Меню

Мальчик с перчаткой работа



Мальчик с перчаткой работа

Инна Гофф. Юноша с перчаткой

Писать о себе — значит оглядываться.

— Напишите о себе, — говорил Константин Георгиевич Паустовский каждому из своих студентов. — О том, почему вы стали писать.

Мы впервые оглядывались на себя.

Это было давно. С тех пор желание оглянуться, вспомнить, разобраться в себе самой возникало не раз. Это не ностальгическая проза. Я оглядываюсь не затем, чтобы вернуться. Я хочу запечатлеть в памяти то, что уже позади.

И еще — ориентироваться на местности, свериться с компасом своей души. Писатель обязан своей биографии. Он зависим от нее. От суммы впечатлений детства и юности. От того, как он прожил зрелые годы, — с кем общался, дружил. Какие книги встретил на своем пути.

Я не была литературным ребенком, хотя сочинять начала очень рано. Знаю это из записей мамы, которая некоторое время вела нечто вроде дневника, мне посвященного. Предназначалось это, естественно, для семейного архива, — никто в семье не прочил меня в писатели. Да и сама я, уже позднее, в школьные годы, продолжая сочинять, испытывая по временам прилив истинного вдохновения, от которого жарко пылали щеки, вдохновения, не вмещавшегося в строчки неумелых стихов, — я всегда сердилась, когда мне предсказывали будущее писателя.

Ведь писатель, мнилось тогда мне, только описывает чью-то яркую жизнь. Я даже придумала отповедь, — хочу сама жить так, чтобы писали обо мне!

Довоенное небо сияло над головой.

Довоенное солнце слепило глаза.

Было время подвигов и рекордов. Время песен и маршей: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…»

Кем только я не хотела стать! И капитаном дальнего плаванья. И астрономом. И кинорежиссером.

Только не писателем!

Нет, я не была литературным ребенком. Не посещала литературные кружки, где соревновались вундеркинды. (А иных и печатали!)

В нашей семье любили книги, но не собирали их, не хранили в книжных шкафах. Я даже не помню книжных шкафов или полок. Книги жили вместе с нами, они были везде — в нижних отделениях высокого резного буфета, на письменном столе отца, у бабушки на диване. Старинная энциклопедия с папиросной бумагой над цветными вклейками. Дореволюционные издания Пушкина, Гоголя, Крылова. С ними знакомила меня бабушка, Софья Яковлевна. Родители много работали. Бабушка вела в доме хозяйство и воспитывала меня между делом.

Замечу, это очень важно, когда воспитывают между делом. Не ставя целью самое воспитание. Человек растет как бы вольно.

Детство бабушки прошло в Сумах, под Полтавой, в семье инженера. Но она впитала в себя наряду с культурой, знаньем иностранных языков, и тот сельский быт, что ее окружал с малых лет. А как она пела украинские песни.

Ей обязана я складом своего характера, тем эмоциональным зарядом, который несу через всю свою жизнь.

Я тоже родилась на Украине, в Харькове. С этим городом связаны первые впечатления детства. Приходилось бывать в самых глухих отдаленных украинских селах, — отца командировали туда врачом, и мы ездили с ним.

До сих пор испытываю волнение при виде беленой хаты с подсолнухами и мальвами за невысоким тыном. И беспредельного поля рослых золотых колосьев…

Война, отняв родной дом, одарила меня второй моей родиной — Сибирью. Навеки связала мое сердце с Томском, его старыми гористыми улицами, в ту пору еще часто с деревянными мостками. С его неоглядной стальной Томью.

Военный госпиталь. Школа, где занятия шли в три смены. Завод «Красный богатырь», эвакуированный сюда из Москвы. Конвейер, — мы делали противогазы. Запах резины и талька.

Война. Время потерь. Люди теряли кров. Теряли на перепутьях друг друга. Иногда навеки.

Желание писать об этом пришло как единственный способ сохранить, собрать, обрести утерянное. Оживить погибшее…

Писать! И я писала. Не думая стать писателем.

Писала, чтобы сохранить.

Глаза тяжелораненого. Деревянное крыльцо в четыре ступеньки. Пряный аромат черемух в ночном воздухе. Ощущение внезапной радости, словно окликнул в толпе родной голос…

Многие, чья юность совпала с войной, говорят, что писателями их сделала война. То же могу сказать и я.

В Литературный институт я поступала со стихами. Потом стала писать прозу. Начала с повестей. Позже увлек жанр рассказа.

Рассказ — это сжатая пружина. Он таит в себе многие жанры. Он требует от автора дисциплины. Единственно необходимой, отточенной фразы.

— Вы давно доросли до романа, — сказала мне когда-то Вера Федоровна Панова.

Я считаю, что после своих более крупных вещей доросла до рассказа.

Но и эти рамки показались однажды тесными. Овладев формой письма, я избрала более свободную манеру. Включила в повествование свои размышления об увиденном и пережитом. Так возникли рассказы-эссе. А также рассказы-исследования.

Так возникла повесть воспоминаний «Превращения».

Я дорожу свободой письма, к которой пришла не сразу. Для меня это возможность близкого общения с моим читателем. Возможность разговора, который мог бы состояться за дружеским столом или в купе вагона дальнего следования.

Читатель в чем-то согласится со мной, с чем-то поспорит.

Задумается, вспомнит свое…

Главное, чтобы встреча состоялась.

Пусть одной из таких встреч станет эта книга.

Нет, он совсем не похож на Колю. Коля был человек! Если бы меня спросили, какое главное качество было у брата, я бы сказала — чувство долга…

А этот. Вы только посмотрите на него… Жених! Дурачок какой-то. Вы видели что-нибудь подобное? Ты, герой! Надень китель, покажись гостям.

Он спит, лежа на спине, приоткрыв рот и слегка посапывая. Он вырос, и тахта стала коротковата, а лицо все такое же детское. Даже не верится, что ему уже двадцать. Я смотрю на него и думаю: вот так он спал на койке в казарме…

Китель с голубыми петлицами висит на спинке стула. Много всяких значков — я в них не разбираюсь. Знаю только комсомольский значок. И десантный — парашют на синей эмали и подвеска с цифрой «восемь». Восемь прыжков. Он мне про них не писал, и я усомнилась — прыгал ли? Может, выпросил у кого значок. Он рассердился. Сказал, что, конечно, мог и не прыгать — для радиомеханика это не обязательно. Просто хотелось все испытать.

Два года я ждала его писем. Считала месяцы, дни, часы. Стояла в очереди к почтовому окошку — сигареты «Прима», карамель «Снежок», сапожный крем. Девушка сочувственно улыбалась, оформляя квитанцию с номером полевой почты. В каждом письме я посылала ему рубль, в праздники — три рубля. Борис говорил: «Ты его балуешь. »

Витька учится на вечернем юридическом, а днем работает в мастерской по ремонту телевизоров и радиоаппаратуры. В тот вечер ему не надо было идти на занятия. Бориса еще не было дома. Его организация перебралась на другой конец города, и он не приходит раньше восьми. Мы с Витькой поужинали вдвоем и пили чай. И вдруг он сказал, что, пожалуй, уедет. Я обалдела.

— Далеко собрался? — спросила я.

— Хотя бы к Симке Чижову, на Север. Вот такой парень! Тоже дембель семьдесят пять. Посмотри мой альбом, там он есть.

Мне знакомо это словцо, производное от слова демобилизация.

— Ты решил бросить институт? — спросила я, как могла, спокойно.

— В общем, да. — Он встал из-за стола и, отодвинув чайник, прикурил от горелки. — Все эти талмуды не для меня. Если б можно было стать судьей, не зубря все эти статьи…

— Ты имеешь в виду суд Линча? — Я еще пыталась шутить.

— Ну, зачем же? Просто мне надоело, понимаешь? Я радиомеханик. Но это не все. Я умею косить, асфальтировать улицы и дороги, укладывать рельсы… Мне дала это армия за два года! Не находишь ли ты, что система высшего образования…

Источник

Мальчик с перчаткой работа

Юноша с перчаткой

– В чем ты пойдешь на свадьбу? – спрашивает мама.

– В белом платье, – отвечаю я.

Маме мой ответ кажется очень остроумным. Она вообще ценит мой юмор. Сейчас она занята – пришивает кольца к новым занавескам, но я знаю, сегодня же в телефонном разговоре с ее подругой Лерой будет фигурировать мамин вопрос и мой ответ. И всем своим друзьям и знакомым мама будет повторять одно и то же: «Я у Ленки спрашиваю, в чем ты пойдешь на свадьбу, а она говорит: „В белом платье…“»

И все, кто ценит мой юмор, будут смеяться, и только Зинаида, которая тоже ценит мой юмор, но только когда ей объяснят, в чем он заключается, спросит:

– Как «что»? – вспылит мама. – По-твоему, это не смешно?

– На свадьбу всегда надевают белое платье…

– Невеста, – подсказывает мама. – Невеста надевает белое платье…

– Вот именно, – говорит Зинаида. – Так что же тут смешного?

– То, что она идет на свадьбу к подруге, а не на свою свадьбу.

В трубке молчание.

– Зачем ей надевать белое платье? Все решат, что она невеста.

– Она не наденет. Она пошутила…

– А, пошутила! – И наконец Зинаида смеется. – Ты так сразу бы и сказала.

Удивляюсь маминому терпению. Впрочем, они дружат с детства. Я как-то спросила:

– А если бы ты встретила Зинаиду сейчас? Ну где-нибудь на курорте, допустим… Ты бы с ней подружилась?

Мама задумалась на минуту и сказала:

– Вряд ли… Но Зинаида тут ни при чем. Просто поздно уже заводить новых друзей, понимаешь?

И мама опять задумалась. Я знаю, о ком она думает. Обо мне. О том, что в мои девятнадцать у нее уже были ее Зинаида, и Лера, и ее тихая Варя, и, главное, был ее Лешка, с которым она впервые поцеловалась, когда ей было пятнадцать лет…

Мама думает обо мне, потому что я еще ни с кем не целовалась и подруг у меня всего две, да и то подруги ли это по строгому счету?

С Ниной мы учились в одном классе. Она тоже ценила мой юмор, ее даже выгоняли за это с урока – «Ермакова, смеяться будете за дверью». Теперь мы видимся редко: Нина – в медицинском, а я – в художественном. Она будет лечить людей, а я оформлять книги, рисовать плакаты. Мои плакаты тоже кажутся ей очень остроумными.

– Экстазно, – говорит она, разглядывая плакат «Лес – твой друг» или «Муха – твой враг». – Честное слово, экстазно…

Это у них на факультете высшая похвала. Потом она рассказывает о своих новостях, о том, что ей нравится анатомия, и о том, как некоторые боятся занятий в прозекторской. А я рассказываю о своих, о том, что скоро будет выставка курсовых работ и у меня отобрали три вещи – два плаката и рисунок. И о том, как один парень с моего курса переделал Козьму Пруткова. «Вы любите пастель? – спросили раз ханжу. – Люблю, – он отвечал, – когда я в ней лежу»… Нина сразу начинает давиться от смеха и прыскать чаем, а я говорю: «Ермакова, смеяться будете за дверью».

Читайте также:  Горнолыжные перчатки для слалома

И вдруг Нина звонит и приглашает меня на свадьбу. Я думала, она шутит. Она сказала, что ей никто не верит и что даже она сама еще не вполне поверила, но кольца они уже купили и белое платье уже заказано, его зовут Гера, рост метр восемьдесят два, черненький… Почему не говорила? А ты не спрашивала. Шютка! Я никому не говорила, так интересней… Свадьба в ресторане. У него очень много родственников…

– В чем ты пойдешь на свадьбу? – спрашивает мама.

– В белом платье, – отвечаю я. Шютка, как говорит Нина. Я надену что-нибудь темненькое. Темненькое-скромненькое.

Я еще никогда не была на свадьбе. Это первая моя свадьба. Верней, не моя, а Нинкина. Все-таки интересно. Живет человек один, и ничего. А потом вдруг встречает кого-то и выходит замуж. Или женится. Мы с Ниной об этом никогда не говорили. Это Юлька любит такие разговоры. Про любовь и всякое такое. Юлька тоже моя подруга. Наши матери дружат со студенческих лет. Юля – дочь тихой Вари. Мама зовет ее Варькой, а я – тетей Варей, потому что знаю ее с детства. И Юльку я знаю с детства. Наши матери очень хотели, чтобы мы подружились. И чем больше они старались, тем хуже все получалось. Однажды Юлька меня даже укусила – ей было тогда четыре года. И мне тоже. Я рыдала, мама говорила, что сделает мне прививку от бешенства, а тетя Варя обиделась. Они чуть не поссорились. И всякий раз, когда они хотели подружить нас, они ссорились. А подружились мы сами по себе. Это случилось тем летом, когда Юлька приехала поступать в институт и недобрала полбалла. То есть балл у нее был полупроходной. Юлька поступала на филфак, на английское отделение, и срезалась на английском.

Экзаменатор сказал, что у нее произношение почти оксфордское, потому что она окает. И поставил Юльке четверку. И эта четверка решила все…

Вот тогда мы и подружились. Юлька пришла к нам, принесла бутылку вина и свечку. Мы погасили в кухне свет, зажгли свечку, и Юлька сказала свой тост:

В первый раз Юлька произнесла этот тост в тот грустный вечер. И теперь, встречаясь, мы всегда зажигаем свечку и пьем за пешеходов. Это наш тост. Наш пароль. Тогда, в тот вечер, Юлька сказала, что мир делится на пассажиров и пешеходов. Пассажиры – это те, которых везут и которым везет. А пешеход надеется только на себя самого. Пусть его сечет дождь, слепит пурга, ветер сшибает с ног – он шагает своей дорогой, не сворачивая, и верит в свою звезду…

Теперь Юлька уже студентка, она поступила в этом году на филфак с английским, добилась своего. Но, встречаясь, мы всегда пьем за пешеходов. И говорим о жизни, Нина хочет, чтобы я ее веселила, а Юлька – чтобы я ее слушала. Между собой Юлька и Нина незнакомы, и мне даже трудно представить себе, что бы мы делали, собравшись втроем.

Последние часы у нас в институте был рисунок. Вот уже скоро месяц, как мы рисуем этого натурщика. В нашем рисовальном классе прохладно. Натурщик – его зовут Сережа – сидит на высоком табурете в позе врубелевского Демона, со всех сторон его обогревают рефлекторы. Господи, как он мне надоел. А до него была толстая Ната. Когда мы писали ее – в том месяце у нас была живопись, – она рассказывала анекдоты, в которых участниками были великие люди: «Пушкин, Лермонтов и Толстой играли в прятки…»

В конце первого часа я сказала, что уйду раньше, потому что у меня сегодня свадьба. Все были потрясены и уставились на меня. А Сережа чуть не свалился со своего насеста. И тогда я успокоила всех, уточнив, что замуж выхожу не я, а моя подруга. И все вздохнули облегченно. А может быть, это мне показалось.

Родителей дома не было. Я быстро собралась и покатила. Мне надо было еще заехать на рынок за цветами. Рынок близко от нас, две остановки на трамвае. Когда есть время, я хожу туда пешком. Я не люблю трамвай. Есть в нем какой-то архаизм. И лица у его пассажиров не такие, как у тех, кто ездит в метро. Даже трудно поверить, что это одни и те же люди. Я смотрюсь в темное стекло, и мне кажется, это не я, а кто-то другой. Портрет комсомолки тридцатых годов. Берет, куртка с поднятым воротником, сумка на длинном ремешке. В сумке два чешских бокала для вина, мой подарок. И почему это жениха и невесту называют «молодыми».

На рынке много цветов. Цветочный ряд похож на перрон. Продавцы поднимают букеты над головой, машут ими, что-то выкрикивают. Как будто пришли встречать поезд, и вот он уже подходит…

В ресторане надо быть ровно в шесть. Конец ноября, и на улице уже совсем темно. С неба сыплется что-то мелкое, не то снег, не то дождь. На мой красный берет, на мою синюю курточку, на мои белые гладиолусы. А вот и гостиница и швейцар в дверях. В швейцаре, в самом этом слове, тоже есть что-то старомодное. Вот у нас в институте вахтер, дядя Петя, – это совсем другое. А швейцар – важная фигура. Вот возьмет сейчас и не пустит. Он косится на мой берет и курточку, но гладиолусы выручают меня. У них такой торжественный, свадебный вид.

– Опаздываете, – говорит швейцар и придерживает тяжелую дверь. – Уже «горько» кричали.

Какие-то люди, совсем незнакомые, наверно, родственники Геры, торопят меня: «Скорей! Скорей! Садитесь справа от невесты. Она для вас место бережет».

Источник

Сочинение по картине С. Григорьева «Вратарь»

Картина «Вратарь» Григорьева была написана еще в 1949 году. Но смотреть на нее интересно и сейчас, потому что она посвящена никогда не устаревающей игре – футболу.

На картине изображен матч и наблюдающие за ним зрители. Картина привлекает внимание своей непринужденностью. Кажется, что ребята только что прибежали из школы на пустырь, сделали из портфелей ворота и начали игру. Любопытной особенностью картины служит то, что на ней не нарисовано полевых игроков. Мы видим только одного из них, вратаря.

Сочинение по картине «Вратарь» Григорьева

Вариант 1

Картина была написана в 1949 году. Она имела очень большой успех. За картины «Вратарь» и «Прием в комсомол» Григорьеву была присуждена государственная премия. Основная мысль картины, что футбол – увлекательной зрелище, которое нравится всем. На картине Григорьева изображен теплый осенний день, конец сентября – начало октября. Ветер, сметая, скручивает желтые листья, деревья и кустарники почти обнажены. Пока еще сухая, но уже не ранняя осень.

Небо затянуло, как будто пеленою. На заднем плане виднеется город в легкой дымке. Пейзаж – фон, на котором изображены дети. Он написан легко и свободно. Пейзаж подчинен главному рассказу о детях, увлеченных игрой в футбол. Ребята собрались после школы поиграть в футбол на пустыре. Ворота сооружены у них из портфелей, сумок и беретов.

Художник не изобразил самого футбольного состязания, поэтому полотно стало еще ценнее. Но туда, куда смотрит вратарь и зрители очень острое положение, может через несколько секунд мяч приблизится к воротам. Все зрители одеты тепло, они сидят в шапках и пальто. Только вратарь в одних трусах, словно на дворе лето. На руках у него перчатки, по которым видно, что мальчик очень опытный и не раз стоял на воротах.

Самым ярким пятном картины является красный спортивный костюм мальчика, стоящего позади вратаря. Вратарь стоит, слегка согнувшись, прикрыв ворота и живо реагируя на происходящие, на поле действия. Словно на скамейках, сидят болельщики на досках, сложенных у края дома. Зрители самых разных возрастов: и дети, и дяденька, и маленький ребенок. Все они очарованные игрой следят за ней пристально и очень увлеченно. Сильней всего захвачен матчем мальчик в темно-зеленом костюме.

Мужчина — прохожий, который увлекся игрой и остался понаблюдать за ней. Девочки тоже очень сосредоточены. Безразлична к футболу только белая собачка, что дремлет, свернувшись калачиком возле детворы. Художнику удалось объединить персонажей единым действием. Каждой детали найдено свое место и, вместе с тем, каждый персонаж раскрыт убедительно; не случайно картина «Вратарь» является одной из лучших. В ней сочетаются выразительные детали, удачная композиция, мягкий колорит.

Вариант 2

На картине С. Григорьева «Вратарь» мы видим футбольный матч, игроков и зрителей, расположившихся на пустыре. Из игроков изображен только вратарь, остальные на картине не видны. Вратарь, судя по одетым на руки перчаткам, по лицу, выражающему серьезность, по жилистым ногам, очень опытный и не раз стоял в воротах. Вратарь – мальчик двенадцати – тринадцати лет – стоял, ожидая атаки на его ворота.

Он сразу после школы. Это понятно по его портфелю, лежащему вместо штанги. Вратарь, игроки и зрители находятся не на футбольном поле, а на пустыре, не предназначенном для футбола. На втором плане – мальчик за воротами и зрители. Наверное, мальчик в красном костюме хорошо играет, но его не взяли, потому что он младше играющих. Ему на вид всего лет девять–десять, но по выражению лица он сильно хочет играть. Зрители же самых разных возрастов: и дети, и дяденька, и маленький ребенок. И все очень интересуются игрой. Только собака, наверное, чья-то из зрителей, не смотрит на игру.

Место действия картины – Москва. На заднем плане видны сталинские постройки. На дворе осень. Конец сентября – начало октября. Погода замечательная, теплая, потому что все одеты легко: в ветровках, некоторые – малыши – в шапках, вратарь – в шортах. Мне понравилась эта картина тем, что она «живая». Я чувствую эмоции, которыми переполнены ребята: и игроки, и зрители.

Вариант 3

Я вижу картину С. Григорьева «Вратарь». На этой картине изображены зрители и вратарь во время футбола. На переднем плане этой картины изображен мальчик, по его виду понятно, что он вратарь. У него очень сосредоточенное лицо, возможно, мяч приближается к воротам, или, скорее всего, ему сейчас пробьют пенальти.

Читайте также:  Стильная женская одежда пальто

У вратаря забинтована нога, это показывает на то, что этот мальчик регулярно играет в футбол. Ему лет двенадцать, я думаю, что учится он средне. Возможно, в будущем из него выйдет хороший футболист. За вратарем стоит другой мальчик, поменьше. Он очень опечален, что его не взяли в команду. Он стоит с надутым лицом. Учится он примерно в третьем классе. Он очень уверен в себе. Ведь вместо того, чтобы сидеть с другими зрителями, он стоит на поле.

Ребята играют во дворе, не предназначенном для игры в футбол. У них вместо штанг по бокам лежат портфели, что показывает на то, что они играют в футбол после уроков. На среднем плане на лавке сидят зрители, явно увлеченные игрой, кроме собаки, которая думает о чем-то своем, скорее всего, о еде. На скамейке помимо детей сидит взрослый дядя, явно чрезвычайно увлеченный игрой. Наверное, он вспоминает себя в школьные годы. Рядом с дядей сидят две девочки. Первая – в плаще с капюшоном – тоже очень внимательно следит за игрой, второй также не менее интересно происходящее.

Мне кажется, вторая девочка обязательная. На руках у нее маленький ребенок. Рядом с ней сидят два мальчика, явно заинтересованные игрой. Первый мальчик нагнулся, чтобы лучше видеть игру, а второй вытянул шею, потому что за дядей ему ничего не видно. За этим мальчиком стоит девочка. Мне кажется, что она хорошо учится. Она одета в школьную форму, на ее голове бант. Рядом – сидит мальчик с маленьким братом. Я считаю, что этот мальчик очень ответственный, все время помогает маме и заботится о младшем брате. Все зрители очень увлечены и сосредоточены на игре, даже младший брат последнего мальчика с интересом смотрит на происходящее.

Возможно, что собака, лежащая рядом с братьями, им и принадлежит. На заднем плане изображены здания. Я думаю, действия этой картины происходят в крупном городе, вероятно, в Москве, где-то золотой осенью, примерно при Хрущеве, в годах 50–60‑х. Небо мне кажется пасмурным, да и на улице не так уж жарко.

Эта картина символизирует футбол. На ней изображено одиннадцать человек и черно-белая собака. Одиннадцать человек символизируют количество игроков в команде, а черно-белая собака – футбольный мяч. В целом картина мне понравилась, но лучше бы было, если на ней было изображено все поле и все игроки.

Вариант 4

В самых сложных ситуациях человек умеет находить отдушину, какое-то занятие для души. На картине Григорьева «Вратарь» художник показывает, что человек умеет приспосабливаться к самым непредсказуемым условиям.

В центре картины находится маленький мальчик, который поражает своей серьезностью и сосредоточенностью. От него зависит исход игры, поэтому к нему приковано всеобщее внимание. За игрой заинтересовано наблюдают не только дети, но и взрослые. Простая одежда, пустырь, который используется вместе стадиона, и полуразрушенные дома говорят о том, что люди живут тяжело, что им не хватает самого необходимого.

Самое удивительное – это любовь к игре, которая помогает отвлечься от несправедливости и проблем. Мальчики играют, а портфели лежат рядом. Получается, что игра перехватила их по дороге домой. Они так увлечены, что их не волнует время, уроки и прочие прелести жизни.

На первый взгляд картина кажется немного грустной, так как все герои и окружающие их предметы изображены в темных тонах. Правда, автор дает нам надежду на светлое будущее, которое непременно наступит. При этом художник подчеркивает, что оптимизм главного героя и его болельщиков поможет пережить любые трудности.

Описание картины Григорьева «Вратарь» — 7 класс, сочинение

Вариант 1

В центре картины вратарь — светловолосый парнишка в голубых шортах, темном свитере и перчатках. Его поза подчеркивает увлеченность и целеустремленность. Позади него стоит мальчик в ярком костюме и с восторгом смотрит на своего кумира — вратаря. Остальные зрители устроились на досках. По их напряженным позам и пристальному вниманию понятно, что игра по-настоящему захватывающая.

Среди зрителей взрослый мужчина в костюме, шляпе и блестящих ботинках. Видно, что он проходил мимо, присел на минутку и увлекся игрой. Малышка в пальтишке, укутанная в платок, девочка с куклой в руках — даже они внимательно наблюдают за игрой. Единственный бесстрастный участник действия — белый пес, свернувшийся клубком у ног зрителей.

На заднем плане картины видны очертания города на фоне светло-голубого осеннего неба. Приметы ранней осени — опавшие желтые листья, голые ветви деревца. Художник использует яркие краски: оттенки желтого, зеленого, красного, синего.

Мастерство знаменитого художника позволяет зрителям погрузиться в атмосферу жизни после войны. Несмотря на сложное время, люди умели радоваться и ощущать полноту жизни.

Картина “Вратарь” позволяет нам окунуться в мир детства наших родителей, когда, собравшись после занятий, школьники играли в футбол. Благодаря таланту художника, мы можем увидеть детали жизни наших сверстников середины прошлого века. Пустырь на окраине города — привычное место игр, о чем свидетельствует вытоптанная трава, — ребята превратили в футбольное поле. Ворота — небрежно брошенные портфели, зрительные места — штабеля досок. Ребята одеты в непривычную для нас школьную и спортивную форму.

Вариант 2

Сергей Алексеевич Григорьев — выдающийся советский художник. При жизни его талант очень ценили, о чем говорят многочисленные награды живописца. Самой известной его работой считается картина «Вратарь», которая в наше время нашла пристанище в одной из экспозиций Третьяковской галереи. В Третьяковской галереи хранятся еще два его полотна: «Обсуждение двойки» и «Вернулся». Другие картины Сергея Григорьева можно увидеть во многих художественных музеях России и Украины, откуда был родом выдающийся живописец.

Главный герой картины

На картине «Вратарь» изображена привычная для наших дворов сцена: мальчишки играют в футбол. Художник не стал показывать нам все поле, а сосредоточился только на одном персонаже — голкипере одной из команд. Это позволило как можно лучше передать напряжение вратаря, которое тот испытывает, наблюдая за игрой. Всего одного взгляда на мальчишку достаточно для того, чтобы понять, какое идет противостояние. Ни одна команда, пусть даже и дворовая, не хочет отдавать победу своему сопернику. Мальчишек в случае победы не ждут кубки и медали, но тем не менее ребята сражаются до последнего.

Зрители на картине

Кроме главного героя на картине изображены и другие персонажи: болельщики и те, кого не взяли в команду. К последним относится парнишка в красном, стоящий позади ворот. Его поза и выражение лица говорят о том, что он очень хочет оказаться на поле. Но видимо в силу его возраста, старшие ребята не разрешили ему играть. Наверное, паренек в красном подает мячи — так он хоть как-то сможет приобщиться к этому матчу.

Дети играют на обычном пустыре прямо после уроков. Видимо, не все из них несут со школы хорошие оценки, а потому матч решили провести, не заходя домой — вдруг родители из-за двойки не пустят поиграть. Портфели ребят нашли свое применение, они стали импровизированными штангами.

Картина была написана в 1949 году. Еще совсем недавно закончилась война. В это тяжелое время еще велись восстановительные работы. Стройка ведется и где-то рядом. Об этом говорит штабель досок, на которых сидят болельщики. Но даже в тяжелое время есть место для радости. И игрокам, и болельщикам ее приносит футбол.

Эта картина является еще одним подтверждением того, что футбол — это действительно игра миллионов, к которую играют все, везде и всегда. Художник искусно передал эмоции, которые испытывают люди за просмотром матчей, пусть и любительских.

Вариант 3

Недавно мы были в Третьяковской галерее, и мое внимание привлекла картина С.А. Григорьева “Вратарь». От экскурсовода я узнал, что она написана в 1949 году и отмечена высокими наградами. С.А. Григорьев создал немало картин, которые сегодня находятся в различных музеях Украины, России, Болгарии и Японии. Тема детства — одна из самых любимых для художника. Полотна “Обсуждение двойки”, “Прием в комсомол”, “Юные натуралисты”, “Пионерский галстук” и много других посвящены детям.

Поговорим о картине Вратарь.

На картине я вижу напряженный момент игры… Напряжение прямо чувствуется! Наверное, бьют пенальти или что-то подобное происходит. Я не очень сильна в футболе, но по напряженным позам игроков и зрителей всё ясно.

Картина так и называется – «вратарь». Не в середине, но чуть с краю главный герой. Мальчишка лет восьми, руки на коленях – ждёт удара мяча. За ним нет ворот, но это простая дворовая игра, поэтому ничего удивительного. Ребята просто договорились, что ворота «тут». За ним ещё серьезный мальчик в красном, он младше. Я думаю, что ему доверено ловить мяч, если старший не справится. А всё для того, чтобы окна не выбить, если мяч улетит из «ворот»!

С другой стороны – зрители. Тут есть даже взрослый, наверное, это молодой учитель. Он напряженно следит за игрой. Тут есть и девочка – школьница. Под ногами ребят лежит собачка – её всё это не волнует. Есть тут мальчик с младшим братом или сестрой – совсем мелким ребенком. Но малыш тоже внимательно смотрит. Все тянутся, наклоняются, ловят взглядом мяч. Портфели и учебники отброшены, игра не ждёт!

Осень – желтая трава и листья. Некоторые дети в шапках и капюшонах. Но это всё зрители – им прохладно сидеть. Дети уже точно пошли в школу (девочка вот в форме), но ещё не отвыкли играть во дворе. А скоро станет совсем холодно, дожди пойдут, поэтому, наверное, им хочется сейчас наиграться. Кроме того, этот матч, может быть, последний в этом году. И очень важно, кто уйдет на «футбольные каникулы» чемпионом. Может, две команды из соседних дворов играли всё лето!

Я так бросаю портфель, когда по телевизору мой любимый сериал, а я опаздываю. Мама ругается… Но она тоже так делает, когда опаздывает смотреть любимое шоу.

Вариант 4

На дворе осень. Листья и трава ещё не совсем пожелтели. Ещё с утра ребята договорились после школы играть в футбол. Погода для этого замечательная. Тепло, хотя и пасмурно. Небо серо-синее.

На картине С. Григорьева «Вратарь» я вижу напряженный момент игры. На переднем плане — вратарь на школьном дворе, одетый в коричневую кофту, синие шорты, перчатки. Лицо его спокойно и серьёзно. Он приготовился ловить мяч. Он не должен допустить гола! На вид мальчику лет двенадцать. Его колено перевязано бинтом. Думаю, это не первая его игра.

Читайте также:  Твердая сетка для платья

Недалеко от вратаря зрители, среди которых и взрослые, и совсем маленькие. Взгляд болельщиков направлен на ведущего мяч. Всем интересно, забьют ли гол? Мужчина наклонился вперёд, он увлечён игрой. Наверное, он раньше, как эти школьники, бросал свой портфель и кепку вместо ворот, часами играл в футбол. От долгой игры только лохматой собаке невесело. Она свернулась у ног болельщиков и преданно ждёт своего хозяина.

На заднем плане город, где давно ждут родители юных футболистов к обеду.

Мне понравилась картина. Интересны лица игроков и болельщиков. Художник сумел передать эмоции зрителей, напряженность игры. Это может почувствовать только тот, кто сам играл в футбол.

Сочинение репортаж по картине «Вратарь» Григорьева

Картина вратарь, написанная художником Сергеем Григорьевым, по праву находится в Третьяковской галерее. Мастер настолько красочно и правдоподобно изобразил любительский футбол, что спустя время, картина не перестает притягивать взгляды, восторженных людей.

Сегодня началось бабье лето, и на улице стоял теплый осенний денек. Мальчишки решили сыграть в футбол. Уроки в школе закончились, и они пошли выбирать безлюдное место для игры. Ворота соорудили из своих сумок и портфелей. Поддержать игроков пришли ребята из соседнего двора, а также случайный прохожий. В юности он сам любил погонять мяч, и теперь с энтузиазмом наблюдает за нарастающим напряжением.

На ворота решили поставить самого опытного игрока, именно от него зависит исход игры. Он главный герой всей игры и картины. Мальчик старается быть похожим на профессионального вратаря, об этом говорит его стойка и внешний вид одежды. Мальчишка одет в свитер темного цвета, удобные шорты, на его руках специальные кожаные перчатки, удобная обувь и спущенные носки, все это подчеркивает серьезность его намерений, не пропустить ни одного мяча.

Мальчик, как бывалый вратарь, позаботился о себе, пораненную коленку он перевязал перед ответственным матчем. Мы не знаем, сильно ли повреждено колено, но он твердо решил играть. Команда возлагает на него надежды, и он не может поступить иначе. Сильным и ответственным его сделал спорт.

Позади вратаря, расположился маленький мальчик в красном костюме. Он пристально наблюдает за игрой, ему тоже хочется погонять мяч, но его не берут. По его воодушевленному виду видно, что ему очень нравится этот вид спорта. Он непременно будет играть, когда чуточку подрастет.

По лицам зрителей видно, что они сильно увлечены игрой. Наступил решающий момент и все с волнением ждут исхода игры. Нервничает даже случайный прохожий.

Не зря, главной фигурой своего творения, художник изобразил мальчика. Такой уверенный и обязательный, точно поймает мяч, и его команда победит в этой игре.

Сочинение от лица вратаря

В дни моего детства футбол был очень популярен. Мы, мальчишки, просто болели футболом. Да и не только мальчишки. Каждую свободную минуту мы старались посвятить любимой игре. В те годы мало было специально оборудованных спортивных площадок. Футбольные матчи устраивались на любом подходящем для игры месте.

Один такой матч я помню до сих пор. Это была игра, принесшая мне славу лучшего вратаря. Как правило, играли мы больше осенью, потому что летом разъезжались кто куда. В эту осень мы играли как никогда много. За школой у нас был большой пустырь. Его мы приспособили под футбольное поле. И каждый день после уроков собирались там, чтобы устроить соревнования по футболу. Как-то само собой получилось, что о нашей команде узнали все ребята из соседних дворов. И к нам на пустырь стали приходить одна команда за другой.

Постепенно определились две сильнейшие дворовые команды. Одной из них была наша. Матч, о котором я хочу рассказать, был решающим. Он должен был определить, какая команда станет сильнейшей. После уроков мы собрались на пустыре. День был теплый, но пасмурный. С деревьев почти совсем облетели листья. Собственными ранцами мы обозначили ворота. Игра началась.

Она шла с переменным успехом. Сначала нам удалось поразить ворота соперников. Но в один момент я отвлекся на Петю, который всегда во время игр подавал улетевшие мячи (он стоял у меня за спиной и комментировал игру). На такой комментарий я и отвлекся. В результате мяч оказался у нас в воротах.

И вот наступила решающая минута. Болельщики, расположившиеся на брошенных на пустыре щитах, были в напряжении. За нас приходил болеть даже дядя Саша. Он жил в соседнем с нами домом и часто бывал на наших матчах, помогал нам выстраивать стратегию игры, потому что хорошо знал особенности футбола. Вот и теперь он сидел среди девчонок и мальчишек из нашего двора. Он был так увлечен нашей игрой, что готов был вскочить и отобрать мяч, который вел нападающий противника прямо ко мне в ворота.

Я приготовился поймать мяч. Пропустить его было нельзя. Я даже забыл про разбитое колено, которое мне перевязал дядя Саша. В ту минуту я не чувствовал боли. Согнувшись, я стоял на воротах весь в ожидании последнего удара, когда мяч с силой полетит ко мне. Я рассчитал каждое свое движение и был готов. И вот удар. Мяч летит прямо в меня. Я хватаю его и вдруг замечаю, что это ботинок, а мяч летит следом чуть в сторону, в правый угол. Кое-как изловчившись, я ударил по мячу. Он отлетел в сторону. Мы выиграли! А нападающий противника стоял в растерянности с босой ногой.

С тех пор я считался самым лучшим вратарем не только нашего, но и соседнего двора.

Сочинение от лица болельщика

В детстве я увлекался футболом. Стать настоящим футболистом мне не удалось. А вот увлечение осталось. Но не всегда получается попасть на футбольный матч. А иногда так хочется поболеть за любимую команду.

И вот не так давно я узнал, что неподалеку собираются на пустыре ребята из соседних домов и устраивают на импровизированном поле настоящие футбольные баталии. Вот я и решил однажды пойти посмотреть, как играют наши футболисты. Все какое-то развлечение, да и любимая игра все же. Пустырь был немаленьким.

Правда на футбольное поле он тоже мало походил. Но для игры годился. Играли ребята сразу же после школы. Границу ворот обозначили собственными портфелями.

Я и еще несколько болельщиков устроились на деревянных щитах. За своих друзей пришли поболеть девочки, одноклассницы одного из игроков. Были и ребята помладше. Все мы сидели рядышком.

Кое-кто из ребят пришел из дома: настолько интересен был им футбол. Игра началась довольно вяло. Но постепенно игроки входили во вкус.

И вскоре матч так захватил меня, что я забыл о том, что играют простые мальчишки. Я то вставал, то вновь опускался на импровизированную трибуну. Что-то кричал, давал советы.

Игра подходила к концу. Наша команда выигрывала. Но соперники не сдавались. Они всячески старались сравнять счет. Но вратарь нашей команды был всегда начеку.

На воротах стоял мой сосед Петя. Я его сразу даже не узнал. Встречая Петю на лестнице или во дворе дома, я думал о том, какой он неопрятный.

Вечно растрепанный с изорванным портфелем, он производил впечатление человека рассеянного, несобранного. Но сейчас он преобразился до неузнаваемости. Куда девалась его рассеянность и беспечность. Петя был одет просто: черная футболка, шорты. На ногах обычные ботинки.

Он был полностью сосредоточен на игре, внимательно следил за тем, что делалось на поле, и вовремя ловил летящий в ворота мяч. Наступил решающий момент игры. Все наше внимание было направлено на середину поля, где развернулась нешуточная борьба за мяч. Соперники всячески старались забрать его у наших защитников. Им это не удавалось. Но они не сдавались и шли в атаку вновь и вновь.

Петя, согнув ноги в коленях, упершись в них руками в перчатках, ждал, готовый в любой момент отразить удар. Но ему этого делать не пришлось. Старшеклассник, бывший на матче судьей, объявил, что время вышло.

Игра была окончена. Расстроенные соперники нехотя побрели домой. А мы радовались нашей победе. Я поздравил Петю с великолепной игрой, и мы вместе направились к дому, обсуждая лучшие моменты.

С тех пор я часто бываю на пустыре, болею за команду нашего двора.

Сочинение от первого лица

Все творчество Григорьева полностью посвящено детской и школьной тематике. Не исключение и его картина «Вратарь». Эта картина была написана в 1949 году, но до сих пор не потеряла своей актуальности, ведь футбол – это любимое занятие ребятишек школьных возрастов, которые хотят отдохнуть от уроков.

Когда я смотрю на это полотно, то вижу таких же детей, как и сейчас, увлеченно играющих в веселую спортивную игру. На картине изображен теплый октябрьский денек, когда листья на деревьях уже пожелтели и начали постепенно опадать, но холода еще не пришли, что видно, по голым ногам одного из ребят.

При взгляде на картину, мое воображение рисует картину, как ребята собираются на пустынном местечке рядом со школой и размечают территорию футбольного поля, сложив по углам свои портфели и ранцы. После чего ребята разделились – кто-то из них сел на скамеечку, чтобы следить за игрой, а остальные разбились на две команды и азартно погнали по полю свой мяч.

И вот наступает тот момент, который и запечатлел на картине художник. Глядя на нее, я вижу, что мальчик с голыми ногами сделал напряженную стойку и всматривается прямо перед собой, куда повернуты также головы всех зрителей. Я не знаю, что там происходит, но ясно, что изображенный на картине момент будет переломным в игре – и мяч или влетит в ворота команды-противника вратаря с перебинтованной ногой, который изображен на переднем плане картины, или ему самому придется вступить в игру, защищая свои ворота…

Чем закончится эта игра, невозможно сказать, но одно знаю точно, что при взгляде на картину, меня охватил невероятный азарт от этой удивительной игры – футбола! Такой же азарт, который охватил и всех, кто изображен на картине – от самых маленьких детей до взрослого мужчины, который тоже не смог отказать себе в удовольствии посмотреть на увлекательное действо.

Всегда любила много читать на русском, знакомиться с литературой зарубежных авторов. Приняла решение поступить в университет на филологический факультет. Открыла для себя целый мир и очень хочу поделиться с другими. Писать сочинения и анализировать тексты проще, чем вы думаете — я убедилась на своем опыте! Верю, что и у вас получиться!

Источник