Меню

Как связывать руки платком



Связанная для наслаждения

Что? Вы спрашиваете, как я оказалась в таком затруднительном положении? Это — самое простое из того, что я собиралась проделать в тот день. Уж лучше я начну с начала.
Вообще-то у меня не много хобби в жизни, да и те не какая-нибудь чушь, а резина, бондаж и сёрфинг в интернете по сайтам с эротической беллетристикой на тему двух первых моих увлечений.
В тот день мне повезло — на работе выдалась пара свободных дней. Ещё большей удачей оказалась маленькая премия за срочную работу, которую я как раз недавно закончила. И вот я, обладая свободным временем и премией в несколько сот фунтов, решила съездить в Лондон, пробежаться по магазинам латексной одежды. Вообще я нечасто туда езжу, а тогда и вовсе всё началось и закончилось во «Второй коже». Там было что-то вроде распродажи, или даже ликвидации старых запасов. Я увлеклась, и не потребовалось меня долго уговаривать, чтобы съездить к ним на склад. Я потеряла уйму времени и потратила всю свою премию, но взамен получила два большущих пакета, полные всякого латексного добра.
Со всем этим я опоздала на местный автобус и теперь сгорала от нетерпения поскорей добраться домой, так сильно я хотела примерить обновки в более неформальной обстановке. Мне показалась удачной идеей забежать куда-то по пути, я зашла позвонить в дом по соседству, — там оказалось агентство по прокату домов (подобный дом как раз недавно появился неподалёку от моего). Сейчас врачи часто даже работают вечерами сверхурочно — для практикующего медика это очень выгодно, но обычно я весьма неохотно останавливаюсь в гостиницах. Конечно, в тот миг я была поглощена мыслями о содержании моих пакетов, я так надеялась сразу пойти домой и заглянуть, что в них, что теперь уже не могла сдержаться. Я решила, что не буду ждать до завтра, добралась до магазина химии, заказала такси и подсчитала наличные. Оплата минимум пять часов, двадцать фунтов за час, деньги вперёд. Я заверила себя, что вполне могу себе это позволить — я зарабатываю достаточно, а в случае чего могу сэкономить на арендной плате за неделю, или на продуктах, или на одной из тех красных юбочек в обтяжку, на которые только что положила глаз во «Второй коже». Естественно, мои мысли блуждали уже далеко от моей работы.
Наконец пробило десять. Прибыло моё такси, и я отправилась в свой новый дом. Мне ужасно хотелось начать возбуждать себя прямо на заднем сидении в машине, но я понимала, что в этом случае буду слишком измотанной для любой резиновой забавы, когда доберусь до дому. Мне оставалось только мечтать о завтрашнем дне, когда я могла провести уже весь свой выходной в резине. Я могла бы одеться с ног до головы в этот чудесный латекс, а затем можно было бы устроить уборку или принять душ, или просто — сидеть и сексуально наслаждаться целый день.
Такси тем временем чуть не проехало мимо моего дома, и это вернуло меня к реальности. Я черкнула записку таксисту, позволила ему найти адрес и самому занести вещи в дом. Включила свет, отрегулировала обогреватель. Я стояла в прихожей, смотрела на пакеты и думала, как хорошо, наверное, было бы иметь свою собственную маленькую латексную рабыньку, которая встречала бы меня, если я прихожу поздно. Возможно, одну из тех горничных в хорошеньком коротком платьице из латекса с такими же чулочками, которые подчёркивали бы каждый мускул на её ножках, и с небольшой метёлочкой из перьев…
Я со вздохом вернулась из мира своих грёз в реальность. Таксист ушёл, моя горничная девочка, естественно, тоже растаяла. Я рассудила, что не худо было бы проверить электронную почту тоже, поднялась по лестнице и нашла компьютер. Минут пять пришлось ждать регистрации в сетке, но тем приятнее было обнаружить хоть какую-то почту. Пара писем представляла собой скучные записки от подружек; все они, казалось, были чем-то недовольны. Последнее оказалось историей от моего друга, который тоже увлекался латексом. Я принялась читать и почти сразу обнаружила, что мне хочется испробовать это на себе. История была про женщину, чей муж любил видеть её в резиновой одежде (вот же счастливая тёлка!). Она любила так наряжаться, пока он был где-нибудь далеко. История была совсем небольшая, всего лишь описание того, как женщина наряжалась и что с собой проделывала. Это звучало так божественно, настолько правильно, настолько красочно, что я непременно должна была пробовать что-то подобное. Я прошла в спальню и стянула с кровати пуховое одеяло. Быстро постелила латексную простынку, сразу замерцавшую чёрным блеском в свете ламп, затем распаковала свой гардероб и принялась вытаскивать вещи.
Сначала были шорты. В той истории женщина носила их с одним дильдо с насосом. Мне это показалось скучноватым и слишком уж обычным: любая женщина знает, что дильдо и батт-плаг составляют вместе куда как более лучшую комбинацию (мои устроены именно так). С этой мыслью я и двинулась дальше. Я натягивала шортики со странным волнением, будто делала это для кого-то реального, а не вычитанного из беллетристики. От шортиков я испытала чувство удовлетворения — было приятно ощущать что-то внутри себя.
Затем в истории упоминался кэтсьют. Я влезла в пакет, вытащила свой новенький комбинезончик и прибросила к себе. Я выглядела просто сногсшибательно, эта вещь так и просилась, чтоб её поскорее надели. Почти не соображая, я инстинктивно просунула ногу в резиновую штанину и принялась за работу. Как раз по мне! Через какое-то время мои розовые ножки стали черными и блестящими. Несколько минут я потратила, разглаживая складки на резине, пока костюм не обтянул мои ноги идеально. Чуть подтянув его повыше, я пропустила насос от дильдо через молнию снизу, а как только дотянула костюм до талии, остановилась и взглянула на свои ноги. У меня захватило дух: я увидела две такие красивые черные резиновые ножки, что не смогла удержаться и стала поглаживать их, но поняла, что должна продолжать одеваться. Я взяла пару коротких резиновых перчаток и одела их. Теперь мои руки напоминали мои ноги, красиво облитые сияющей чернотой.
Мысленно я вернулась назад к той истории. Женщина там носила маску с раздувающимся кляпом, затыкающим ей рот. Нет проблем, я проделаю это с собой! Я перебрала свой гардероб и нашла такую же. Пристроила голову в маске, потянула молнию вниз по затылку и почувствовала, что пьянею от чудесного приятного запаха латекса. Как только молния достигла низа капюшона, меня пронзило замечательное ощущение моей головы, обтянутой каучуком. Я надела кэтсьют в рукава, нащупала сзади молнию и потянула на неё. По мере того, как молния продвигалась вверх по спине, я могла чувствовать каждую частичку моей груди, всё плотнее прилегающую к моей новой чёрной второй коже; чувство было абсолютно неземное! Наконец молния дошла до верха, и я осознала, что полностью запечатана в каучук.
Я почувствовала, что должна остановиться и посмотреть на себя, и повернулась к зеркалу в спальне. Хотя я ещё не надела кляп, у меня всё равно перехватило дыхание от картины, которую я там увидела. Я не знаю, чем объяснить мою тягу наряжаться в резину, но каждый раз, когда я вижу себя одетой в этот замечательный материал, меня просто захлёстывают эмоции, что-то распирает меня изнутри. Это такое прекрасное чувство. Я стояла, разглядывая себя пару минут, наслаждаясь ощущением своего тела в каучуке, пока не решила, что должна вернуться и закончить дело своих рук.
Возвращаясь обратно к сюжету, я добралась до своих пакетов и вытащила ошейник с фиксаторами, села на край кровати и застегнула его на шее. Не очень туго, но вместе с тем и не слишком свободно. Потом вытащила ботинки, которые только что принесла, и решила, что должна надеть и их тоже. Они не были чересчур вызывающими — просто ботинки на пятидюймовом каблуке с замками, сделанные так, что вы могли быть запертыми в них. Я видела такие много лет назад в журнале. Мысль, что я могу быть запертой в своей обувке, всегда приводила меня в трепет и казалась невероятно возбуждающей, но я до сих пор нигде таких вещей не находила. Но теперь… Я обулась и принялась ходить вокруг кровати; замки на ботинках с каждым шагом издавали лёгкий мелодичный звон. М-ммм — всё, как я мечтала, и даже лучше!
Я перечитала окончание истории, чтоб уяснить, как именно женщина себя в ней связывала, и возвратилась в спальню, чтобы закончить. Взяла пару ножных браслетов и наручники, и всё это надела. В истории женщина была с завязанными глазами, а кто я такая, чтобы спорить? Я выключила в спальне свет, влезла на кровать и встала на колени. Это было то, что надо, — я буквально почувствовала, как адреналин начинает струиться у меня в крови. Я приладила повязку на глаза и затянула ремень на затылке. Потом потянулась сзади к лодыжкам и наощупь протянула цепь от одного ножного браслета в кольцо на другом, пока не услышала щелчок металла о металл, с которым закрылся замочек. Я попробовала подвигать ногами, каждой по отдельности, и тотчас была остановлена цепью, окончательно убедившись, что уж теперь-то лодыжки точно связаны. Я ощутила, как сердце моё пропустило удар, едва я это поняла.
Я переместила насос от дильдо в шортиках поближе к ножным браслетам, догадываясь, что когда всё закончится, я вряд ли смогу достать то, что мне сейчас вполне доступно. Дрожа от возбуждения, я схватила насос от кляпа и принялась качать. О, как замечательно было чувствовать каучук, распирающий мой рот! Это дико возбуждает — ощущать, как он расширяется, заполняя все укромные уголки и щёлочки! Я решила остановиться, только когда почувствовала, что моя нижняя челюсть оттянута до предела — ещё немного, и расширяющийся кляп вывернет её из суставов, а мне бы этого не хотелось.
Затем, как я и задумывала, я завела руку за спину и попыталась ухватить замочек, который должен соединять мой правый наручник с левым, а ухватив, открыла его и потянулась к кольцу на ошейнике. Когда произошёл захват, я переместила туда и правую руку тоже. От мысли, что я буду полностью обездвиженной, меня охватило волнение, я уже ничего не соображала. Я потянулась свободной левой рукой туда, где уже была правая. Сцепить их было нелегко, но после нескольких попыток я это сделала. Большим пальцем я заставила замочек защёлкнуться и попробовала вслепую подтянуть его к браслетам на ногах. Это потребовало некоторого напряжения, но я опять справилась, выгнув спину и уменьшив расстояние настолько, чтобы услышать щелчок, с которым они сцепились. Теперь я знала, что я неподвижна, полностью поймана, и всё ещё остаюсь стоящей на коленях. Я нащупала насос от дильдо и решила, что время пришло. С нарастающим волнением я принялась качать, качать и качать. Я была совершенно заполнена этой вещью, это было настолько замечательно, я просто не могла остановиться! Возбуждение, которое я чувствовала весь день, взорвало меня безумным оргазмом; таких сильных ощущений я никогда не испытывала прежде! Не успевал затихнуть один, как меня, словно удар, уже настигал другой! Я могла лишь тяжело пыхтеть и фыркать: кляп, затыкающий мне рот, заглушал все мои стоны страсти. Волнительность ситуации и мощь моих оргазмов быстро измотали меня. Усталость дня навалилась на меня снова. Я повалилась навзничь и, ворочаясь изредка с боку на бок, погрузилась в глубокий сон, наполненный одними лишь резиновыми грёзами.
Вот и вся моя история. А что, неужели прошло уже десять часов?
Эй, что это вы там делаете. Нет! Постойте… Погодите! Уберите кляп!
Спасите!
М-ммммфф.

Читайте также:  Все модели русское пальто

_________________________
© 2005 THELATEXGIRL
Перевод – Танука

Источник

КАК ПРАВИЛЬНО СВЯЗАТЬ СВОЮ ЖЕНЩИНУ

Есть мнение, что искусство эротического связывания пришло в Европу из Японии, где оно называется «шибари». Естественно, шибари у японцев не просто секс-забава, а целая философия. Мы же так далеко заходить не будем и расскажем о двух простых узлах, которым ты наверняка найдешь применение.

ТЕХНИКА БЕЗОПАСНОСТИ

Первое Обвязка должна быть свободной. Веревка не должна впиваться в руки, пережимать вены и давить на косточку на запястье.

Второе Узел должен быть жестким, чтобы петля не затягивалась, — иначе веревка пережмет вены и никакого удовольствия не доставит.

ВЕРЕВКА

Главное требование Веревка должна быть натуральная (не синтетическая), диаметром 5–6 мм. Подходят пенька, джут, а вот синтетика в результате любого резкого движения оставляет на коже ожог. Проблема лишь в том, что идеальную веревку для подобного рода процедур у нас в стране днем с огнем не найдешь — мастера заказывают себе инвентарь из Японии или из Европы. Повезти может на хозяйственном рынке или в таком же магазине. 4-метровой длины тебе хватит с лихвой.

УЗЕЛ №1. ЧТОБЫ ПРИВЯЗАТЬ ЕЕ

Не затягивается, легко развязывается. Петля — рабочая, можешь цеплять за что-нибудь. Свободный конец привязывай к чему хочешь.

2. Конец с петлей два раза обматываешь вокруг запястья.

3. Твой указательный палец должен свободно пролезать под обвязку.

4. Туда же пропускаешь длинный конец.

5. Завязываешь финальный узел. То же самое делаешь и с другой рукой.

УЗЕЛ №2. ЧТОБЫ СВЯЗАТЬ ЕЙ РУКИ

Не затягивается, развязывается простым движением. Петля снова получается рабочая, цепляй за что хочешь.

1. Веревка сложена пополам, руки сверху. Конец с петлей — опять не очень длинный.

2. Конец с петлей два раза обматываешь вокруг запястий, не затягивая.

3. Перекрещиваешь концы.

4. Длинный конец пропускаешь под обвязкой.

5. Делаешь один узел.

6. Делаешь второй узел, чтоб уж наверняка.

Эксперт: Иван Вархаммер, мастер шибари

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

Как связывать руки платком

Дело было осенью. Утро, еще темновато и довольно безлюдно. Я выхожу из дома, сегодня пришлось подняться рано, запланирована большая поездка по магазинам и рынкам в поисках новой техники. По дороге к остановке автобуса я замечаю забуксовавшую машину и копошащихся вокруг нее трех девушек. Я подхожу ближе, они же, заметив мой интерес начинают звать меня помочь. Я подхожу. Девушки явно навеселе. Выясняется, что они едут с праздника (день рожденья), гости все разъехались, они последние, и как назло заехали в яму. Я конечно соглашаюсь помочь. За время выталкивания я узнаю, что их зовут Лена, Катя и Таня.

На Тане, которая за рулем, одет красивый темно-синий с белым платок, завязанный «Келли» стилем. У Лены платок висит на шее, ее куртка расстегнута, давая возможность увидеть, что платок довольно длинный, белый с черно-желтым рисунком. У Кати же на шее висит темный шарф из прозрачного материала (похоже из газа).

Наконец машина вытолкнута.

Лена:
— Такая работа должна быть вознаграждена -, и с этими словами она целует меня долго и крепко, обхватив голову рукой. Я немного удивлен, но поддаюсь чувству, ощущая сильный прилив возбуждения. Ее вторая рука неожиданно начинает сжимать мое достоинство, чувствуя упругость в джинсах. Катя и Таня издают протяжное :» У-у-у»,- под манер сериалов. Прервав поцелуй Лена им вторит:

— У, какой ты быстрый -, указывая глазами в сторону моего пояса. Я немного смущен и удивлен. Она продолжает — Девочки, а давайте его возьмем с собой и продолжим веселье! — это вызывает веселую реакцию остальных и на одобрительные возгласы она, смеясь, уже обращается ко мне — Мы хотим тебя похитить, хочешь с нами? — я уже ничего не помню, куда я шел, зачем, я немного ошеломлен.

— Хочу! — отвечаю, тоже смеясь. Мы садимся в машину: Катя на заднее сиденье, увлекая меня за собой — я оказываюсь рядом с ней, Таня за руль. Лена задерживается, явно желая поправить свой шейный платок. Она немного скидывает куртку, снимает платок. Начинает его сворачивать, но не заканчивает, накидывает куртку и залезает тоже на заднее сиденье, с другой стороны от меня, держа платок в руке:

— Девочки я придумала! Раз мы его похищаем, то нужно его . — с этими словами она берет мою руку и отводит за спину, я невольно поворачиваюсь, — . его связать!

Это вызывает еще один взрыв смеха: «Точно!» И несмотря на мое упрямство, Катя помогает связать мои руки за спиной платком Лены. Я не особо сопротивляюсь, это выглядит забавно. Я чувствую, что руки сильно стянуты, и их не развязать. Но сидеть это почти не мешает.

— Как он беззащитно выглядит! — они продолжают. — А еще ведь он не должен знать, куда мы его везем! — и мне Катя завязывает глаза своим шарфом, свернутым в узкую полосу. Смех продолжается.

— А как мы его так повезем? Все же видно, — на несколько секунд смех стихает. — Я придумала! — восклицает Таня. — Повяжите ему мой платок!

— Но я не могу ехать в платке, я же не . — я возмущаюсь, чувствуя, как мою голову стягивает мягкий платок.

— А что тебе не нравится? Смотри — с этими словами повязку приподнимают на лоб. Мне протягивают зеркальце — Смотри, ты замечательно выглядишь. Еще добавим очки, и никто не заподозрит. — И Таня протягивает темные солнечные очки, достав их из бардачка в машине.

Читайте также:  Какое платье нужно для венчания

— К тому же мы тебя похищаем! — говорит Лена, — поедешь, как мы захотим.

И мою повязку опускают, и я чувствую, что поверх нее одевают очки. Машина трогается. Я пытаюсь представить себя: очки наверняка скрывают повязку, да и платок тоже. Рук не видно, мужской куртки тоже, поскольку я сижу между Леной и Катей. Что ж представлюсь судьбе. Девушки унимают свой интерес ко мне. Они начинают проверять макияж, судя по их разговорам.

— Все-таки он не очень похож на девушку, — замечает Лена.

— Я предупреждал, — говорю я, чувствуя беспокойство, что меня заметят.

— Надо исправить, — заключает Лена. — Как думаешь, какой цвет ему больше пойдет твой или мой?

— Цвет чего?! — обеспокоено говорю я.

— Твой, — отвечает Катя.

— Сиди смирно! — это явно мне. И я чувствую, что по моим губам проводят чем-то твердым и влажным. “Помада!” — мелькает мысль.

— Зачем. — я начинаю возмущаться.

— Тихо! — обрубает Лена. — А то размажу!

Я понимаю, что поделать ничего не могу, и утихаю. Быстро накрасив вторую губу, Лена говорит — Так гораздо лучше, не волнуйся ее легко стереть. Теперь еще чуть-чуть. – Я чувствую, как моего лица начинает касаться кисточка.

— Вот так, — приговаривает Лена, которой этот процесс явно нравится.

— Теперь намного лучше. Помнишь, ведь ты наш пленник, и мы можем делать что угодно.

Развлечение с моим накрашиванием явно закончено. Девушки уже не смеются. Они переключаются на обсуждение прошедшего праздника.

— Подъезжаем. — и с меня не спеша снимают очки, повязку и платок. Замерев на миг, девушки взрываются громким смехом.

— Как нелепо ты выглядишь в макияже! — И макияж начинают стирать.

— Сойдет, уже незаметно — заключает Катя.

Мне явно невесело.

— Да не расстраивайся, это было весело, — обращается ко мне Лена. — Потом веселее будет.

Мы приезжаем. Мне развязывают руки, мы выходим и идем в дом. В лифте мне завязывают глаза: «Надо сохранить тайну!» — смеются они. Мы входим в квартиру. Я пытаюсь снять повязку.

— Нет! — останавливают меня — еще рано!

Ладно. Мне помогают снять куртку, ботинки. Проводят в комнату. Там с меня снимают рубашку, я остаюсь только в брюках. И тут опять мои руки связывают за спиной.

— Ты же пленник! А нам надо немного времени. Посиди пока. — и меня усаживают на стул, и мои руки оказываются за спинкой.

Тут же их привязывают к спинке. — И долго мне так сидеть?

— Все тебе надо знать! И вообще много ты говоришь, — и тут я чувствую, как в мой рот засовывают кляп.

Я мычу, сопротивляюсь. Но кляп вставлен, и повязка с глаз перемещается на рот. Ее затягивают, предохраняя кляп от выпадения. Я могу осмотреться.

— Ну как, нравится у меня? — спрашивает Таня.

Я издаю звук похожий на: «Угу». Она смеется. Тут в комнату входят Лена и Катя.

— О! — увидев меня, восклицает Лена. — А рот зачем завязала?

Я пытаюсь сказать, чтобы меня развязали, мотаю головой, показывая свое неудобство.

— А надежно ты его привязала? Может еще?

— Можно, — и Таня подходит к шкафу и открывает его.

В открывшейся двери есть зеркало, и я вижу себя сбоку: руки явно связаны платком Лены, а на рту платок Тани. Таня извлекает из шкафа разноцветную груду платков.

— Ну что, поможете мне?

И девушки начинают раскладывать платки на диване. Я пытаюсь протестовать, но кляп глушит меня.

— Надо еще потише его сделать.

И с этими словами Лена подходит ко мне и завязывает еще платок по рту.

— А лучше два! — смеется Таня и завязывает довольно большой платок, свернув его в полосу.

— Они спадают, давай еще один, вот этот — и Лена приносит платок темно-красного цвета со сложным рисунком. Этот платок оказывается на моей голове. Первый узел завязывается под подбородком, сильнее давя на кляп, а второй на шее сзади, поддерживая первые платки.

В это время Катерина, отобрав несколько похожих платков, подходит ко мне.

— Надо еще и покрепче связать его, вдруг убежит.

И она вешает платки мне на плечи, оставляя один в руках. И привязывает к стулу мое туловище.

— Так, а теперь ноги.

И следующий платок уже стягивает мои щиколотки. Последовательно все платки с моих плеч переходят на ноги, а последний стягивает мои локти. Девушки отходят, оценивая работу. Я вижу в зеркало, что ноги стянуты в щиколотках и коленях платками с темно-зеленым цветом. Туловище стянуто парой светлых платков, а на локтях ярко-красный с белым платок. А платок на голове темно-красного цвета контрастирует с серо-голубым платком на губах.

— По-моему неплохо, — заключает Лена.

— Вот только платок на голове сильно натянут.

И с этими словами Татьяна подходит с еще один платком, светло-серым, с сине-золотым рисунком. Этот платок повязывается в стиле «Келли» очень свободно.

— Здорово! — восклицает Катерина.- Ну, пойдем готовиться?

— Да. — и подойдя ко мне, Лена легко целует прямо в кляп — А ты сиди пока, ладно? Никуда не уходи, наслаждайся своим видом, — и смеется.

— Осталось еще два платка, — беря в руку лежащие на диване платки, говорит Катя. — Куда бы их. Остались только глаза!

И она сворачивает первый платок, черный с золотом, в узкую полосу. Через мгновение мои глаза завязаны.

— А второй, чтобы не подглядывал. — и я чувствую, как последний платок закрывает всю верхнюю часть лица, убивая маленькую полоску света, пробивавшуюся снизу из-под повязки.

— Теперь все. — и девушки уходят, закрыв дверь. Я остаюсь в темноте.

Итак, я остался один. В темноте. Из-за закрытой двери слышен разговор, прерываемый смехом, но не громко, ничего не разобрать. Потом включается музыка, и я уже совсем не слышу голосов. Только темнота и негромкая музыка. Я предоставлен своим мыслям. Музыка расслабляет. Я пытаюсь понять, что произошло все-таки: встретил красивых девушек, они меня увезли с собой, да так, что я не знаю куда. И вот теперь сижу связанный и пребываю в неведении о будущем. В голову лезут разные мысли. В этот момент действительно понимаешь, что ожидание неизвестного самое тяжелое. Но это ожидание и немного возбуждает — ведь неизвестное может быть и хорошим. К тому же мое положение мне не так уж и не нравится, я мечтал попасть под власть девушки, а тут их три! В фантазиях своих я часто оказывался беспомощен, связан в руках прекрасной Дамы. Что ж, может и не так все плохо. Подождем. Время тянется медленно. Кажется, что даже стук сердца стал очень редким. Сколько прошло времени — не знаю. Может 20 минут, может час. В любом случае, я уже немного привык к такому положению вещей и успокоился. И вот открывается дверь. Судя по звукам, входят все трое девушек. Тихий шепот смолкает. Я слышу твердый голос Тани:

— Итак, мы пришли к такому выводу. У нас до вечера есть свободное время. Ты наш пленник, и будешь им до вечера, хочешь или нет. Мы хотим, чтобы ты выполнял наши небольшие прихоти. Поверь, что у нас хватит сил тебя заставить, если ты откажешься. Но тогда ты испортишь день и себе и нам. Больше конечно себе. Итак, хочешь ли ты стать нашей игрушкой?

Что я могу ответить на такое ультимативное заявление? К тому же мне самому интересно. И я киваю головой.

— Молодец. Послушный. Будешь себя и дальше так вести, получишь огромное удовольствие, поверь. Теперь в поощрение я выну кляп, ты ведь не станешь кричать, правда? — сделав голос очень жестким на последнем слове, продолжала Таня.

Я опять киваю. С моей головы начинают снимать платки. Сняли повязки, но я не вижу девушек — они за моей спиной. — Не оборачивайся! — слышу я голос Тани.

Я повинуюсь. Моя голова освобождается еще от двух платков, оставляя лишь кляп. Развязывают первый платок, лежащий на губах, но не снимают, а вновь завязывают глаза.

— Тебе еще рано нас видеть, — заключает Таня. Второй платок также переходит со рта на глаза. После этого уже снимается последний платок и вынимается кляп.

Читайте также:  Платье иконка для сторис

Я пытаюсь размять губы и челюсть, активно двигая ими.

— Это быстро пройдет, — слышу я опять Танин голос.

С этими словами мне опять повязывают платок на голову, завязывая его стилем «Келли». Но теперь уже не так сильно, и я чувствую себя довольно комфортно.

— Продолжим, — говорит Таня. — Запомни, нам очень нравятся платки, и поэтому ты будешь носить этот платок, пока мы сами не решим иначе. Это будет твоим символом подчинения нам. Посмотри, какой он мягкий и приятный, — она поводит рукой по моей щеке, — тебе ведь нравятся платки, правда?

— Да, — отвечаю я. При этом в моих словах правда – я никогда не представлял, что мягкие шелковые платки могут быть приятны и крепки. К тому же эти вещи предназначены совсем не для этого, это невинный женский аксессуар. И связанный ими чувствуешь, что ты попал под женскую власть, тебя подчинила слабая девушка, воспользовавшись невинной вещицей своей.

— Молодец, — поощряет меня Таня, — и тебе нравится быть во власти женщин?

— Да, — тихо отвечаю я.

— И ты будешь повиноваться нам?

— Ты просто умница! — и Таня быстро целует меня в щеку. — продолжим твое приготовление. И меня отвязывают от стула. Поднимают. Развязывают ноги в коленях. И тут я чувствую, как расстегивают мои брюки и снимают их. Я инстинктивно отстраняюсь.

— Ну-у, не стесняйся. Здесь все свои.

За брюками следуют и трусы. Теперь я стою совсем голый со связанными руками и ногами в щиколотках, на которых лежат мои брюки и трусы. Наступает небольшая пауза. Мне неловко: меня как бы оценивают. И тут вновь связывают ноги в щиколотках и усаживают на стул. У меня мелькает мысль: вдруг что не так.

— Вам не. — начинаю я с опаской в голосе.

— Тихо! Молчи. Иначе опять вставлю кляп. Дай закончить.

Тут мне развязывают щиколотки, и окончательно вся одежда покидает меня. Щиколотки вновь связываются. Я слышу шаги — явно Катя и Лена все время безмолвно стоящие покидают комнату (наверное, с моими вещами?).

— А теперь небольшой тест. Если ты все это время не врал, а вел себя честно, ты сделаешь все, как я скажу. Сейчас я развяжу тебе руки и уйду. Я хочу, чтобы ты развязал платок со щиколоток и связал им свои колени покрепче. Тот, платок, который повязан тебе на голову, ты снимешь и повяжешь потом таким же образом, сняв повязки. Поверх платка ты завяжешь себе глаза заново. Затем повяжешь на голову еще один. Выберешь сам на диване. Но так, чтобы подходил по цвету. Затем ты выйдешь к нам. При этом я хочу, чтобы в руках ты нес еще пять платков. На все тебе 10 минут. Учти, мы тебе доверяем, и если ты все же обманывал нас, помни, что твоих вещей в этой комнате нет, уйти тебе некуда. Ты сделаешь, как я хочу?

— Да, — тихо говорю я. Свою речь Таня произнесла очень мягко, но и достаточно твердо, чтобы заинтересовать меня.

— Хорошо. Чтобы тебя окончательно убедить, я позволю тебе посмотреть на меня, — и она подходит ко мне. — Хочешь?

— Тогда тебе надо воздержаться от слов. Это поможет тебе. — И я чувствую, как мои губы стянуло что-то клейкое. — Этот пластырь ты не должен снимать, когда окажешься один. Мы сами решим, когда это сделать, понятно?

Таня подходит ко мне и сдвигает платок с головы на шею. Потом снимает первую повязку.

— Закрой глаза. Сейчас я сниму последний.

Я закрываю. Платок снимается. Таня отходит.

Я открываю. Ого! Таня стоит в одном белье: лифчике, чулках и поясе! Даже без трусиков! Лишь большой серый платок, лежащий на плечах, немного скрывает ее формы. В руке она держит другой платок, поигрывая им Пластырь сдерживает мой восторженный крик. Я восхищаюсь ее телом.

— Как я тебе? – посмеиваясь, спрашивает она.

Я просто застыл. Возбуждение накатывает волной.

— Вижу, что нравлюсь — указывая глазами на мой сильно возбужденный орган.

— Хорошего понемножку, — и Таня повязывает платок, который она держала в руке на талию, соорудив небольшую юбочку. Она вновь завязывает мне глаза. — Помнишь все, что я сказала?

От такой картины можно забыть все. Но слова всплывают в памяти. Я киваю головой.

— Хорошо. Мы ждем. — И мои руки начинают развязывать. — Когда я выйду, начнешь. У тебя 10 минут.

Руки свободны. Демонстративно хлопает дверь. Я срываюсь. В голове мысли путаются. Такого поворота я не ожидал. Повязки просто срываются. Трясущимися руками я пытаюсь развязать платок. Не выходит, я иду к зеркалу. Наконец. Я смотрю на себя: глаза горят, сам я немного покраснел от возбуждения. Весь организм настроен на одну ноту: «Хочу!» Я снимаю платок со щиколоток. Надо себя связать. Я быстро обматываю его вокруг коленей и завязываю довольно туго. Теперь голова. Так. Вот этот платок она мне повязывала. Как-то хитро. Черт. Надо было запомнить, когда снимал. По ощущениям я опять повязываю его: обматываю под подбородком и завязываю на шее. Так. Один есть. Что еще. Повязка! Я развязываю узлы на платках, которые использовались как повязки. Заново сложив, я завязываю себе глаза. Стоп! Надо еще платок на потом выбрать, да и еще пять принести. Я иду к дивану. Так. Она сказала под цвет. На мне сейчас надет светлый платок. Повязки темные. Я не знаю, какой выбрать – светлый, как и первый или темный, как повязки. Быстрее. Быстро перебрав цветную кучу, я понимаю, что похожего светлого нет. Берем темный. Это платок с очень хитрым рисунком сине-красно-коричневый в основном. Непонятно даже какого цвета больше. Ладно. Берем еще пять. Куда бы их. Ага. На стул. Так. Теперь платок кладем на шею. Завяжем глаза. Первая повязка. Теперь вторая, чуть ниже, а узел выше первого, чтобы закрыть первую повязку снизу. Я поворачиваюсь: вроде света не видно. Теперь второй платок. Я беру его с шеи. Как его повязать? Я завязываю узел под подбородком. Длинные концы ложатся мне на грудь, щекоча. Надо бы их назад. И я завязываю еще узел на шее. Все. Вроде все. Теперь надо выйти. Стоп. Еще платки на стуле. Где стул? Я впотьмах пытаюсь его найти, неуклюже переваливаясь из-за связанных коленей. Вот он. Платки. Раз, два. пять. Все тут. Где выход? Я почти потерял ориентацию. Если стул здесь, шкаф тут, значит идти туда. Я ковыляю к двери. Нащупав ее, я ищу ручку. За дверью слышен смех. Я открываю. Есть. Я вышел!

— Уложился. — строгим голосом сказала Таня. — Молодец. Иди сюда.

Я иду на голос, выставив руки вперед.

— Я помогу! — это уже Лена.

Меня берут за руку и подводят к стулу. Усаживают. Я явно за столом. Платки из моих рук вынимают. И я чувствую, как опять мое туловище привязывают к спинке парой платков, а ноги, расставив, привязывают к ножкам стула. Руки на сей раз связывают вместе вереди меня. Меня пододвигают к столу ближе.

— Можешь расслабиться. Мы хотим отметить твое пребывание у нас.

С моей головы снимается платок и кладется на плечи. Затем аккуратно снимаются и повязки, которые также оказываются на моих плечах. Я открываю глаза. Ого! Такого я и не предвидел. Все девушки сидят лишь в белье! Я могу предположить, что они все одеты так, как Таня. И у каждой на плечах по платку: на Лене ее белый с черно-золотым, свернутый в узкую полосу платок; На Кате же красивый павловский черный платок с красными цветами, концы которого на завела под руки, оголяя свой бюст. Такая картина еще сильнее меня всколыхнула.

— Поостынь. — Таня немного вытянула голову, чтобы увидеть мою реакцию, которая вновь была сильной. — Ты так заведен, что я не смогу снять пластырь.

Я перевожу глаза на стол, чтобы успокоиться. На столе бутылка красного вина и немного закуски. Постепенно я успокаиваюсь, дышу ровнее.

— Хорошо. Теперь мы можем начать.

Пластырь наконец снят. Я остаюсь только в платке. Разливают вино. Девушки начинают беседу, как будто все обычно. Иногда обращаясь ко мне. Я большей частью молчу, поскольку круг вопросов явно не мой, да и свое волнение я побороть не в силах. К тому же что-то подсказывает мне, что это всего лишь затишье перед новой бурей.

Источник