Ваши любимые продукты для здорового питания Вы найдёте по этой ссылке

http://shopnz.ru/

 

Информационные и образовательные материалы обновляются,

и скоро будут здесь http://shopnz.ru/blog

Культурные предпосылки для кооперации и самоуправления: beyond economics

Многие институты в России не приживаются из-за отсутствия культурных предпосылок и благостной среды. С одной стороны, жёсткая иерархия монархии, армии, крепостного права, советского завода. С другой стороны, вырезание в войнах и на зонах буйных, нестандартных, лидерских. Потом дискредитация социализма и совместной деятельности. Ну а потом "пружинка" отскакивает в обратную сторону Индивидуальных предпринимателей.

Кооперативы сегодня в России не стартуют во многом из-за культурного кода и духа времени. Сколько в такой среде не заливай денег - как в дырявый бассейн, как в трубу с отводкой. "База" закладывается в семье, школе, клубах и секциях, культуре, медиа.

Посмотрим немного на западных партнёров.

В Штаты бежали от иерархий королей и церквей, которые монополизировали почти всю общественную жизнь. Хотели земли для труда и свободы жить и думать, как хотели. В итоге это желание независимых штатов и слабого центра - эти мечты на берегу, конечно, сегодня подызносились и центр-таки забрал ключевые решения, лишив самоуправления по основным моментам: война, эмиссия денег и др., оставив карикатурную свободу для штатов по мелочи.

"Отлаженная работа американской системы приводила в изумление европейцев, приезжавших в США, особенно путешественников из Франции, где созданная в 1792 году республика продержалась ровно двенадцать лет. Французский политический деятель и социальный теоретик Алексис де Токвиль видел главные причины успеха новой демократии в живучести американских общественных объединений, а также в децентрализованном характере федеральной системы. Особенно

примечательно, что такая система сложилась в колониях, где жили религиозные сектанты, бежавшие от гонений в стране, которая поставила крест на своем республиканском эксперименте еще в 1660 году. Как отмечал Токвиль, “в то время, когда сословная иерархия в метрополии все еще деспотически размежевывала людей, колония все больше и больше являла собой однородное во всех отношениях общество”. Именно этот специфически эгалитарный характер колониального общества позволил создать чрезвычайно плотную сеть гражданских объединений, которые, по мнению Токвиля, и являлись главной причиной успеха американского эксперимента. Страна, которую он описал в 5-й и 6-й главах второй части своей книги “Демократия в Америке”, являла собой пример, можно сказать, первого сетевого государства. Токвиль писал:

Америка сумела извлечь из права создавать объединения максимальную пользу. Там это право и сами объединения были использованы как мощное и действенное средство при достижении самых разных целей. Независимо от постоянных объединений, возникших в соответствии с законом и называемых коммунами, городами, округами, имеется множество других, которые своим рождением и развитием обязаны только воле индивидуумов. С первого дня своего рождения житель Соединенных Штатов Америки уясняет, что в борьбе со злом и в преодолении жизненных трудностей нужно полагаться на себя; к властям он относится недоверчиво и с беспокойством, прибегая к их помощи только в том случае, когда совсем нельзя без них обойтись…

В Соединенных Штатах объединяются в целях сохранения общественной безопасности, для ведения торговли и развития промышленности, там есть объединения, стоящие на страже морали, а также религиозные. Всего может достичь воля человека, в свободном выражении себя приводящая

в действие коллективную силу людей.

Токвиль видел в американских политических объединениях необходимый противовес той опасности тирании, которая всегда таилась в современной демократии, – пускай даже речь шла лишь о тирании большинства. Однако величайшая сила американской системы, по его мнению, заключалась в ее неполитических объединениях:

Американцы самых различных возрастов, положений и склонностей беспрестанно объединяются в разные союзы. Это не только объединения коммерческого или производственного характера, в которых они все без исключения участвуют, но и тысяча других разновидностей: религиозно-нравственные общества, объединения серьезные и пустяковые, общедоступные и замкнутые, многолюдные и насчитывающие всего несколько человек. Американцы объединяются в комитеты для того, чтобы организовывать празднества, основывать школы, строить гостиницы, столовые, церковные здания, распространять книги, посылать миссионеров на другой край света. Таким образом они возводят больницы, тюрьмы, школы. Идёт ли, наконец, речь о том, чтобы проливать свет на истину, или о том, чтобы воспитывать чувства, опираясь на великие примеры, они объединяются в ассоциации."