красоты. Меня нельзя привлечь к ответственности за разжигание ненависти. Я же не пишу под каждым видео: «Убивайте людей, расстреливайте учеников и их учителей».

Для большинства подростков (многим от 14-18 лет) колумбайнеры привлекательны тем, что расстреляли учеников. Они не особо погружаются в тему, даже не связывают мемы с реальными инцидентами. Для них эти картинки — по фану. Они думают, что шутки типа «Зачем любить, зачем страдать, ведь можно взять и расстрелять» — это смешно, потому что в жизни не сталкивались с такими чувствами. Максимум, если встречают травлю, переезжают, меняют школу, идут на домашнее обучение, решаются на суицид. Это не Америка, где можно купить оружие, как продукты, и расстрелять просто так людей.

Все российские последователи колумбайнеров узнали о них из таких же пабликов. Но я отрицательно отношусь к российским фанатам. Чувак из Ивантеевки просто хотел выделиться, чтобы о нем узнали, получить популярность. В Перми, возможно, роль сыграла просто психическая неустойчивость. Они просто позеры. Косплееры в других странах, по крайне мере, убивают, а не калечат. В чем толк от ранений? Идут на убийство. Десятиклассник, который стрелял в московской школе № 263 в 2014 году, вызывает гораздо меньше вопросов: он хотя бы убил.

«Они не могут найти себя и находят Эрика и Дилана»

Reb Vodka, 15 лет, Симферополь

Конечно же, я думала об этом и думаю по сей день о том, как я устраиваю бойню в своей школе: у меня проблемы с психическим здоровьем, я не чувствую жалости и сочувствия по отношению к другим. Я не знаю, отговорила бы я или нет, если бы узнала о готовящемся расстреле.

Если бы кто-то реально устроил бойню в России на уровне «Колумбайна», я бы просто сильно этим заинтересовалась, вот и все.

Я знала о «Колумбайне» еще года два назад, но особо начала фанатеть в начале сентября, возможно, из-за Михаила П. («ивантеевского стрелка» — прим. «Ленты.ру».). Так как я большой фанат, смотрю и на него, и на пермских подростков с большим разочарованием. Я бы не назвала ивантеевского «стрелком», ибо он из пневматики выстрелил в голову учительницы, которая пробыла в больнице не более недели, а остальные трое просто от испуга начали выпрыгивать из окон. Очень глупо было повторять «Колумбайн» с пневматикой и петардами. А пермские школьники просто взяли ножи и резали детей, и этого я не приветствую. Тем более, Лев Б. — наркоман, а Эрик ненавидел наркоманов.

Повторить «Колумбайн» можно только хорошо подготовившись. В России практически невозможно достать оружие, это проблема для скулшутингов.

В моей школе только я интересуюсь этим и, в целом, в городе не замечала таких людей, как я. В соседних определенно есть «колумбайнеры». У нас такие города в Крыму, что знаешь практически каждого. Мое увлечение выходит за пределы виртуальной жизнь лишь в виде одежды. У Эрика и Дилана был свой стиль: это черные брюки, армейские берцы, футболки с символикой рок-групп или хеви-металл, перевернутые козырьком назад кепки (но не белые, ибо белые носили «джоки»), плащи. Я считаю это субкультурой, особенно на территории России. Чтобы быть «колумбайнером», достаточно знать самое основное о «Колумбайне» и интересоваться им.

Главную мысль «Колумбайна» можно выразить так: «Ненависть порождает ненависть». Но не стоит думать, что только идеология толкает подростков идти и убивать других. Людьми правит их мировосприятие. Хотя общество и может послужить зарождению болезни. Сейчас подростки делятся на два типа: дети, которые унижают других, и дети, которые становятся мишенью для издевательств. У вторых могут развиваться психические заболевания, они не могут найти себя и находят Эрика и Дилана со схожими проблемами. Это становится выходом, поскольку люди безразличны к проблемам друг друга.

Многие оценивают ситуацию глазами жертв, но жертвами также являются убийцы. Говорят, что ребята — изверги, которые попросту хотели внимания. Это неправда. Одной из причин была травля. Их, безусловно, «джоки» оскорбляли, унижали, даже порой били. Второй причиной были проблемы Эрика с психологическим здоровьем: он был агрессивным и не мог справиться с собой. Он ненавидел мир, его морали, нормы, устои и правила. Дилан же был грустным парнем, который искал и не мог найти настоящую любовь. Он ненавидел себя, свою внешность, считал себя пустым местом.

В этом событии Эрик был лидером, а Дилан шел по стопам друга. Каждый из них по-разному видел мир. Дилан видел разочарование и отчаяние, а Эрик — мир, который погряз в грязи. Он считал людей роботами, которых программируют в школе для дальнейшей работы. Ему не нравилось то, что ему указывали как выглядеть, потому что считал себя другим, он мечтал править миром и также «официально» решать, кто должен умереть, а кто нет, и представлял себя мятежником, который борется за справедливость (отсюда прозвище reb — от слова rebel, «бунтарь»).

Их план изначально был в том, чтобы занести в кафетерий часовые бомбы, что привело бы к гибели сотни подростков, а выживших бы расстреляли. Но бомбы были сделаны некачественно и потому не взорвались. Тогда они решили, что просто зайдут в школу и будут убивать всех подряд. Это было придумано спонтанно, возможно, поэтому погибли невинные дети. Когда Эрик и Дилан убивали ребят, они упивались радостью, насмехались над ними и шутили. После скопившейся ненависти и жажды мести, крики испуганных подростков для них казались чем-то смешным. Может быть, во время этой бойни они освобождали свои накопленные негативные чувства, а может, чувствовали в своих руках власть. Потом Эрику и Дилану было уже все равно: они показали мощь и силу и решили покончить с собой.

Это происшествие может помочь людям осознать, что вокруг нас такие же люди, как Эрик и Дилан, и нам всем следует обратить внимание на то, чтобы наши жизни и жизни возможных жертв не закончились так трагично. Но все это естественно и ничего удивительного в наше время нет: все в мире имеет свой смысл, хоть и столь ужасный.

Источник