Меню

Хантыйский платок торум маа



Хантыйский платок торум маа

2019-мит оӆ ООН хущи вәӆты Генеральной Ассамблея тӑхи Мўвтєӆ шуши мирӑт оӆа аӆьщӑсӆэ, ӆәӆн щит унтасн рәт ясӊӑт ӆавӑӆты. Щит вўраӊӑн арсыр мируп Федеральной агентства хущи нємасыя тӑхи вєрсы, хута ӆєрамтӆы, муйсӑр мирхотӑт па па вєрӑт Российской Федерация хўваттыйн тӑм пўш вєрӆыйт. Ёмвош округ – Юграйн ветъяӊ муӆтас мирхот, каш хӑр па па вєр ӆэщӑтӆы. Щи кўтн ай кєр тыӆӑщ 21-мит хӑтӑӆн Ёмвошн Россия хущи вәӆты шуши мир ясӊӑт оӆ пўншӆы.

«Торум Маа» музей ищи оӆ постӑты питӆ, щит ропӑхн арсыр ванӆтупсэт щӑта ӆэщӑтӆыйт. Мєт оӆӑӊ ванӆтупсы щӑта тәнуп тыӑщ 15-мит хӑтӑӆн пўншсы, щӑта хӑнты па вухаӆь ухшамӑт оӆӑӊӑн путӑр мӑнӑс. Щи ванӆтупсыйн хурӑт нух єхӑтсыйт, щитӑтн ухшамӑӊ хӑнты па вухаӆь имет вәӆӆӑт, хурӑт пўңӑн йис щирн ёнтум ухшамӑт пунсыйт. Мирхот мӑнум пурайн исторической наукайт кандидат Татьяна Волдина «Платок как атрибут мифоэпических традиций обских угров» нємуп путрупсы путӑртӑс. Ӆўв путӑртмаӆ мӑрн Наталья Коротецкая, Наталья Краснопеева, Зоя Лозямова па Евдокия Нёмысова мирхотӑӊ ёха ванӆтӑсӑт, муй щирн хӑнтэт ухшам тӑйсӑт. Путӑртум кәмн нєӊӑт ухшам нємӑт нєпека хӑншсӑт: ай ухшам, вән ухшам, сыӑң ухшам, русӑң ухшам, пўшӑң ухшам, пӑркан ухшам, єрмак ухшам, русыы ухшам па пєсы ухшам. Нєпекӑӊ ёх ӛхӑт еы щи вєр нух вантӆӑт, мосӑӊ, па нємӑт уша вєрӆӑт. Хутысаты «ухшам» нєм тывӑс, ямсыева ӆєрамтты мосӆ. Вантэ, «ух» – щит ух, муйсӑр ясӑӊ «шам» – хуӆна уш ӑнтәм.
Т. Волдина щи ванӆтупсы вуӆаӊ вєра аьсӑӆӆэ, вантэ, ухшам – щит ӆәмтут тумпи культура пурмӑса ӆўӊтӑсӆ. Ӆўв лупӑс, нєпекӑӊ ёх эвӑӆт Надежда Лукина, Елена Федорова па Зоя Соколова ӆєрамтсӑт, хән па муйсӑр ухшамӑт хӑнтэт па вухаӆят тӑйӆӑт:
– 1999-мит оӆн Россия этнологӑт па антропологӑт мирхотн Зоя Соколова «Обско-угорский феномен: Север-Юг» нємуп путӑр путӑртӑс. Щи юпийн ма иса па щирн ухшамӑт оӆӑӊӑн нәмӑсты питсум. Ӆўв путрӑӆ эвӑӆт уша йис, Увӑс па Сибирь хущи тӑмиты тәп хӑнтэт па вухаӆят ухшамӑт тӑйӆӑт. Щӑӆта тәп мўӊ хущева нєӊӑт па имет емӑӆтӆӑт. Щӑӆта ӆўв уша вєрӑс, обской угрӑт щирн Средняя Азия, Поволжье, Казахстан, Южной Америка па Передняя Азия мўвӑтн имет ухшам йирӆӑт. Мєт мўӊ хураспева Индия нєӊӑт щит ӆәмӑтӆӑт. Зоя Петровна лупӑӆ, катра йисн угрӑт нўм мўвн вәсӑт па щӑта индоиранской па иранской мирӑт пиӆа вәйтантыйӆсӑт па ыв эвӑӆтэӆа арсыр вєрӑт уша павӑтсӑт.

Тӑм хур Н.В. Лукина хӑншум «Формирование материальной культуры хантов (Восточная группа)» нємуп киника эвӑӆт вўсўв (Томск, 1995)

Генеральной Ассамблеей ООН 2019 год объявлен Международным годом языков коренных народов мира для привлечения внимания к вопросам сохранения языков малочисленных народов. При Федеральном агентстве по делам национальностей создан оргкомитет, который курирует ход подготовки и проведения в Российской Федерации мероприятий Года. Официальное открытие Международного года языков коренных народов России состоится 21 марта в столице Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. А в целом в рамках года в нашем регионе пройдёт свыше пятидесяти мероприятий, связанных с вопросами сохранения и развития языков коренных народов округа.

Этнографический музей «Торум Маа» в связи с этим событием готовит различные выставочные проекты. Первый из них был открыт 15 февраля на этнографических посиделках и посвящён традиции ношения платка у народов ханты и манси. На экспозиции представлена подборка фотографий, где запечатлены обско-угорские женщины с разной манерой ношения платка и платки, пошитые традиционным способом. Во время лекции на тему «Платок как атрибут мифоэпических традиций обских угров», которую прочла кандидат исторических наук Татьяна Волдина, Наталья Коротецкая, Наталья Краснопеева, Зоя Лозямова и Евдокия Нёмысова продемонстрировали некоторые варианты ношения платков. В ходе общения обсудили такие вопросы, как практика использования традиционного обско-угорского и русских платков; платок как атрибут культовых предметов; платок как ритуальный предмет на Медвежьих игрищах; платок как подарок; платок в фольклоре и, наконец, названия платков. Совместными усилиями лектора и присутствовавших на посиделках женщин составили следующий список названий: ай ухшам (маленький домашний платок), вон ухшам (большой платок с кистями), сыланг ухшам (платок с пришитой каймой), русанг ухшам (платок с кистями), пушанг ухшам (двойной платок), паркан ухшам (шерстяной платок с блестящими нитями), ермак ухшам (шелковый платок), русылы ухшам (платок без кистей), песы ухшам (траурный платок). Заметим, этот перечень не окончательный, по мере исследования этой темы он будет пополняться. Пока остается открытым происхождение и значение слова «ухшам», если первая часть слова «ух» означает «голова», что означает «шам» – неизвестно.

Т. Волдина считает тему выставки ценной и важной, поскольку, платок как головной убор – это предмет не только материальной, но и духовной культуры. Среди современных учёных эту тему исследовали этнографы Надежда Лукина, Елена Федорова и Зоя Соколова:

Доклад Зои Соколовой «Обско-угорский феномен: Север-Юг» в 1999 году на III конгрессе этнологов и антропологов России в Москве перевернул мое сознание, когда она говорила о платках. Первый момент: такой способ ношения платка для других народов Севера и Сибири нехарактерен. Ханты и манси – единственные народы, которые носят платок таким образом. Второй момент: ношение платка связано с обычаем избегания, когда невестка закрывает лицо от старших родственников мужа и свекра, теща – от зятя. З. Соколова обращает внимание, что среди северных сибирских народов обычай избегания характерен только обским уграм. Она отметила, что ярким аналогом ношения платка, близким к традиции обских угров, являются манера его ношения у народов Средней Азии, Поволжья, Казахстана, Южной Америки и Передней Азии. Но самый яркий аналог, по ее мнению, – это народы Индии. Зоя Петровна говорит, что в нем прослеживается южный компонент в культуре ханты, манси и индоиранские связи. Угры были кочевниками коневодами, и часть наших предков контактировала с иранскими народами, археологи прослеживают несколько таких волн и контактов.

Читайте также:  Как нарисовать платье с воланами

Иллюстрация из книги Н.В. Лукиной «Формирование материальной культуры хантов (Восточная группа). Томск, 1995.

Источник

Экспонирование выставки «Платок. Одежда. Символ. Приношение» продолжается

Выставочный проект «Платок. Одежда. Символ. Приношение», открытие которого состоялось 12 марта в выставочном зале Этнографического музея «Торум Маа» продолжит работу до 19 апреля 2019 года.

Тор в мансийском культуре, Ухшам – на хантыйском языке – платок –древняя часть женской одежды, выполняется из хлопчатобумажных, шелковых и шерстяных тканей разных цветов. Его начинали носить еще с детского возраста, им накрывается спящий ребенок в люльке. Платок – одежда, символ, приношение – становился обязательным головным покровом замужней женщины. Платок использует угорская женщина, подчеркивая свою женственность и целомудренность в танце.

Платок всегда был самым лучшим подарком. В духовно-обрядовой сфере платок обретает сакральный смысл, это самое распространенное подношение Духам-покровителям, при этом в один или в несколько уголков платка завязываются монеты или кольца.

В каждой локальной группе женский платок имел свои отличительные особенности. Среди северных ханты и манси по сегодняшний день используются платки стачанные из тканей двух расцветок с самодельными кистями. С древности только четырехугольная форма платка присутствовала у восточных ханты. Среди групп южных и северных обских угров долгое время были популярны тканые треугольные косынки, украшенные вышивкой и по углам бисерными подвесками с металлическими жетонами или бусами.

Посетив выставочный проект «Платок. Одежда. Символ. Приношение», каждый унесет частичку новых знаний об этом многозначительном предмете.

О видовом разнообразии бытовавших и популярных сегодня платков в культуре обских угров из фондов этнографического музея «Торум Маа», о способах ношения платка на территориях проживания разных локальных групп обских угров, о небольших платках мужского гардероба Вам расскажет выставочный проект «Платок. Одежда. Символ. Приношение».

Ждем Вас в выставочном зале по адресу:

Тобольский тракт 4, комплекс «Югорская долина»,

корпус «Президент», 2 этаж.

Выставка продолжит свою работу до 19 апреля 2019 года

Справки по телефонам: +7(3467)315-724, 315-718.

Источник

О значении платка в культуре ханты и манси расскажет новая выставка в музее «Торум Маа»

Одежда, символ, приношение. Одному из основных предметов женского гардероба народов ханты и манси – платку посвящена новая экспозиция в музее под открытым небом «Торум Маа» в Ханты-Мансийске. На выставке представлены несколько десятков платков для обрядов. Экскурсоводы расскажут и покажут, как их носили раньше и как носят сейчас.

Национальный танец. Лица исполнительниц полностью скрыты платками. Их не видят посторонние, а значит, они защищены от злых духов – это убеждение ханты и манси. Платок обские угры используют во многих священных обрядах.

Раиса Решетникова, мастерица:
«Обряд называется «пасан омст твер». В доме около священного ящика или мешочка специально завязывали в несколько рядов платки, и внутри женщина в течение семи дней шила священное покрывало. И там молились, проводили обряды».

Платки обские угры носят с самого детства: полотном прикрывали детскую люльку, голову ребёнка, пока не зарастёт родничок. Из платков делали кукол. К тому же надевать их могли и мужчины, например в театральных постановках или медвежьих игрищах. А шейный платок и вовсе считается символом счастья.

Сначала одинокая, теперь – уже семейная. В культуре коренных северных народов платок является ещё и символом замужней женщины. Во время обряда сватовства жених надевает его на невесту, а она в дальнейшем скрывает за ним своё лицо от старших родственников мужа. А после свадьбы невесту увозили в дом мужа на нартах, покрыв её платками: если живы оба родителя – двумя, если нет отца или матери – одним. Платок можно на свадьбу, кстати, и подарить, он и сейчас считается лучшим подарком. А ещё предметом приношения богам.

Ирина Ксенофонтова, научный сотрудник музея под открытым небом «Торум Маа», г. Ханты-Мансийск:
«Традиционный платок народностей ханты и манси представляет собой квадратный лоскут ткани с пришитой вручную каймой, с изготовленными вручную кистями. Обязательно сочетание цветов работает на контрасте. Существует множество вариантов ношения платка. В обычном традиционном понимании «Алёнушка» – подвязанный под подбородком, как свёрнутый угол на угол, так и распущенный полностью, как покрывало».

На протяжении многих веков в культуре обских угров платок – один из самых устойчивых и круглогодично используемых предметов. В этом можно убедиться, посетив экспозицию «Платок. Одежда. Символ. Приношение». Она будет работать на протяжении месяца.

Источник

Югорчанам расскажут, почему мужчины манси носили платки

Музей «Торум Маа» приглашает югорчан познакомиться с проектом «Платок. Одежда. Символ. Приношение» и узнать массу интересных и необычных фактов об использовании этой вещи.

Как сообщают авторы проекта, в материальной культуре коренных малочисленных народов Севера традиционный платок – один из самых используемых предметов женского гардероба, причем на протяжении уже многих веков.

– Он хранит в себе много удивительных открытий. Приглашаем посетить проект «Платок. Одежда. Символ. Приношение», узнать о видовом разнообразии бытовавших и популярных сегодня платков в культуре обских угров из фондов музея «Торум Маа», – говорят сотрудники этнографического музея.

Кроме того, проект поможет жителям Югры разобраться со способами ношения платка на территориях проживания разных локальных групп обских угров. А еще расскажет о небольших платках мужского гардероба, оказывается, были и такие.

Читайте также:  Перчатки для бокса женские розовые

Проект таит в себе многжество необычных фактов. Например, вы знали, что даже при использовании покупного платка женщины хантов и манси украшали его край. Оказывается, они верили, что край одежды – это граница, защищающая от воздействия враждебных миров.

Познакомиться с необычным проектом можно на медиа-ресурсе музея «Торум Маа».

Источник

nord_ursus

Записки северного медведя

Cogito ergo sum

Одна из самых впечатляющих деталей столицы Югры — единение города с природой. Когда стоишь на городской улице, и в поле зрения вместе с жилыми домами почти постоянно попадает то густой лес, то болота. А стоя в этом лесу, можно наоборот между деревьями видеть городские улицы и новостройки. В третьей части осмотрим расположенный под сводами леса на Самаровском чугасе этнографический музей «Торум Маа», а также Археопарк со скульптурами доисторических животных у подножия чугаса с другой его стороны.

2. Глядя на вот такие кадры, можно и не подумать, что это снято почти в центре города. Как уже говорилось, это природный парк Самаровский чугас — возвышенное место с настоящей сибирской тайгой, специально сохранённой при строительстве города. Лес с его раскидистыми кедрами, елями и пихтами местами очень живописен.

3. А внутри — дремучая чаща и комары. Вот что такое тайга.

4. А обернувшись у опушки леса, можно увидеть такую картину: город и разлившийся Иртыш на заднем плане. А ещё на короткое время пошёл дождь, который, впрочем, вскоре прекратился.

5. Вот так выглядит вход в этнографический музей под открытым небом «Торум Маа», который специально разместили прямо под сводами леса.

Музей этот появился во второй половине 1980-х годов стараниями хантыйского писателя Еремея Айпина и мансийского поэта Ювана Шесталова. Название его происходит от имени Торум — верховного божества в хантыйских верованиях; слово «маа» переводится как «земля» (это слово хорошо знакомо тем, кто разбирается в топонимике Финляндии, Эстонии и Северо-Запада России, — не забываем, что ханты и манси тоже относятся к финно-угорским народам). Так, музей «Торум Маа» можно отнести к категории скансенов (название шведского этнографического музея в Стокгольме, ставшее нарицательным), и он постепенно пополняется экспонатами на протяжении уже почти тридцати лет. Кстати, процент обоих коренных народов весьма невысок в городе, названном в честь них (да и в целом в регионе), но есть вот такое интересное место, которое может напомнить о другой стороне жизни региона, который в последние несколько десятилетий вырос и развился на добыче нефти.

6. Когда мы пришли в музей, дождик уже закончился, — здесь погода меняется быстро и часто. Вход в музей уже остался за спиной.

7. То, что музей расположен под сводами леса, а не среди городских дворов и улиц, вероятно, неслучайно, — создатели музея, видимо, стремились максимально приблизить обстановку к реальному быту коренных народов края, некоторые представители которых и сейчас живут в небольших поселениях среди тайги. На музей при этом возложена обязанность по работе с природным парком «Самаровский чугас», в котором он находится. То есть в музее и культурное, и природное наследие соединены в одно целое.

8. На лесной поляне — хантыйское летнее стойбище с чумами, печкой (слева) и, на заднем плане, навесом для лодок. В чумах ханты (раньше по-русски народ назывался остяки) сейчас круглый год не живут. Здесь подразумевается именно временное жилище в составе постоянного поселения.

9. Интерьер чума. Настоящие, не музейные чумы нам ещё предстоит увидеть у ненцев в тундре Гыданского полуострова.

10. А это навес для лодок. Бывают они разных типов (здесь самые распространённые — калданки). Впрочем, сейчас в югорской глуши чаще можно встретить современные моторные лодки.

11. Напротив хантыйского стойбища стоит мансийский савак — навес для хранения рыболовных снастей:

12. Коптильня из хантыйского поселения:

13. Изба — центральная часть хантыйского поселения. Если быть точнее, то это поселение такого типа, который называется «горт» или «гурт» — небольшой хутор, стоящий либо под сводами тайги, либо среди речных проток. Обычно слово «горт» стоит в конце топонимов (например, хантыйское поселение в Берёзовском районе, где нам предстояло побывать, называется Юхангорт).

14. Рядом — маленькая избушка, у которой к веткам берёз привязаны разноцветные ленточки. Это так называемый «ай-хот» или дом роженицы, — в такой домик женщина уходила рожать.

15. А на заднем плане стоят лабазы «на курьих ножках». У ханты (кстати, название этого народа, по правилам, тоже не склоняется, хотя сейчас это соблюдают уже не всегда) они играют роль, во-первых, хозяйственных построек, а во-вторых, хранилищ вещей предков. Что особенно интересно, всё это нам ещё предстоит увидеть неподалёку от Берёзова в, опять-таки, не музейной среде.

16. Если хантыйское поселение в музее стоит на поляне, то, пройдя чуть дальше в лес, можно увидеть поселение народа манси (старое русское название — вогулы). Выглядит в целом поскромнее. Впрочем, и сами манси более малочисленный народ, чем ханты, и живут в основном ближе к горам Приполярного Урала. У манси отличаются и традиционные занятия, — они чаще, чем ханты, занимаются оленеводством (которое, впрочем, гораздо более распространено в Ямало-Ненецком округе, чем в Югре).

Читайте также:  Значение платья для девочки

17. Мансийский лабаз с мехами и шкурами, и нарты под ним:

18. А кругом таёжный лес. Что интересно, в музейной части леса комаров было на порядок меньше, чем по соседству. Подозреваю, что лес тут от них специально обрабатывают (иначе где-нибудь в середине лета трудно было бы в музее находиться).

19. Местами на земле растут мухоморы. Можно подкрепиться.

20. Помимо поселений и быта, есть в музее также и охотничья тропа с капканами на зверей:

21. Ловушка на соболя:

22. Маленький лабаз и капкан на медведя (слева):

23. А это — навесы для охотничьего очага:

24. И, наконец, последняя часть экспозиции посвящена предметам культа, — святилище. Справа священный амбар, где хранятся вещи предков, а слева деревянные идолы, сделанные художником Геннадием Райшевым, галерею которого в центре города я уже показывал. Те ханты и манси, которые сохраняют традиционный образ жизни, часто хранят и традиционные верования. Впрочем, среди таких встречаются и крещённые, — в этом случае язычество смешивается с православием (как, впрочем, это многие века было и у русских), и, например, верховный бог Торум отождествляется со Христом, а богиня Калтащ с Богородицей.

25. И лес кругом. Как уже говорилось, здесь он, по сути, тоже является частью музея.

26. Ели и пихты. На этом снимке хорошо видно, чем они отличаются.

27. Выглянем с опушки леса. На переднем плане течёт Иртыш, за ним простираются заливные луга, а вдали уже видны высокие берега Оби: до слияния рек здесь около 17 километров по прямой, и около 21 по реке.

На этом мы с varandej завершили осмотр музея «Торум Маа» и отправились вечером к ещё одной достопримечательности города — Археопарку. Он стоит на городской объездной у берега Иртыша и у подножия чугаса, и, наверное, от «Торум Маа» до Археопарка можно пешком дойти напрямик — через лес, растущий на чугасе.

28. Но мы направились туда через центр города:

Прямой автобус идёт туда из центра через показанный в первой части район Самарово и проезжает мимо авторечвокзала.

29. Объехав чугас с обратной стороны, мы вышли из автобуса на конечной остановке в уютном жилом районе. Как сказал Илья, в 2009 году (когда он был в Ханты-Мансийске в первый раз) этих домов ещё не было. И, вполне вероятно, что гуляющие здесь люди жили тогда в других городах страны.

30. Где-то в стороне прошёл дождь. На участке неба в закатных лучах появилась радуга.

31. Рядом (в левой части кадра) стоит спортивный комплекс «Арена-Югра», а на заднем плане, по-прежнему, сибирская тайга — обращённая к реке сторона Самаровского чугаса.

33. А впереди виден Археопарк — скульптуры мамонтов у крутого обрыва Самаровского останца — древнего памятника природы. Кроме мамонтов, есть тут и другие доисторические (и не только) животные. Археопарк появился в 2008 году и с тех пор несколько расширился.

34. Таёжный склон:

35. Бобры. В комплексе есть и несколько композиций, посвящённых ныне существующим животным (если они существовали в одно время с мамонтами).

36. Шерстистые носороги. Некоторые их находки были сделаны именно на Сибирском Севере.

37. Первобытный бизон:

38. Оскаливший пасть саблезубый тигр:

39. Пещерные медведи тоже выглядят внушительно:

40. А вот и мамонты. Надо сказать, у таёжного обрыва и в лучах вечернего солнца все эти скульптуры смотрятся весьма эффектно.

42. Растительность в этом месте немного отличается от «Торум Маа». Здесь заметно больше сосен.

44. Большерогий олень. Вроде, большая часть его находок была обнаружена в Ирландии.

45. Дикие лошади:

46. А вокруг, тем временем, закат на Иртыше. На переднем плане виден затон Ханты-Мансийского речного порта.

47. И снова мамонты. В целом, их тематика чаще встречается на соседнем Ямале, — в силу того, что там вечная мерзлота, и ряд находок мамонтов был сделан именно там.

49. Наконец, своё место в Археопарке занял и человек:

50. Первобытное жилище, обитое звериными шкурами, благодаря своей форме, здесь стойко ассоциируется с чумами. Но впрочем, чум, как оказалось, может быть и современным жилищем в наши дни.

51. И, наконец, покидаем Археопарк. В иртышской заводи — какая-то лодочно-катерная станция, а дальше видны краны речпорта. Это — вид вниз по Иртышу, в сторону Оби. То есть, туда, куда нам предстоит отправиться утром следующего дня.

52. Напоследок — новые жилые кварталы города рядом с Самаровским чугасом.

53. Хорошо, когда лес рядом с домом. Хотя в середине лета, наверное, комары донимают.

Рассказ о Ханты-Мансийске я на этом завершаю. Теперь пришло время отправиться дальше на север по Оби. Ранним утром следующего дня на речном вокзале нас ожидал «Метеор» до маленького городка Берёзово. О продолжении Водного пути по Западной Сибири и будет следующая часть.

Источник