Меню

Кровавый у белого плаща понтия пилата



В белом плаще с кровавым подбоем. Мой Булгаков

«В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой,
ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана,
в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого
вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат».
(М.Булгаков. «Мастер и Маргарита». Гл.2. «Понтий Пилат»)
***
В белом плаще с кровавым подбоем,
От боли не в силах поднять уже взгляд,
В крытую колоннаду, оцепленную строем,
Вышел прокуратор Понтий Пилат.
Там розового масла запах ненавистный,
И эта неотступная, мучительная боль,
И взгляд бродяги, полный укоризны,
И эта неприятная, и тягостная роль.

Не проще было бы, изгнать его с балкона
И приказать повесить, и скорее во дворец,
На ложе пасть, не сдерживая стоны,
И пса позвать, забыться, наконец.
А может, враз покончить с этой мукой
И яду сладкого спасительно испить,
Прервать набат пульсирующего стука,
И разорвать в висках мучительную нить.

Но стихло всё. И боль ушла в мгновение,
И вновь бродяги голос прозвучал,
Даря покой, и умиротворение,
Так возвращая всё к началу всех начал.
Но, Боги! Как опасны его речи,
И как он мало ценит жизнь свою…
И вот, взвалили крест ему на плечи,
И вот, в запястья – гвозди ему бьют.

Но смерть поправ, придёт Его бессмертье,
И слава, и невидимая власть,
Что сквозь хулу, мученья, лихолетье,
Ему поможет – нам спасеньем стать.
Но также – стал бессмертным прокуратор,
Всесилья своего – бессильный, жалкий страж,
Спаливший Храм, подобно Герострату,
В крови навек омывший белый плащ…
12.2003

Источник

М. А. Булгакову Мастер и Маргарита

Рассказы Воланда, Коровьвские штучки
Закончились у бездны на краю
Кто диктовал тебе роман, поручик?
Чью исповедь писал? Ужель свою?

Ты догадался или знал об этом
Что твой роман переживёт тебя
Бессмертье, как безумье для поэта
Ведь рукописи вправду не горят!
(М.А.Булгакову)

В белом плаще, что с кровавым подбоем,
Тихо ступив в колоннаду дворца,
Понтий Пилат, став судьей иль героем,
Сам предрекает начало конца.

Душно. Сгущаются тучи в долине
Будет гроза, но потом не сейчас
Стал на мгновенье Пилат подсудимым
И прозвучал приговор как приказ

Чьё то бессмертье и чьё то проклятье
Плащ стал тяжёл, как холодный свинец.
Больно стянули верёвкой запястья,
Нимб золотой и терновый венец.

Ласточка чертит крылом суетливо
Боль из висков незаметно ушла
Чуть улыбнувшись сказал подсудимый:
» Не было страшного, злого суда

Не было казни и не было боли
Трусость- есть первый из смертных грехов»
В белом плаще, что с кровавым подбоем
Всадник- герой золотое копьё!

Накрыла шалью ночь арбатский дворик
В мансарде вновь распахнуто окно
Там женщина, уставшая от горя
Ждет Мастера, ушедшего давно

Больна разлукой и больна любовью
» Я верю», шепчут губы как в бреду
В её глазах зелёных столько боли!
Жизнь замерла, споткнувшись на бегу

Луна её холодная подруга
Погасит день, остудит жаркий лоб
И женщина по замкнутому кругу
Пойдёт опять, ослепнув от невзгод

Любовь стрелой настигла Маргариту
Вонзилась в сердце точно финский нож
Заботы, деньги, муж- давно забыты
Всё суета! Есть главное- ЛЮБОВЬ!

Казнить! Нельзя помиловать и точка
Откуда же сияние лучей?
Он на суде не подтвердил ни строчки
Он был для всех, он просто был ничей

Ведь солнце тоже общее над миром
Но согревает множество людей
Он говорил: » Не сотвори кумира!
Не будь слепым, не трусь и не убей!

Не погуби мечту, не сделай подлость
Пусть каждый день, словно последний час!»
Вся жизнь была длиною в краткий подвиг
Простил всё зло, благословляя нас!

Предали! Продали! В ночь перед праздником
Знал, что конец, но поверить не мог
Тридцать монет те кровавые, грязные
Тонут в пыли, отряхнувшихся ног

Предали! Продали! Много получите?
С этого часа сполна и для всех!
Веру в Него всё равно не замучите
Будут вам деньги и власть и успех!

Будет вам всё! Сами цену назначили
Каждый по вере и каждый своё
Годы водой просочатся сквозь пальцы
Плата за жизнь — есть расплата за всё!

Точный расчёт, окончательный, верный
Как расторженье контракта с судьбой
Выдано всё, распишитесь, проверьте
Здесь не бывает ошибок родной!
Следущий есть? Ну, кто там за тобой?

Маргарита, как Левий Матвей, опоздала
Никого, только жар не остывшей печи
Где искать и к какому бросаться вокзалу?
Сердце в клочья за миг тут хоть криком кричи!

Не кричала, жила занавесившись болью.
Никогда никому ни упрёка, ни вздоха.
Только как то весной тихий сон к изголовью
Подошёл, когда было особенно плохо.

Где то чахлая местность, уныло, безлюдно
И ручей безымянный, потерявший покой
В далеке у деревьев, где спрятаться трудно
Он стоит и приветливо машет рукой.

Она знала, закончилась эра подвала
Горя нет, слишком горек ухода урок.
Маргарита, как Левий Матвей, опоздала,
Но сумела сберечь обожжённых пять строк!

Источник

ПЯТЬ СТРОК ИЗ РОМАНА

Комментарий к самой известной фразе романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»

Три слова в эпиграфе буквально означают «многое, но не много». Так римляне говорили о глубоком содержании, выраженном в немногих словах. Это, как кажется, в полной мере относится чуть ли не к каждой фразе из романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Вот известная без преувеличения всякому сколько-нибудь культурному русскому читателю фраза:

«В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат.»

Попробуем слово за словом показать заключённый в этих нескольких строках целый мир понятий, обычаев, людей и вещей, мир, давно исчезнувший, но заново гениально угаданный для нас писателем.

Заинтересованному читателю чтобы максимально приблизиться к замыслу автора, нужно обладать теми же сведениями об описываемых обстоятельствах, какими располагал писатель. Этого не достаточно для совпадения эмоционального, но, разумеется, необходимо.

Мы приведём выдержки из источников, о которых точно известно, что М.А. Булгаков изучал или хотя бы знакомился с ними и тех, о которых есть основания полагать, что вероятность такого знакомства весьма высока. Постараемся не докучать читателю собственными комментариями, а предоставим возможность говорить авторам много более авторитетным. Только в тех случаях, когда некоторые пояснения всё-таки необходимы, или если источник заведомо не мог быть известен Булгакову, мы позволим себе несколько слов, заключив их в угловые скобки.

«. после того, как римляне заимствовали у греков и этрусков тунику, тогу стали употреблять как верхнюю одежду, свободно набрасываемую вокруг тела. Во время работ её заменила лацерна, пенула, на войне — сагум. — длинная плотная шерстяная одежда солдат, употреблявшаяся во время войны 1 . сагум держалось посредством застёжки (fibula), как paludamentum полководцаа , с. 48.»)’ onMouseOut=»fprim(»)»> 2 . Палудаментум — военное одеяние (sagum) и преимущественно императорское (sagum purpureum в отличие от простых солдат). Палудаментум был обыкновенно пурпурового цвета, иногда — белый или тёмный. Палудаментум имел вид большого плаща, очень часто обрамлённого обшивкой, а в императорское время расшитого золотом (paludamentum aureum); он покрывал левую руку и застёгивался на правом плече оставляя правую руку свободною» 3 .

Читайте также:  Таджикский поплин платье поплин

«Пурпур, пурпуровый цвет, багор, багрец, тёмно и ярко багряный, багровый, червлёный, чермный» (Даль, III, с.539); «. драгоценная в древности краска, добывавшаяся из выделений особых желёз некоторых переднежаберных моллюсков рода Murex» 4 ; «. ценилась очень высоко (2 тысячи рублей за фунт)» 5 .

«Подбой, подложка, подкладка. Подбить одежду, подшить, положить на подкладку, подшить подбой» 6 . .

. шаркающей кавалерийской походкой.

«Римляне имели мало кавалерии и не умели ни обучать её, ни пользоваться ею. Всадники ездили плохо, нередко привязывали себя к лошади; в бою предпочитали спешиваться, на лошадь смотрели как на средство передвижения» 7 .

«. с тех пор, как Сципион во Вторую пуническую войну набрал много конных вспомогательных войск . римские всадники совсем исчезли из римского войска.

Всадники как постоянное сословие римского народа, занимавшее среднее место между сенатом и народом, возникли в 123 г. до Р.Х. в следствие lex judiciary Гая Семпрония Гракха. Этим законом было установлено, что все имеющие всаднический ценз 400000 сестерциев и известный возраст, имеют право на судейские места. но скоро всех граждан, обладающих, 400000 сестерциев и призванных или могущих быть призванными к должности судьи, начали называть всадниками, хотя это был титул, не имеющий сам по себе никакого значения. Август признал в достоинстве всадников всех граждан, владеющих 400000 сестерциев, и утвердил наследственность этого звания, но сословие всадников утратило всякое значение и быстрыми шагами пошло к упадку. В военной службе они и без того уже давно не пользовались никаким значением» 8 .

«Всадник — в древнейшие времена выражение «римский всадник» (eques romanus) применялось исключительно к служащему в коннице римскому гражданину; в эпоху Цицерона с ним соединяется представление о принадлежности к известному сословию. между тем представление о конной службе отходит совершенно на задний план. при императорах существовали две : категория сенаторских всад-ников, в которую вступали сыновья сенаторов. и 2) категория обыкновенных всадников, в которую каждый попадал по прошению, пода-ваемому в императорскую канцелярию. Такой всадник должен был начинать свою карьеру военной службой и пройти три степени, причем повышение его в следующую ступень зависело от воли императора, а не от выслу-ги лет. Окончив военную службу, он начинал службу административную. все должности, зависящие от императора достались всадникам. Таковы-ми были: 1) префектуры. 2) прокуратуры, т.е. финансово-ад-ми-ни—стративные должности сборщиков податей, поступавших в пользу воен-ной и императорской казны.» 9

«Когда же настало утро все первосвященники и старейшины народа имели совещание о Иисусе, чтобы предать его смерти; и связавши Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю.» 10

«Немедленно поутру первосвященники со старейшинами и книжниками и весь синедрион составили совещание и, связавши Иисуса, отвели и предали его Пилату.» 11

«И как настал день, собрались старейшины народа, первосвященники и книжники и ввели его в свой синедрион. И поднялось всё множество их и повели Его к Пилату.» 12

«. от Каифы повели Иисуса в преторию. Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху.» 13

«Его оставили под стражей только до рассвета, потому что Он законно мог быть осуждён только днём в Лишкат-гаггазифе, то есть палате суда, и только при полном заседании всего синедриона.

С ранним рассветом (ведь так предписывал устный закон, а те, которые попирали всякую правду и милость, были слишком точны в соблюдении самых мелочных правил) И. Христос отведен был в Лишкат-гаггазиф, мощёную палату в юго-восточной части храма, или быть может в Хануйоф — лавки своим существованием обязанные Анне и его семейству, и там созван был синедрион для третьего допроса, но формально первого законного суда над Ним. Было вероятно около шести часов утра, когда открылось полное заседание синедриона.

Было вероятно около семи часов утра, когда члены синедриона, несомненно, с Каиафой во главе, думая запугать прокуратора своей многочисленностью, в торжественном шествии повели Христа с верёвкой на шее из палаты собрания по высокому мосту, перекинутому через долину Тиропеон, повели в виду всего города со связанными руками, как приговорённого уже преступника — истинное зрелище ангелам и человекам!» 14

«. в третьем часу иудеи обвинили Спасителя нашего и положили его убить.» 15

. четырнадцатого числа весеннего месяца нисана.

«На основании предписаний, изложенных в книге Исход, а также лунно-солнечного календаря, окончательно принятого в эпоху второго храма Пасха празднуется 15 числа месяца нисана. Так как начало каждого месяца совпадает с некоторым, в сущности, фиктивным полнолунием (молед), то пятнадцатый день совпадает с полнолунием.»а , с.950.»)’ onMouseOut=»fprim(»)»> 16

«Авив (месяц колосьев) — первый месяц священного и седьмой гражданского года у Евреев, соответствующий нашему марту и апрелю. В этом месяце Бог вывел евреев из Египта. Назван так потому, что в этом месяце начинал колоситься хлеб. Впоследствии его стали называть нисаном, т.е. месяцем цветов.» 17

. в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца.

«Это было великолепнейшее здание Ирода, страстного любителя построек. Дворец находился в северо-западной части верхнего города, где ныне находится цитадель. Его украшали высокие, в 50 футов, стены, богато украшенные башни и превосходные парки с искусственными прудами, галлереями и колоннадами для прогулок. Сам дворец был обширное здание, которого боковые флигеля: Кайзарейон (названный так в честь Цезаря) и Агриппейон (в честь Агриппы) — превосходили великолепием самый храм.

Дворец был выстроен в греческом вкусе, колонны из серпентина и порфира; стены, предназначенные для защиты и для прогулки, были мраморные; дворы были обсажены деревьями и между ними прорыт канал.

Сады при дворце Ирода находились на южной покатости дворца.

Перед воротами дворца Ирода был обширный двор, на котором находилась частица из мозаики, означавшая в римском городе место суда. На ней находился небольшой возвышенный камень (по гречески лифостротон, по арамейски габбата, т.е. возвышение). На этом камне стояло судейское кресло. Римские прокураторы имели своею резиденцией обыкновенно приморский город Кесарию (построенную Иродом), но приезжали также в Иерусалим и тогда жили в бывшем дворце Ирода, где и судили. Так, прокуратор Флор имел своё судейское кресло перед дворцом Ирода. Вот почему полагают, что и Пилат жил здесь же. Но есть другие указания, что Пилат произнёс над Иисусом Христом свой приговор в крепости Антония (там место бичевания и арка «се человек» и пр.).» 18

Читайте также:  Стильные пеньюары для женщин

«Дворец этот расположен был в верхней части города, к юго-западу от храмовой горы, и подобно такому же зданию в Кесарии, по переходе от областного царя в пользование римского правителя, назывался Иродовой преторией. Это было одно из тех «превосходящих всякое описание » зданий, которые вполне соответствовали требованиям того века и на которых Иосиф Флавий останавливается с восторгом умиления. Между двумя колоссальными флигелями из белого мрамора, называвшимися в духе обычной иродианской лести императорскому дому один Caesareum и другой Agrippeum, находилось открытое пространство, откуда открывался великолепный вид на Иерусалим; оно было украшено скульптурными портиками и разноцветного мрамора колоннами, вымощено богатой мозаикой и снабжено фонтанами и резервуарами, чередовавшимися зелёными аллеями, в которых находили для себя приятное убежище целые стаи голубей. Совне это была масса высоких стен, башен и сверкающих кровель, представлявших изысканную смесь разнообразного блеска; внутри — его пышные залы, достаточно поместительные для сотен гостей, были убраны роскошною мебелью и сосудами из золота и серебра.» 19

«Ирод Великий, основатель идумейской династии на иудейском престоле. Сын идумейского князя Антипатра, он обладал выдающимися военными и политическими дарованиями, которые выдвинули его в глазах римского правительства, доверившего ему ещё в молодости управление Галилеей. Он оказал римскому правительству важные услуги подавлением разбойничества и своими ловкими интригами настолько сумел зарекомендовать себя перед Антонием и Октавием, что по их указанию назначен был царём всей Иудеи (в 40 г. до Р.Х..). Во время последовавшей между Антонием и Октавием войны он умел так искусно лавировать между соперниками, что, хотя в общем держал сторону Антония, однако после поражения последнего при Акциуме сумел вовремя заявить своё верноподданничество Октавию, который расширил его владения, присоединив к ним северо-восточные области Палестины — Трахонитиду, Ватанею и Авранитиду, и сделал его вообще главою Сирии. Почувствовав под собою твёрдую почву, Ирод начал разыгрывать роль великого восточного монарха. Отличаясь любовью к строительству и некоторым архитектурным вкусом, Ирод восстановил из развалин и украсил великолепными зданиями несколько городов своей страны, придав им новые имена в честь своего верховного покровителя-властелина, кесаря Августа.

В самом Иерусалиме он восстановил древний замок, названный им Антонией, а также построил великолепные дворцы, сделавшиеся лучшим украшением города. Несмотря на это великолепие, евреи не любили Ирода, так как видели в нём иноземца, римского ставленника и похитителя престола Давидова.

Чтобы примирить с собою подданных, Ирод задумал удовлетворить их религиозному чувству и порешил построить новый храм, который бы своим величием превосходил даже храм Соломонов. Постройка действительно началась в самых грандиозных размерах, и храм был великолепен. С той же целью Ирод женился на Мариамне, внучке первосвященника Гиркана II, чтобы тем самым придать своей династии санкцию кровного родства с домом Давидовым. Но всё было напрасно. Еврейский народ был непреклонен в своей ненависти к узурпатору, чему способствовали многие его меры. Так, он в возобновлённых им городах строил театры и амфитеатры, заводил римские и греческие игры, задавал пиры с чисто языческими увеселениями и вообще вводил такие обычаи, которые, отличаясь совершенно языческим характером, могли внушать евреям лишь чувство ужаса и отвращения. Дело дошло до того, что сильная партия ревнителей закона, именно фарисеи, в числе 6000 человек, отказались принести ему присягу в верноподданстве, и устроили заговор, грозивший Ироду низвержением. Эти факты ясно показали Ироду настроение народа, и он, видя невозможность примирения, задумал сломить оппозицию крутыми и жестокими мерами. Он превратился в жестокого и кровожадного деспота, который беспощадно истреблял всех и всё, в чём только его подозрительный взгляд видел признак крамолы. Так, он истребил почти весь дом Асмонеев, как потомков законных правителей еврейского народа, и не остановился даже перед умерщвлением Мариамны, хотя она была самой любимой из его десяти жен.

Конец его царствования ознаменовался невообразимыми ужасами, которые завершились умерщвлением его собственного сына Антипатра. При таком настроении Ирода вполне понятен тот ужас, с которым он выслушал, по свидетельству евангелиста Матфея (гл. II), от восточных волхвов весть о том, что родился истинный царь иудейский, поклониться которому они и пришли с далёкого Востока. Первой мыслью Ирода, по этому свидетельству, было умертвить новорожденного царя, а когда ему не удалось найти его, то он не остановился перед поголовным избиением грудных младенцев в Вифлееме. Поражённый тяжкой болезнью, заживо съедаемый червями, он неистовствовал даже на одре смерти и дал приказ в самый день его смерти истребить всю еврейскую знать, собранную для того в цирк; но распоряжение его не было исполнено.» 20

«День кончины Ирода был отмечен в еврейском календаре как праздничный.» 21

«Должность прокуратора как государственного чиновника создалась с введением Августовой конституции Принцепс, стоящий во главе администрации, разделил обязанности государственной службы между особыми чиновниками, которые носили название префектов (praefekti) и прокураторов (prokuratores Caesaris) . Постепенно с расширением императорской власти и обязанности прокураторов приобретали всё большее государственное значение; пост прокуратора сделался высоким. Более ответственные прокуратуры предоставлялись всадникам, менее важные посты замещались всадниками и вольноотпущенниками. С этого времени прокуратура сделалась одной из постоянных ступеней всаднической карьеры. За прокуратурой следовала префектура — венец всаднической карьеры. Кроме провинциальных прокураторов, которые имели отношение к фиску и имуществу императора, были ещё prokuratores Caesaris pro legato, которые управляли незначительными областями, относившимися к разряду императорских провинций (Каппадокия, Иудея; Понтий Пилат был prokurator Caesaris pro legato). Эти прокураторы находились под контролем ближайшего императорского наместника (legatus pro praetore); так, Понтий Пилат был подчинён сирийскому наместнику. Прокуратура давалась на неопределенный срок и оплачивалась жалованием из казны; так были prokuratores trecenarii, ducenarii, centenarii, то есть получавшие 300000, 200000, 100000 сестерциев.» 22

Камень, на котором вырезана эта надпись, обнаружен во вторичном его употреблении, в ступени лестницы у северной части орхестры.» 23

«Руководитель экспедиции А. Фрова опубликовал надпись в следующем виде:

По мнению А. Фрова, первую строку можно восстановить как [Caesarien]s Tiberium — «Цезарейский, т.е. Кесарийский Тибериум», во второй строке перед именем [Pon]tius Pilatus стояло так и оставшееся нам неизвестным его личное имя (praenomen), в третьей строке читается его должность: [praef]ektus Iuda[ea]e «префект Иудеи», в четвёртой восстанавливается буква Е, которая входила в некоторое слово, например, [d]e[dit]. Судя по всему, это посвятительная надпись, установленная римским наместником в так называемом Тибериуме, культовом сооружении в честь императора Тиберия, которое находилось перед зданием театра . Стоящий в надписи титул «префект Иудеи» вызвал оживлённую дискуссию в научных кругах. Как титуловался Пилат на самом деле? Какова была его должность? Как известно в источниках прокуратором Пилат называется только у Тацита. В евангелиях он называется просто «правителем» (по-гречески — игемон; Мф. 27:2). Иосиф Флавий называет его то «правителем» (игемон), то «наместником, управляющим» (эпитропос), Филон Александрийский и Евсевий Кесарийский — «наместником» (эпитропос) . В свое время крупнейший знаток римской истории Т. Момзен отметил, что Понтий Пилат по своему назначению iure gladii должен был называться не прокуратором, а префектом. Его мнение блестяще подтвердилось найденной в Кесарии надписью.

Читайте также:  Красивый маникюр под бордовое платье

Итак, можно считать установленным, что Понтий Пилат правил Иудеей и Самарией в 26 — 36 гг. н.э. в качестве императорского префекта. Префектами у римлян вначале назывались командиры вспомогательных конных и пеших отрядов, а со времени Августа должность префекта стала военно-административной: помимо префекта претория — командира преторианской гвардии — появился городской префект Рима, заменивший городского претора; несколько префектов отправлялись в важнейшие императорские провинции (не сенаторские) провинции, как, например, в Египет. Пилат был одним из них.» 24 >.

«Иудея — южная часть Палестины, получившая своё название от колена Иудина, которому она досталась в удел при разделе Земли Обетованной по завоевании её Иисусом Навином. Понятие Иудея иногда, особенно после плена вавилонского, расширялось до объёма всей Палестины, как страны, населённой иудеями. Понимаемая в тесном смысле, она составляла во времена И. Христа только четвёртую часть всей страны.»а , с.769.»)’ onMouseOut=»fprim(»)»> 25

«. Цезарь . предоставил Архелаю половину царства с титулом этнарха и обещанием возвести его в царский сан, как скоро он покажет себя этого достойным. Вторую половину он разделил на две тетрархии, которые предоставил двум другим сыновьям Ирода: одну Филиппу, а другую Антипе, оспаривавшему престол у Архелая. Антипа получил Перею и Галилею с доходом в двести талантов. Батанея и Трахонея, Авран и некоторые части владений Зенона, возле Иамнии, со ста талантами дохода в год, досталась в удел Филиппу. Этнархию Архелая образовали: Идумея, вся Иудея и Самария, которой была отпущена четвёртая часть податей за то, что она не принимала участия в восстании остальной страны. Точно так же сделались ему подвластными города Стратонова Башня (Кесария), Себастия (Самария), Иоппия и Иерусалим. Греческие же города — Гадару и Гиппос Цезарь отрезал от государства и присоединил к Сирии. Доходы Архелая с его владений достигали четырёхсот талантов. Саломея, в прибавление к назначенному ей по завещанию Ирода, получила ещё господство над Иамнией Азотом и Фасалидой; кроме того, Цезарь подарил ей также дворец в Аскалоне; доходы со всех этих владений оценивались шестьюдесятью талантами в год; но её область была подчинена этнархии Архелая.

Вступив в свою этнархию, Архелай, помня прежнюю неприязнь к нему, так жестоко обращался с иудеями и даже с самарянами, что на десятом году своего царствования , вследствие жалобы соединённого посольства обеих наций, был сослан Цезарем в Виенну — город в Галлии . Его имущество перешло в царскую казну. Владения Архелая были обращены в провинцию, и в качестве правителя послано туда лицо из римских всадников, Копоний, которому было дано Цезарем даже право жизни и смерти над гражданами.» 26

«. преемником ему стал Марк Амбивий. После Амбивия наместником стал Анний Руф, при котором умер Цезарь , второй римский император, после пятидесяти семи лет, шести месяцев и двух дней правления (в течение этого времени он четырндцать лет делил власть с Антонием) в семидесятисемилетнем возрасте. Преемником ему на престоле стал Тиберий Нерон, сын его жены Юлии . Он был, следовательно третьим римским императором .

«Римляне обыкновеннно носили три имени, из которых первое praenomen давалось сыну обыкновенно на девятый день после рождения. Другое имя было по gens , например, Cornelius, Claudius, Licinius и т.п. Третье имя есть cognomen , показывавшее strips или familia, которых в роду было много. Кроме этих трёх имён некоторые имели ещё четвёртое (agnomen, которое прежде называлось cognomen secundum ). Это имя служило или для обозначения семейства в тесном смысле, или было титулом за громкие подвиги.» 29

Вот и прочитана знаменитая фраза. Всего пять строк, тридцать слов. Но надеюсь, читателю стало ближе давно минувшее время и понятнее укрывшийся от палящего солнца в тени крытой колоннады в белом плаще с кровавым подбоем жестокий пятый прокуратор Иудеи всадник Понтий Пилат.

1 Энциклопедический словарь. — СПб.: Изд-во, Брокгауз и Ефрон, 1890-1907 (далее ЭС). Т. XXIII,с. 405.
2 ЭС. Т. XXII а , с. 48.
3 ЭС. Т. XXII, с. 647.
4 ЭС. Т. XXV, с.805.
5 Энциклопедический словарь. — СПб.: Изд-во, Ф.Ф. Павленкова, 1899, столбец 1953.
6 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. — М. СПб.: Изд-во, М.О. Вольфа, 1880. Т. III, с. 160.
7 Военная энциклопедия. — СПб.: Изд-во, Сытина, 1911-1915. Т. XI, с.209.
8 Реальный словарь классических древностей по Любкеру. В 2х т. — СПб.: 1883-1885 (далее Любкер). С.491.
9 ЭС. Т.VI, с.378.
10 От Матфея святое благовествование; 27, 1-2.
11 От Марка святое благовествование; 15, 1.
12 От Луки святое благовествование; 22, 66; 23, 1.
13 От Иоанна святое благовествование; 18, 28.
14 Фаррар Ф.В. Жизнь Иисуса Христа. Пер. с англ. А.П. Лопухина. — СПб.: Изд-во, И.Л. Тузова, 1893 (далее Фаррар). С. 507-508, 512-513, 522.
15 Новая Скрижаль или объяснение о церкви, литургии и всех службах и уварях церковных, Вениамина, ахиепископа Нижегородского и Арзамасского. — СПб.: Изд-во, И.Л. Тузова, 1908, XII, 4.
16 ЭС. Т. XXII а , с.950.
17 Полная популярная Библейская Энциклопедия, в 4х выпусках. — М., 1891, с.13.
18 Виппер Ю. Иерусалим и его окрестности времён Иисуса Христа. — М., 1986, с. 499-500.
19 Фаррар. С. 520-521.
20 ЭС. Т. XXIII, с.343-344.
21 Еврейская энциклопедия. — СПб.: Изд-во, Брокгауз и Ефрон, б/г. Т.8 .
22 ЭС. Т. XXV, с. 394-395.
23 Ельницкий Л.А. Кесарийская надпись Понтия Пилата и её историческое значение. // Вестник древней истории, 1965, № 3. С. 143.
24 Деревенский В.Г. Иисус Христос в документах истории. — СПб.: Алтейя, 2000 (далее Деревенский). С.30-32.
25 ЭС. Т. XIII а , с.769.
26 Иосиф Флавий. Иудейская война. Пер. Я.Л. Чертка. — СПб., 1900, 6-8.
27 Деревенский. С. 85.
28 Иосиф Флавий. Иудейские древности. Пер. Г.Г. Генкеля. СПб., 1990, XVIII, 2.
29 Любкер. С.924.

Источник