Меню

Мама вышла похвастать новыми панталонами с начесом



Трусы

У мамы всю дорогу была профессиональная болезнь – слабое горло. Преподаватель политэкономии, обреченная излагать с кафедры великовозрастным придуркам тезисы Маркса, она пила только теплую воду, подогретый на водяной бане кефир, растапливала на плите мороженое и грела на крышке кипящего чайника сыр. Сыр плавился и превращался в какое-то дерьмо, но это было очень положительно. И меня она всегда заставляла носить жаркой весной шапку. И до сих пор ужасается, щупая мою банку пива – пиво всегда неправильно холодное.

Много лет назад мама торжественно вручила мне панталоны с начесом. Но надела я их впервые только в эту субботу, когда муж по привычке приставал с неуместными предложениями секса после визита тренера, гонявшего меня штангой по квартире. Ссылаться на больную голову я побоялась, не к месту вспомнив анекдот о попавшей в лапы к орангутангу жене, и чрезмерно злопамятном супруге, советующем ей рассказать дикой обезьяне, что у нее болит голова. «Подожди и отвернись» — сказала я мужу, занырнула в комод и выудила спасительные панталоны. «А теперь смотри!» — и секс стал неактуальным. Муж ржал аки конь, ржал также Бенечка*, и только хитрый Бунин** молча улыбался в усы. Он прекрасно помнил, чем ему обернулась чрезмерная сексуальная настойчивость в отношении строгой хозяйки.

А я вспоминала свои уроки труда в пятом классе.

Тогда всем девочкам была объявлена тема «пошив трусов». Добрые мамочки выдали девочкам батист и кружева, легкий ситец, окрашенный в пастельные тона нежный трикотаж. Мне же была выдана толстая бордовая байка в крупный белый горох. Суровая жизнь грозила мне пальцем еще тогда, в нежном моем возрасте, будь я тогда помудрее – провела бы длинную прямую в космос и выудила бы перспективы будущих скитаний, лишений и трудовых подвигов… Но как, как можно сообразить двенадцатилетнему советскому ребенку, что жизнь его будет терниста и мозолиста, какое там! Я соорудила выкройку и принялась шить единственную в своем роде Весчь.

Трусы шились легко. Байка прекрасно гладилась, обтачки, в силу их толщины, пришлось сделать шириной в полтора сантиметра, потому строчить было удобно и приятно. Так как изделие предполагалось лишенным эластичности, то на боку мы с учительницей выдумали изящный разрез на пуговичках. Красота венчалась широкой резинкой на талии и напоминала пыточный корсет. Будь я тогда поэрудированней, провела бы параллель с поясом верности, но кто же намекнет советскому школьнику о таких грязных пережитках феодального прошлого.

За трусы мне поставили пять. Больно монументальным вышло это громоздкое сооружение, и слишком уж смеялись надо мной одноклассницы, которым больше повезло с добротой мамы. Их-то трусы получились легкими и воздушными, и пусть некоторые швы скручивались по причине неровности, но трусы напоминали нижнее белье, и их даже можно было носить. Меня же носить трусы заставили только гордость и бедность. Мама, впечатленная добротностью изделия, мама, которая кипятила мороженое, похвалила мои трусы и заставила носить их зимой.

И я носила. Каждый вечер я стирала под краном бордовую байку, а по утрам выглаживала обтачки. Жопа моя была в полной безопасности, как температурной, так и нравственной. Кому же придет в голову показывать обтянутую байковыми трусами жопу субъектам противоположного пола, ё-маё, и с высоты прожитых лет и опыта матери юной красотки, я сильно подозреваю свою маму в преследовании двойной цели. Обе из них были достигнуты. Я никогда не простужала письку и до совершеннолетия оставалась девственницей. Хоть ненавистные трусы давно были порезаны на тряпки, но привычка скрывать зад от посторонних глаз – осталась. Вот она, настоящая женская мудрость.

В следующем классе на уроках труда мы шили ночные рубашки. Наученная неутешительным опытом с трусами, я уже не ждала от мамы ничего хорошего, так что когда получила отрез мерзопакостнейше окрашенного ситца, не особенно расстроилась. Впрочем, расстроилась я гораздо больше, чем показала, но это уже была привычка гордого человека из небогатой семьи – скрывать свои настоящие чувства. Эта привычка сейчас вредит мне гораздо больше, чем я того заслуживаю, ведь я пропустила несколько богатых шансов набить морду некоторым людям в те моменты, когда мне было действительно больно. Интересно было бы увидеть реакцию тех, кто до сих пор считает меня своим другом, не чувствует малейших угрызений совести и радостно делится событиями текущих дней, если бы в моих глазах отразилась бы хоть толика того презрения и боли, которые я испытываю до сих пор. Наверное, именно по причине такой своей злопамятности я перестала верить в то, что гордыня – это смертный грех и презираю правило подставлять вторую щеку после удара по первой. Месть подается в холодном виде, а я способна выжидать годами. Может, именно это религиозное несоответствие заставляло меня многие годы сомневаться в подлинности бога по имени Иисус, подозревать какие-то махинации в истории с его воскресением и верить только в некую силу без имени и без требований соблюдать смешные для меня ритуалы. Какая хрен разница этой силе, что я ела и крестилась ли на ночь, если я разговариваю с ней на доступном мне языке, а она отвечает мне действием? Однако я увлеклась, и эта тема напрочь отвлекает нас от волнительной истории с ночнушкой, которую я стремлюсь вам поведать.

Ночнушка не получалась у меня хоть убей. Вот эта ***ня на горловине под названием обтачка – не ложилась, морщилась, корежилась и строила мне морды. Обессиленная бессмысленной войной с обтачкой, я попросту подогнула края, то есть «подрубила» и украсила получившуюся по неосторожности дырку топорными кисточками, изготовленными наспех в попытке быстро скрыть безобразие. За ночнушку мне поставили «три», я запихнула ее глубоко в шкаф и забыла о ней, казалось бы, навсегда.
Расплата настигла меня ровно через десять лет.
Когда после двухчасового отсыпа в родзале меня, избиваемую нечеловеческим ознобом, возникающим после родов у любой изрядно потрудившейся женщины, привезли ночью в палату, находившиеся там девушки проснулись и превозмогая собственную слабость, подошли к моей каталке. «Как тебя зовут?» — первый вопрос. «Аня». «Аня, что ты хочешь?» «Я хочу есть». Они отошли, пошуршали и принесли мне невиданное печенье, такое, какого не было больше никогда в моей жизни. «Ешь!» Я съела. «Что ты хочешь?» «Пить». Мне налили сгущенки в теплую воду. Я выпила, перестала дрожать и отрубилась.

Мне трудно забыть эту искреннюю женскую помощь, такую деловитую в своей слабости, такую понимающую, такую… не требующую благодарности.

Утром выяснилось, что я попала в палату, где находилась супруга одного из самых известных сейчас в моем городе бизнесменов. Отсюда и печенье невиданного вкуса.

Эта дама в роддоме носила французские шелковые сорочки, каждые день сооружала прически и делала макияж. Обед ей приносили из ресторана — одуряюще пахнущие огромные тарелки, завернутые в фольгу, сверкающие вилки. Я же была вот просто студенткой, и это обстоятельство должно было извинить меня в моей бедности, и, наверное, извинило бы, если опять не мама.

В одно прекрасное утро, когда я ожидала посылку хоть с каким-то чистым бельем (ну не ожидала я, что будет столько кровищи!) – мне принесли сверток. Развернув его, я с ужасом обнаружила в нём… ночнушку, этого недорезанного уродца из пятого моего класса. С дыркой на горловине и издевательскими ужасными кисточками.

Попытки изуродовать ночнушку до невосстановимого состояния успехом так и не увенчались. Каждый раз её, очевидно, вываривали и, еще более страшной, приносили в роддом. Как всегда, я не проронила ни слова протеста. Возможно, это было глупо – страдать из-за собственной гордыни, тем более рядом с дамой высшего света, но я стоически перенесла этот позор. Правда, стала меньше любить маму.

Разве могла я тогда, озабоченная убожеством своей внешности, предполагать, что тринадцать лет спустя я буду это вспоминать. Теперь, когда я изумляюсь выбору своей дочери, когда слушаю профессиональные записи американского рэпа, на музыку, написанную и сыгранную ее возлюбленным, с текстами на английском, написанными и начитанными ее возлюбленным, которому тоже всего тринадцать лет, почему я вспоминаю эту безумную тряпку, этот свой стыд, этих юных женщин, которые кормили меня среди ночи печеньем, эти убогие трусы. Почему я думаю о людях, которые меня обидели? Почему не забываю ничего – ни смешного, ни дурного, ни злого, ни прекрасного?

Читайте также:  Как носить пиджак с рубашкой мужчине

А завтра снова придет тренер и будет гонять меня штангой по квартире. И кто знает, каким буду я вспоминать его десять лет спустя.

*Бенечка — Беня, мопс
**Бунин — Буцефал, кот перс-экзот

Источник

очарован и хотел чтобы она не опускала подол как можно дольше. Но, она смеясь убежала, так как пришла мама.

Пока я болел, ещё несколько раз обсикаться пришлось, причём по-всякому: чтобы не было скучно, мама читала мне книжку, а та оказалась очень смешной, ещё по совету врача меня отогревали в тёплой ванне, а там лежи себе, мечтай и писай. Но выздоровел я как обычно довольно скоро. Участковая врач, перед тем, как меня выписать несколько раз порекомендовала носить под школьными брюками что-нибудь тёплое. Мама предложила мне купить кальсоны с начёсом, но я заупрямился. Я считал эту одежду некрасивой и стариковской. — Тогда будешь носить штаны, трико (женские панталоны тогда называли в основном так), другого выхода у тебя нет,- сказала мама. Тут я уже не возражал, и мне их купили. Несколько пар, разного цвета, с начёсом внутри, с резинками и манжетами на штанинах.

Такие я не носил, наверно лет с пяти, правда, продолжал носить девчачьего типа

(белые, голубые и т. п.), но тонкие и обычно более короткие. Но вернулся к тёплым

Панталонам, ходил в них и в 4-м, и в 5-м классе.

Мама называла их «зимние трико», а я — «эти

толстые». А подобных неприятностей со здоровьем у меня больше не было.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Воспоминания Романа-3

Каникулы я обычно проводил у бабушки, загородом, в Подмосковье. Туда же я и прибыл, закончив 3-й класс. Но посреди лета вдруг резко похолодало, погода установилась почти осенняя. Бабушка долго прикидывала, что же я должен надеть, выходя на улицу. Наконец. вытащила из чемодана стопку тёплых панталон, их оказывается и сюда привезли. Выбрала синие с начесом длинные панталоны и заставила меня их одеть, правда я слишком и не упрямился, ну так для виду.

Поверх панталон мне было велено надеть тёмно-синие тренировочные, это была обычная одежда тогдашних мальчишек. Может быть, контуры панталон и будут через них видны, ну так и бог с ним.
Вышел на улицу, стал играть с двумя пацанами, один, Коська, помладше, и Вовка, мой ровесник, только ростом помельче. Игра у нас была какая-то увлекательная. Вот я, сидя на корточках, посмотрел вниз. Мои голубые трико довольно явственно просвечивают сквозь тренировочные, прямо как небо сквозь тёмную тучу. И это только спереди. А каково сзади-то? На моей-то полненькой фигуре! И не дай бог, там какая-нибудь дырочка.
Я в процессе игры в каких только позах не представал перед ребятами — и приседал, и нагибался. Вроде они шушукнулись за моей спиной. Или им без разницы? Но в тот день мы настолько были увлечены игрой, что я про это дело просто забыл.
Вдруг слышу, Вовка как-то серьёзно спрашивает: -Ромка, а ты ш т а н ы носишь?


Я в первый момент даже не понял, о чём он говорит. Но быстро «спустился с небес» и, стараясь быть как можно естественней, заулыбался.
-А-а, -говорю, -да. Сейчас вон как похолодало, а надеть больше нечего.
Поняв, что лучшая защита — это нападение, я даже пристустил край своих треников, показал, что у панталон на концах резинки.


-А эти штаны ты у сестры взял?
-Зачем? Это мои. У меня и нет никакой сестры.
-Ах, да, ты же один у мамы с папой.
-А в самый лютый мороз, -я говорю, -без таких вообще не обойдёшься.
Я говорил настолько убедительно, что даже затянул этих ребят в союзники.
Вовка признался мне, что зимой ему надевают кальсоны, а Коська — что тёплые чулки.

Источник

Рейтузы, гамаши, панталоны | Что мы носили в советские годы на самом деле

«Ты рейтузы надела?!», — эту грозную контролирующую фразу слышали советские школьницы от своих матерей, когда утром собирались выходить из дому. Самые недоверчивые мамы бесцеремонно задирали подолы и проверяли наличие рейтуз. «Попробуй только снять!», — слышали вслед девочки-подростки, сбегая по ступенькам к выходу.

Ненавистные рейтузы

Но, несмотря на угрозы и строгий контроль, школьницы избавлялись от рейтуз, гамаш и панталон при первой возможности: в подъезде, спустившись на этаж или два ниже собственной квартиры, в школьном туалете и даже в раздевалке, пользуясь суматохой. Современным школьницам, которые имеют не одну пару эластичных колготок, этого не понять. В советские годы девочки носили «хэбэшные» колготки в рубчик (ещё они назывались «в лапшу»), которые обязательно собирались складками на щиколотках и морщили под коленями. Эти колготки приходилось подворачивать на талии, подпоясывать дополнительной бельевой резинкой, так как они свободно доставали до подмышек.

С началом осенних холодов поверх хлопчатобумажных колготок полагалось носить утепляющие штанишки — те самые рейтузы, гамаши, панталончики. Лишь в преддверии 90-х в СССР начали появляться лосины, а до этого времени лосинами называли исключительно мужские брюки из шкуры лося, которые носили преимущественно кавалеристы.

Белые лосины Дениса Давыдова

Женские облегающие штанишки носили для тепла, а не для удобства, красоты или моды. Трикотаж часто был грубым, колючая шерсть чувствовалась даже через толстые хлопчатобумажные колготки. Варианты панталон с начёсом не кололи кожу, но полнили, и, что самое важно, их могли увидеть одноклассники. Так что же такое на самом деле представляли панталоны, гамаши и рейтузы советских школьниц?

Советские панталоны

Советские панталоны для рабочего класса были грубыми, неизящными. Оттенки этого предмета белья — «поросячьи», телесные и голубые — не радовали глаз. Но других в магазинах не продавалось, а утепляться было необходимо.

Сотней лет раньше женщины носили не только нижнее, но также верхнее и среднее бельё. Длинные юбки скрывали всю подноготную, и никакие панталоны ни при каких условиях не могли стать достоянием чужих глаз. В советские годы юбки укоротились и достигли предела мини. Благодаря мини были свержены со своего пьедестала чулки и настала эпоха колготок. Панталоны чудом выжили и нагло выглядывали из-под юбок и платьев.

Панталоны представляли собой подобие шорт, сшитых из толстого трикотажного полотна. Трикотаж мог быть как хлопковым, так шерстяным и полусинтетическим.

На внутренней стороне имелся начёс.

Низ панталон заканчивался манжетами или кулиской со вставленной бельевой резинкой.

На прилавки магазинов попадали товары зарубежных производителей из стран соцлагеря. Иногда эти изделия выглядели изящнее произведённых в СССР, но зачастую отличались мало. Другое дело — панталоны в странах капитализма, которые могли совмещать в себе корректирующие функции и пояс для чулок.

Но «буржуйские» панталоны не были рассчитаны на русскую зиму.

Советские рейтузы

Настоящие рейтузы — это удобные штанишки со штрипками, предназначенные для верховой езды. Термин «reithosen» был заимствован из немецкого языка и, попросту говоря, представляет собой транслитерацию.

Reithosen должны были обеспечивать свободу движения всадника или всадницы во время взбирания на лошадь и обратного спуска, лошадь не должна была испытывать неудобство, поэтому внутреннего бокового шва не предполагалось.

Советские рейтузы в отличие от reithosen кроились проще: брючины обычно имели внутренний шаговый шов, и других боковых швов не было. Ластовица делала эти узкие брючки более свободными, хотя назвать их облегающими сложно.

Но рейтузами в советское время называли не только тёплые трикотажные брючки со штрипками, но также и панталоны.

Читайте также:  Синие платье с синей юбкой

Советские гамаши

До революции 1917-го года, когда слои общества активно смешивались, в ходу были резиновые галоши и гамаши. И то, и другое предназначалось для защиты кожаной обуви от внешних воздействий — слякоти, грязи, влаги. Обувь покупалась не на один сезон, стоила дорого, а потому её берегли.

Галоши защищали обувь снизу и фактически выполняли роль дополнительной (внешней) пары обуви. Зайдя в помещение, галоши снимали, оставаясь в обуви. Сейчас галоши практически не носят, предпочитая сменную обувь.

Гамаши дополняли галоши, защищая обувь сверху, а также оберегая низ брючин от грязных брызг, если были надеты поверх. Гамаши представляли собой шитые из ткани или кожи, или вязаные изделия, напоминающие гетры. Главное внешнее отличие от гетр — наличие застёжки, позволяющей их снимать и надевать.

Гамаши часто снабжались штрипками — перепонками-петлями, за которые удерживались каблуком.

Гамаши носили и мужчины, и женщины.

В советские годы гамашами стали называть узкие трикотажные штанишки со штрипками.

У них, как и у колготок, имелась ластовица.

Сейчас уже сложно определить, что именно из этих трёх утепляющих аксессуаров вызывало наибольшую ненависть советских школьниц. Однозначно лишь то, что сейчас от тёплого белья отказались, но как это отражается на здоровье.

Автор: Rina Salauskas

С городской одеждой лучше использовать нейтральные бежевые оттенки, которые будут гармонично сочетаться с цветом любого дневного костюма. А для вечерней одежды — более светлые и менее прозрачные, с уплотнением на пятке и мыске, которые не будут выходить за границы вечерних туфель.

Источник

Мама вышла похвастать новыми панталонами с начесом

Анатолий Солодовниченко запись закреплена

ПОД ПАРТОЙ И УЧИТЕЛЬСКИМ СТОЛОМ

Малышева в наш класс перевели недавно. Успевал так себе. Но я заметила, что он ко мне неровно дышит. Прямо-таки неровно: вызову к доске – он краснеет, пыжится, норовит краем глаза заглянуть мне за бюстгалтер…
— Малышев. Очнись! Что с тобой?
— Ничего, Злата Георгиевна.
Показать полностью.
— Ну, иди на место. Три балла еле-еле…
Он сидит на первой парте. Не потому, что отличник, а… Даже не знаю почему. Время от времени он роняет под парту то ручку, то ластик, и потом долго ползает – ищет.
— Малышев! Вылезай уже.
— Сейчас, Злата Георгиевна. Вот ручка закатилась – показывает он ручку всему классу. Но я отлично знаю: он рассматривал мои коленки.
Чтобы проверить эту гипотезу, я однажды их слегка раздвинула. Малышев задержался под партой подольше. Мне даже стало смешно. «Неужели он не понимает, что взрослая тетка-педагог замечает подглядывание? Но бедный мальчик, что он там может увидеть – мои голубые панталоны?»

Но все же приятно, что мной настолько интересуется юный и, надо признать, симпатичный мужчина.
И вот я решилась на отчаянный эксперимент. В тот день мой класс писал контрольную. Все сопели, наклоняясь над тетрадями. Я, сидя за своим столом, осторожно левой рукой спустила панталоны. Когда они упали на пол, перешагнула левой ногой. Потом правой. Осторожно пододвинула их под свой стул. Как бы случайно уронила ручку. И, наклонившись за ней, быстро подняла панталоны и спрятала их в ящик учительского стола. Первая часть операции прошла успешно, оставалось ждать. Не прошло и пяти минут, как так же «случайно» ручку уронил Малышев. Он полез под стол и… Я раздвинула ноги максимально широко. Пусть увидит все, что так хотел увидеть. Пусть даже испугается – я всегда сбриваю всю растительность между ног и пиздюлька у меня всегда голая, хорошо виден разрез. Я сидела так довольно долго – Малышев, казалось, исчез.
— Малышев. Очнись! Ты где? – окрикнула я.
— Здесь, Злата Георгиевна. – Раздался из-под парты его сдавленный голос.
— Вылезай, наконец, — я сдвинула коленки. – Ты чего там так долго делал? От контрольной прятался?
Класс взорвался смехом. Малышев. Покраснел.
— Ничего, Злата Георгиевна.
— Заладил: ничего… ладно. Останешься после уроков – побеседуем о твоем поведении.
Раздался звонок. Дети сдавали контрольные и выходили из класса, а Малышев оставался сидеть.
И вот мы в классе вдвоем.
— Ну, чего ты, Малышев, — говорю я уже ласково и даже нежно. – Что ты там увидел?
— Где? — говорит он, все такой же красный.
— Ну, не знаю… Под партой. Расскажешь?
— Вы и так знаете, — отвечает Малышев как-то отчаянно.
— Да, знаю. Хочешь увидеть еще?
— Хочу! – вызывающе говорит Малышев.
— Ну, так лезь туда снова. Лезь, лезь под парту…
Он вопросительно смотрит на меня, но лезет.
— Ну, что? – спрашиваю я сверху.
— А вы тогда ноги разводили, а теперь нет, — отчаянно бормочет он из-под парты.
Я колеблюсь. Трусов на мне все еще нет. Но… снова раздвигаю коленки. И вдруг… чувствую вагиной жаркое дыхание – Малышев подполз мне под юбку. У меня по спине бегут мурашки ужаса и удовольствия. Но я же этого хотела сама?
— Что ты там делаешь, Малышев?
Я сдвигаю ноги и беру ими в плен голову Малышева.
— Попался? – говорю весело, стараясь его не напугать. – Не отпущу.
В ту же секунду я ощущаю, как горячий язык мальчика трогает мою вагину.
— Так? — Спрашивает он.
Я не отвечаю. Сжимаю колени, кладу ему руку на затылок и придвигаю его поближе. Он все понимает. Как собачонка, он лижет мою вагину. Мне надо остановиться.

— Малышев, о! Еще, — шепчу я и теку, как сучка.
— А где ваши трусы? – спрашивает он из-под стола.
— Ну, где… Сняла. Для тебя же постаралась. Разве не нравится?
— Нравится, — шепчет он и снова целует мои половые губы, как опытный француз.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!

Анатолий Солодовниченко оставил комментарий на странице Ты не видела мои панталоны? | Истории..

Анатолий Солодовниченко оставил комментарий на странице Ты не видела мои панталоны? | Истории..

Анатолий Солодовниченко запись закреплена

Анатолий Солодовниченко запись закреплена

Анатолий Солодовниченко запись закреплена

Женские истории про панталоны

История № 1.
Было мне лет 20..Как то собираюсь в универ, прихорашиваюсь.. Прическу сделала, морду накрасила, блузку одела, пояс, чулки, панталоны, ну и юбку конечно..Юбка у меня была такая летящая, ниже колен. Одела шпильки и выхожу на улицу. Ну просто королевишна.. Не иду а просто плыву.
Показать полностью. И тут подбегает ко мне соседская девчонка и говорит“Оль, а че тебе так и надо было? Ты посмотри“ Я голову поворачиваю, а у меня задняя часть юбки заправлена в панталоны. Мать чесная!! А если бы я села в автобус, вот бы где народ порадовался..
История 2.
Сленяли мы с подружками с занятий в универе.. Стоим на автобусной остановке и решаем куда нам податься. И тут на остановку подходит автобус и вся толпа ринулась за ним.(тогда маршруток не было).. Вся толпа мимо нас пробегает, а замыкает ее молоденькая девушка в юбке до колен. Бежит на шпильках цокает, а мы значит все дружно на нее пялимся. И тут с нее падают короткие панталончики( видимо резинка лопнула). Мы замерли. Но то что произошло дальше. Она просто взяла с легкостью прыгуньи через барьер перепрыгнула через них и побежала за автобусом. С нами была истерика. А панталончики так и остались лежать на тротуаре. Панталончики оказались с манжетами, поэтому и не удержались на ногах девушки.

История №3
Стою на остановке жду автобус.. Народу много, час пик. И тут из за угла выходит женщина.. Полная такая женщина.. У нее такой большой живот, не потому что она беременна а потому что уже не молодая. В руках у нее сумочка, одета она в кофточку в цветочек, в туфлях, и в. панталонах. Знаете раньше такие продавали, мои бабушки такие носили. И вот она останавливается и в своих мыслях ждет автобус. Все конечно сразу обратили на нее внимание.. А ей все не почем, она о своем думает.. тут мне стало ее жалко, я подошла к ней и спросила: Женщина, что так и надо“, и указала ей на ее низ. Она как увидела! “Батюшки, юбку забыла одеть!!“. Она начала пятится назад , и не знала куда приткнуть свою сумочку что бы срамоту закрыть. Убегала она быстро.
История №4
У меня есть очень короткое платье, я его ношу с короткими панталончиками, чтоб не вызывающе было. пошла на работе в туалет, и забыла поправить платье, платье в заде задралось. Выхожу, в коридоре мужик,(бабник управления, и на меня постоянно пялился). Я сделала очень деловое лицо, поздоровалась, поворачиваюсь к нему задом и понимаю, что видна вся жопа, платье задралось очень сильно! Засветила я ему свои любимые панталончики. Он стоял и пялился. Глаза у него чуть из орбиты не вылезли.
Через некоторое время он же стоял перед моим столом, разговаривал с моим начальником, вижу — опять пялится, а у меня пуговица на блузке расстегнулась и сбоку сосок виден был! Лифчики я редко ношу. Я теперь без смеха на мужика этого смотреть не могу. Думает наверно что я гоню под дурочка)))
История №5
Рассказала эту историю мне моя подруга, Евгения. Вот слушайте.
Евгения, запыхавшись залетела в подъезд и нажала на кнопку звонка. Тишина. Она несколько раз попыталась повторить попытку, но безрезультатно. Из соседней квартиры вышла тётя Тоня и уставилась на Женьку глазами полными презрения.
-«Чё раззвонилась-то? Панька в поликлинику пошла. Тоже мне внучка, а ни чё не знает».
Жене необходимо было попасть в квартиру и она ринулась искать бабушку, благо поликлиника была совсем не далеко. Евгения бегала по этажам в надежде увидеть родное лицо. Наконец она оставила эту затею и направилась к лестнице. Бабуля спускалась по лестнице, мерно покачивая бёдрами. Женька так и обмерла, увидев эту картину. Бабушка забыла одеть юбку, как дома ходила в ярко-розовых панталонах до колен и с передником на пузе, так и в поликлинику отправилась. Люди показывали на неё пальцами и давились от смеха. Женька потихоньку спустилась вслед за бабушкой и вышла на улицу. Когда та одевшись показалась в дверях, Женька с улыбкой подошла и сказала:
-«Бабуля, а что это ты без юбки ходишь, модно сейчас так, что ли?»
Бабушка вся покраснела.
-«Как это без юбки? С чего это ты взяла?»
Она отогнула полу пальто, приподняла передник. и залилась громким смехом.
-«А я-то думаю, что это на меня все смотрят, да и врач тоже с улыбкой спросил, всё ли со мной в порядке. Посмотрел как-то загадочно. Наверно решил, что я из ума выжила. Ладно, Женька! В сумасшедший дом не отправили и хорошо. А кто что видел, поговорят, да и забудут.
Женя с бабушкой много лет вспоминали этот курьёзный случай и каждый раз хохотали до слёз.
История №6
Я взрослая солидная женщина 40 лет, работаю на хорошей должности в преуспевающей фирме, за мужем, рощу двух сыновей и считаю свою жизнь сложившейся. Но однажды со мной приключилась срамная история, о которой очень неприятно вспоминать. На работе у меня очень хороший коллектив, начальник умница, степенный, добрый человек, всегда помогающий и словом и делом, мягко направляющий, указывающий ошибки и всегда отмечающий успехи.
И вот как-то раз к нам приехала в командировку, делегация подрядчиков для обсуждения насущных вопросов, пересмотра договоров и уточнения деталей. Начальник попросил меня присутствовать на этой встрече, которая проходила в ресторане. В принципе сама встреча была более чем заурядная, просто они, почему то решили, что удобнее будет провести ее именно в ресторане, а не в офисе, вот и выглядеть я должна была соответственно. На улице холодно, зима, снег идет, а я нарядилась в маленькие трусики, чулочки на подвязке, узкую юбочку до колен и полупрозрачную блузку под которой виднелся ажурный бюстгальтер. Муж одобрил мой вид, ему самому всегда нравилось, когда я сексуально одевалась, и мужчины облизывались глядя на такую женщину.
Но моя мама, когда увидела мой вид, просто впала в ужас, она стала кричать, что я все себе отморожу на таком холоде и заставила одеть ее панталоны ядовито оранжевого цвета. Я совершила большую глупость, когда их одела. Они почти доходили до края юбки и довольно грубо облегали мои прелести.
Встреча прошла более чем успешно, мы на радостях выпили, отметили подписание договоров, и начальник пригласил меня в гости. У него мы еще раз выпили, я разомлела, расслабилась, и когда он полез ко мне с поцелуями, не стала сопротивляться, а очень даже активно стала отвечать на них. Начальник обнаглел, расстегнул мою кофточку, и полез руками в кружевной лифчик. Я возбудилась, завелась, соски стали твердыми, в трусиках все намокло, короче женщина готова к дальнейшим свершениям. Да, что там, мне было так здорово, что я совсем забыла о своих долбанных панталонах.
И вот момент начальник, тоже сильно на взводе, накидывается на меня и начинает раздевать. Как только юбочка упала на пол, мужчина замер в полном шоке. Я вся такая прекрасная женщина, стою перед ним с прекрасной фигурой, в красивом лифчике и оранжевых, толстых панталонах, но конкретная идиотка. Естественно настроение шефа упало вместе с его членом, он вызвал мне такси и отправил домой. А мне так стыдно за эту историю, и не потому, что мужу хотела изменить, а потому, что оказалась в дурацких панталонах и опозорилась.
История №7
Про эти панталоны я слышала историю от маминой подруги. Она по тем временам считалась модницей, работала врачем в больнице. Купила она себе цигейковую шубку до колен , это был своего рода шик. На улице морозище, но она ретузы не надевала, что бы выглядеть шикарно и поэтому щеголяла в капроновых чулках и сапожках. Но, чтоб окончательно все не отморозить, она пододевала под юбку эти панталоны голубого цвета с начесом. Т.е. с внутренней стороны был так называемый байковый начес для тепла. Так вот, бежит она на работу на улице -25 и про себя думает. что не так уж и холодно, даже коленки не онемели. Бежит по прямой дорожке, а тут бац. и лестница. и понимает она, что ногу в коленке согнуть ей сложновато. Смотрит вниз, а резиночка в панталончиках лопнула и они висят у нее между «небом и землей», зато тепло. Оборачивается назад, а там вдали мужики идут кипятком писают. Ну она гордо подтянула их и про себя подумала. вот же гады, идут сзади все видят, а сказать не могут. мол девушка, у вас…….
История №8
Было мне тогда 10 лет, у меня разболелся зуб. Мать повила меня к зубному. Зубной кабинет в нашей поликлинике находился рядом с гардеробом. Сидим мы мамой на скамейке, ждём своей очереди. Люди проходят к гардеробу, кто раздевается, кто одевается. И вдруг я обратила внимание на одну женщину с маленьким мальчиком, наверное лет шести. Женщина сняла пальто, стоит к нам спиной. И тут, я чуть со скамейки не упала. Женщина была одета в шерстенной свитер, прозрачную комбинацию, сквозь которую просматривались тёплые длинные панталоны на резинках, чулки и сапожки. Женщина видать очень спешила и забыла одеть юбку. Мама встала, подошла к женщине и что-то ей тихо сказала. Та осмотрела себя и быстро одела обратно пальто, схватила за ручку мальчика и быстрыми шагами они вышли на улицу. Вся очередь в гардеробную ехидно улыбалась и тихо приходила в себя. Как говорят в народе, поспешишь людей рассмешишь!
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!
ЖЕНЩИНЫ, ДЕВУШКИ И ДЕВОЧКИ МОГУТ ДОБАВИТЬ СВОИ ИСТОРИИ.

Читайте также:  Детский пуховик глория джинс

Источник