Ваши любимые продукты для здорового питания Вы найдёте по этой ссылке

http://shopnz.ru/

 

Информационные и образовательные материалы обновляются,

и скоро будут здесь http://shopnz.ru/blog

Антикризисная программа развития малых городов и регионов России с использованием механизмов потребительской кооперации

Сегодня в условиях финансово-экономического кризиса в регионах России возникают большие проблемы с безработицей и снижением доходов населения. Как решать все эти проблемы, навязанные нам из-за океана?

Рассмотрим как решают эти проблемы в мировом сообществе. Во время каждого кризиса появляются новые деньги. Как говорится «Нарисуем — будем жить». Список альтернативных валют пополняется с каждым днем — неофициальные деньги есть в Таиланде, Германии, США и еще полусотне стран. «Бокушки», «Кузбаксы»: вслед за сибиряками, альтернативную валюту напечатали американцы. Небольшой городок Итхака, к северу от Нью-Йорка, тоже выпустил собственную валюту - "итхака-ауэр".

"Горожане решили, что если в кризис средств не хватает, а товары покупать нужно, то деньги можно напечатать. Это делают на обычной бумаге и даже без водяных знаков. Такими купюрами можно заплатить за компакт-диск или кофе и даже погасить проценты по кредиту".

"Была простая идея - у людей не было денег, но была нужда, желание и силы их заработать, но долларов не хватало", - объясняет владелец магазина Стив Берк.

На Алтае подобная идея была воплощена еще в марте 2008 года. Напомним, в Залесовском районе  напечатали «БОкушки» - по фамилии директора ОАО «Залесовский» Виктора Бокого. Работники предприятия получали "БОкушками" значительную часть зарплаты.

Официальный курс американской альтернативной валюты сейчас: за один "итхака-ауэр" дают 10 долларов. Оборот альтернативных местных валют не запрещен американскими законами, поэтому в банке с некоторыми ограничениями (на суммы до 5 тысяч) принимают "итхака-ауэр".

"Никто еще не разбогател от нашей валюты, никто из топ-менеджеров не получил огромных бонусов. Все деньги остаются в нашей коммуне, стимулируют нашу экономику, влияние кризиса здесь не чувствуется", -  пояснил сотрудник банка "Альтернативный кредитный союз" Кэрол Черникофф.

Банк не примет вклады в этой валюте и не поменяет обратно на доллары, но проценты по кредиту погасить дозволяется. Местные власти удерживают денежную массу в провинции, вдохновляя тратить заработанное на местном продуктовом рынке, а не в крупном сетевом магазине, потому что за пределами округа "итхака-ауэр" - просто фантики.

Недавно Днепропетровский агрегатный завод выпустил разноцветные бумажки и стал расплачиваться ими с сотрудниками. Таким образом заводу удалось не только никого не уволить и не задержать зарплату, но еще и нанять новых сотрудников.

Днепропетровский агрегатный завод никогда не был в городе популярным. Рабочие сначала устраивались на другие заводы, а на агрегатный шли, если уж особенно никуда не брали. Зато теперь это единственный завод, на который можно устроиться. И единственный, на котором не задерживают зарплату. Правда, выплачивают ее не гривнами, а ­картон­ными бумажками с надписью «товарный чек», больше похожими на деньги из игры «Монополия».

Благодаря введению собственных денег заводу удалось не сократить производство и никого не уволить. Деньги, может, выглядят и не ахти, зато на них можно покупать продукты, выплачивать кредиты и даже платить за квартиру.

Директор завода Евгений Морозенко собрал антикризисный заводской штаб. В комитет вошел он сам, директор по финансам, профком и еще несколько человек из рабочих.

Директор по финансам Валерий Бобко, доброжелательный мужчина лет пятидесяти, в костюме и с калькулятором на столе, очень похожий на директора по финан­сам агрегатного завода, сидит в огромном кабинете и рассказывает, что идее ввести собственные деньги, вообще-то, десять лет. В 1999 году на заводе тоже не было денег и тогда зарплату сотрудникам стали выдавать товарными чеками. На эти чеки можно было купить только пылесосы «Ра­кета», которые на этом же заводе выпускались. То есть фактически сотрудники получали зарплату пылесосами, которые у них за воротами завода за живые деньги покупали какие-то «оптовики». Постепенно деньги появлялись, но товарные чеки вышли из оборота только в 2003 го­ду. Теперь пылесосы на заводе уже не выпускают, а выпускают в основном оборудование для авиации и шахтерские крепи — ими зарплату не выдашь: вряд ли у ворот их кто-нибудь купит. Поэтому на этот раз систему пришлось придумать посложнее, но все равно довольно простую.

Итак, шахтерам нужно оборудование, чтобы добывать уголь, но денег у них нет, и если они не продолжат добывать и продавать уголь — деньги и не появятся. Завод может и не поставлять шахтерам ничего, раз у них нет денег, но тогда ему придется сократить собственных сотрудников, а денег от этого больше не станет. Поэтому завод меняет оборудование на уголь. Уголь завод отдает на Винницкий сахарный завод и получает за это 60 тонн сахара. Потом частично меняет сахар на молочные продукты, частично на колбасу. На своей же типографии завод выпускает собственные деньги в количестве стоимости ­первоначаль­ного заказа шахтерского оборудования и выплачивает ими зарплату. На эти деньги работники уже могут купить себе сахара, колбасы и кефира.

Дальше на антикризисном комитете было решено расширить сферу услуг — то есть еще какие-то продукты и товары покупать у производителей за живые деньги и продавать их (дороже первоначальной цены, но дешевле рыночной) за заводские. Получать товарными чеками — дело добровольное. Но это, во-первых, выгодно — то есть по ним дешевле покупать, а самое главное, их можно получать вперед, в счет будущей зарплаты». Воз­можность платить своим рабочим деньгами, которые нельзя потратить нигде, кроме как в заводской лавке, соблазнительна для компаний не только во время кризиса (мексиканский филиал Walmart платил своим работникам такими купонами до самого недавнего времени), но особенно много таких денег было во времена Великой депрессии, больше всего — в Германии и Австрии.

Валют маленьких городков и крупных фабрик было практически столько же, сколько самих городков и фабрик — отчасти потому, что привычные деньги обесценились, отчасти — потому что их иногда не хватало физически. Сложные бартерные схемы иногда с треском обрушивались, иногда давали неожиданные плоды: бургомистр австрийского городка Вергл, придумавший свою валюту, даже вошел в учебни­ки экономики — он придумал настолько удачную схему, решавшую сразу проблему безработицы, проблему неплатежей и отсутствия денег в казне, что «­шил­линги» Вергла на какое-то время стали популярнее государственных денег.

Именно отсутствие принудительности переводит днепропетровский эксперимент в разряд трогательных, но амбициозных попыток создать свой маленький, устойчивый, абсолютно герметичный мир, в котором все всех знают и в котором вообще все свое, родное — даже деньги.

«Альтернативные деньги — это наш способ избежать инфляции, поддержать местную экономику и почувствовать, что мы можем кое-что изменить», хотя разные валюты не признаны легальными практически ни в одной стране мира. Их, впрочем, и не запрещают — потому что нельзя запретить людям договориться и платить друг другу деревянными фишками (как в Новом Орлеане), самодельными банкнотами с изображением мышей (как в Амстердаме) или девушки с бубликом (как в Дюссельдорфе).