Ваши любимые продукты для здорового питания Вы найдёте по этой ссылке

http://shopnz.ru/

 

Информационные и образовательные материалы обновляются,

и скоро будут здесь http://shopnz.ru/blog

Интервью с режиссером фильма «Люди и пчелы»

Светлая тайна этого мира

(интервью с режиссером фильма «Люди и пчелы»

Валерием Деминым)

Валерий иЛюдмила Демины известны как сценаристы ряда художественных фильмов. Главная тема их творчества– тайна жизни, семья, любовь, дети: “Предательница” (киностудия им. Горького), “Ожидание” (Мосфильм), “Ботанический сад” (Беларусьфильм), “Они танцевали одну зиму” (Мосфильм) и др.

В документальных работах Деминых продолжается поиск выражения в кино той же темы – смысла общности и взаимосвязанности людей – в истории, в семье, в судьбе отдельного человека… На различных конкурсах и фестивалях их работы отмечены призами

Дилогия “Люди и пчелы”“Пчелы и люди ” является их совместной авторской работой, где главная тема их творчества получила весьма неожиданное, но вполне закономерное продолжение.

-  Валерий Ефимович, спасибо за фильм. Он вызывает добрые чувства. Почему у вас возникла идея создать киноленту  именно о  пчелах?

- Чем больше мы с моим соавтором по кино и по жизни живем и что-то сообща делаем, тем больше понимаем, что случайностей на свете не бывает. Всё для чего-то и всё к чему-то. Однажды, монтируя фильм, поставили музыку Вивальди на уже готовый эпизод, и оказалось, что в кадрах, где с крыши в разнобой в разных ее местах капала капель, каждая капелька ложилась точно под новую ноту клавиши, Мы смотрели и с трудом верили своим глазам и ушам – ритм был прихотливый и сложный, но всё совпадало просто идеально, словно маэстро музицировал три с лишним века назад, глядя на снятое нами сейчас, или что капли капали с крыши,  подчиняясь его музыке. Такое убеждает в существовании Промысла Божия сильнее, чем десятки богословских лекций. Так оно вышло и с фильмом о пчелах.  Однажды, в трудное для нас время, когда отечественное кино пошло, как и многое, под откос, одна  наша знакомая, занимавшаяся лекарствами для пчел, посоветовала  сделать фильм о пчеловодах – у них, мол, на это найдутся средства. Мы были бесконечно далеки от пчеловодства, от всякого «возделывания», были, что называется – махровыми горожанами, у нас даже дачи нет.  Эта идея показалась нам чужой и странной, но все-таки благородной, надо было как-то выживать, кормить и образовывать детей... Словом, изучили по книжкам материал и написали заявку. Но трудные времена были тогда у всех, кто не приватизировал и не перепродавал. Даже, оказывается, и у пчеловодов…    Про заявку пришлось забыть. И вдруг – через десятилетие звонок от продюсера: срочно нужна тема документального фильма, срочно! Мы порылись в архиве, предложили несколько. В Госкино прошла эта. Признаться, мы были даже несколько расстроены. И только потом поняли – что эта тема для нас, как музыка Вивальди – каждая нота  словно специально для нас написана. Потому что главная линия нашего творчества – то, что нас в этой жизни больше всего волнует – это постижение смысла и глубины человеческой Встречи, соединение людей в семье, в общине, в общем деле. Работа над  фильмом на «далекую» от нас тему нам самим  многое объяснила и раскрыла.  Она стала важным звеном, без которого, сейчас кажется, невозможно нам было понять, что к чему в этом мире.

- В  фильме звучит такая фраза:  «Человек, чтобы познать себя, должен заняться пчелами…»

- Эту фразу произносит у нас театральный режиссер Александр Кудрявцев, потому что для него театр – это тоже высказывание не только человеческое, но и одна из  светлых тайн жизни. Он говорит о Метерлинке, его гениальном труде «Жизнь пчел», о философах, которые  размышляли на эту тему.

Человек пытается прочесть книгу Природы и книгу Жизни – что записано в них, о чем они хотят нам поведать?  Для чего мы вместе?

Когда-то в далекие 70-ые мы делали первый фильм о движении семейных клубов, одним из  родоначальников которого был москвич,  биолог Анатолий Гармаев.  Сейчас он священник. Потом мы писали сценарий первого в те советские времена художественного фильма о детях, брошенных их родителями и живущих в специальном интернате. В обществе торжествующего коллективизма это явление старались скрыть. В таком интернате работала воспитателем моя жена. Она написала серию очерков в «Литературной газете» и даже в свои 28 лет получила там премию за лучший очерк года, по которому нам и предложили написать сценарий. Он проходил через Госкино непросто, что в те времена потом обычно вознаграждалось, и мы не исключение – фильм на студии был объявлен лучшим фильмом года.. Назывался он «Предательница».  Потом мы писали сценарий о женщине, которая осознает, что аборт – это убийство самого близкого тебе существа. Отказываясь от этого рокового шага, она обретает и душевный мир, и себя, и семью (фильм «Ожидание»).  Цензура до неузнаваемости исковеркала картину, потому что аборт был тогда темой «неприличной». Зато несколько лет назад, когда мы делали документальный фильм о великом педагоге Антоне Макаренко, нам предлагали рассмотреть версию, а не являлся ли он педофилом? Времена меняются, меняются формы лжи. А правда, та самая правда, которую наш народ издревле называл правдой-маткой, остается гонимой.

Что такое община? Это продолжение семьи.  И, поскольку мы в своей жизни тоже проходили через всякие передряги, и вновь обретали смысл нашего семейного союза  через детей,  через сотворчество и через веру. Это и находило у нас выражение в том, что мы делали в кино.

Фильмы о зарубежных кадетах «Версальские кадеты» и «Кадетская перекличка», которые довелось нам делать  с участием Никиты Михалкова (продюсер Елена Чавчавадзе) – это продолжение всё той же темы: общность, общинность как великая национальная драгоценность, которую нужно хранить, пестовать и лелеять. Русские кадеты смогли пронести смысл своего единения через всю свою жизнь. Она разбросала их по всему миру, но они продолжали регулярно встречаться, переписываться, издавать журналы и книги до самого последнего своего рубежа. Даже хоронить себя они часто завещали рядом друг с другом. Во Франции под Парижем есть кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, где  есть общая кадетская могила. И мы через эту их верность друг другу увидели воочию, что чувство Родины – это никакой не дежурный патриотизм, а продолжение все той же семьи, той родовой общности, той самой правды-матки, которую мы и искали в нашем фильме о людях и пчелах, и, слава Богу, нашли. Оказалось, что совершенно далекий от нас мир пчеловодов несет ту же самую смысловую нагрузку. Люди индивидуального труда, через тайну общения с природой, с таинственными, маленькими существами, образующими единый организм, только без оболочки, эти люди приходят к  пониманию тайны общности. Потому у пчеловодов и есть такая тяга к общению друг с другом. Они встречаются, проводят пчеловодные съезды, так что эта общинность находит в них свое ясное продолжение. Кроме того, понимание пчел и природы рождает у них понимание смысла своего существования. Поэтому среди пчеловодов так много писателей, философов, поэтов, и так много верующих людей.

 

- Человек, наверное, и не представляет себя вне природы. Природа нас многому учит. У вас хорошо сказано, что природа – это застывшая метафора, и только человек может озвучивать ее, понимать ее смысл. И тогда человек сам оживает на ее фоне.

- Да. Именно для того, чтобы найти подлинное общение с людьми и Богом, призванные уходят в отшельники и монахи, и в молчальники, как сделал это преподобный Серафим Саровский. И потом, через это, казалось бы, «бегство от жизни» они обретают такую глубину общения и понимания, что становятся необходимыми для тысяч. И люди едут к ним со всех сторон, даже из напичканных книжной мудростью и знаниями больших городов, едут в их глухомань, в их пустыни и пустыньки. И этот парадокс, что человек может уходить в пещеры, в одиночество, а выходить к небу, к высоте и к людям, этот парадокс находит свое отражение и в пчеловодстве. «Оно, - как говорит в нашем фильме Арнольд Бутов, - переносит человека в мир любви, в мир спокойствия». И рассказывает такую характерную житейскую историю про своего друга, крупного бизнесмена. «Был таким раздражительным человеком, придет с работы – все у него виноваты, теща в первую очередь, и жена виновата, и дети. Я ему порекомендовал заняться пчеловодством, подарил три улья. Говорю: Володя, как придешь с работы, посиди 20 минут и посмотри, как пчелы летают. Через месяц, когда у него был день рождения, теща  его мне говорит: что вы сделали с моим зятем? Он всех нас полюбил снова!»

 

- Что больше вас поразило в людях, пчеловодах, с  которыми вы общались?

 

- Внутренняя тишина,  несуетность, добродушие. Мы, «махровые горожане», среди железобетона затюканные ревом машин, рекламой и всяческой беготней, общаясь с ними,  вдруг почувствовали  какую – то спокойную лучезарность. Нам открылся  целый мир через общение с другой жизнью. И мы хотели поделиться своим открытием с нашими зрителями.

 

- На каких пасеках вы снимали  фильм?

 

- В основном на Ярославской земле, в городке  Борисоглебский. Там есть знаменитый старинный монастырь во имя этих первых русских святых Бориса и Глеба, где подвизался преподобный Иринарх, благословивший Минина и Пожарского на освобождение Москвы от поляков. При монастыре издавна была пасека, есть она и сейчас. Мы открыли это благодатное место через пчеловодческий форум.  Там замечательное гнездовье просветленных и просвещенных людей. Эти места облюбовали известный философ Виктор Николаевич Тростников, автор книг о России, о православии, о смысле существования, Анатолий Сергеевич Онегов, писатель, пчеловод, удивительный рассказчик, и его собратья по перу Сергей Щербаков и Михаил Лебедев. Михаил совместно с Тростниковым выпускает свою литературную газету «Борисоглебские слободы». У него свой интересный сайт «Пчелы и литература». Здесь в деревне Селище он собрал через Интернет съезд пчеловодов и показал наш фильм, который был встречен на «ура». Не очень далеко от этих мест и городок Тутаев, где проживает еще один наш герой – травник, пчеловод и поэт Вениамин Новиков.

 

-  Это он утверждает в  вашем фильме, что пчеловодство спасет Россию?

 

 - Он самый. Выпустил на свои деньги огромную книгу "Пчелы, цветы и здоровье".  Для нас эти люди оказались как целое творческое сообщество,  целое племя пчеловодное. Даже пластика у них действительно особая, несуетливая, в глазах свет и спокойствие. Как лечит легкие ульевой воздух, так общение с пчеловодами врачует душу. И нам хочется еще снимать и снимать  этих людей. Мы беседовали  с  А.Г. Бутовым по поводу    продолжения этого фильма.  Он отнесся очень заинтересованно. Реальность, открывающаяся через это окно, может быть интересна очень многим.  Посмотрев наш фильм,  зрители подходят и говорят: «Значит, не погибла еще наша Россия!» Да, есть в ней и развал, и пьянство, но эта та самая «глубинка России»,  а точнее, ее глубина, с которой, может быть, и начнется нравственное возрождение народной жизни и где найдется  выход из очередного нашего кризиса и  смуты.

 

-  Фильм  разделен на  две части – «Люди и пчелы» и «Пчелы и люди». Одна сопровождается великолепной музыкой, прекрасными съемками природы, красотой, которая, по слову Достоевского, спасет мир. Во второй части –  появляется тревога: спасет ли?  Части дополняют друг друга. Так было задумано или это видение картины вы обнаружили в ходе съемки?

 

- Это выросло из самой работы. Мы, удивляясь, открывали для себя мир пчел, природы, красоты людей. Как сказал Михаил Лебедев: «Я уже столько лет занимаюсь пчелами, а их  тайну так  и не разгадал, и знаю теперь, что чем больше буду заниматься ею, тем она будет все более возрастать». Такова же и тайна «человеческого роя». Удивительное послание  для человека содержится в факте единственности матки и той участи пчелиной семьи, что остается  без матки. Чтобы выжил наш народ, надо, чтобы у него была эта правда-матка, национальная идея. В советское время она существовала, но была больной. В нее впился клещ лжи и классовой ненависти. Было вроде бы объединение вокруг идеи справедливого общества, но не было понимания смертоносной силы зла. Но благоверный князь Александр Невский недаром сказал: не в силе Бог, а в правде. Не найдя правду–матку всем миром, мы не сможем выжить. Фильм и наши собеседники нас в этом убедили. Но правда эта должна быть не в лозунгах, а  в осмысленном общем деле. В православии есть слово – литургия, главная служба  - и переводится оно с греческого,  как «общее дело». Россия называла свое ядро, свой рой, свою правду – святой Русью... Хотя было много и грязи, и греха, и преступления. Но, как говорит один наш герой, муха ищет грязь, а пчела даже и на помойке находит чистый цветок. Как мед собирает пчела, так и народ ищет правду, и это называется – создание своей души.  Мы в России соскучились по  обществу, где в центре всего и во главе всего стоит человеческая душа, и что ей будет полезно, то и  будет для всех хорошо. Один из наших замечательных героев ученый Сергей Алексеевич Поправко просто покорил нас широтой своей мысли и такой ясной идеей существования в мире того, что он назвал «белой эволюцией», основанной на способности живых существ не подавлять своей деятельностью другие виды, но одаривать их собою. Пчелы – это подсказка Бога, как нам жить сообща.

 

- То есть  человек человеку может быть медоносной пчелой, и если люди так будут относиться друг к другу, то общество будет гармонично существовать.

 

- Да.  Но мы часто себя ведем по принципу человек человеку – бревно. Упадет человек, и не поднимут его. Или человек человеку – справочник.  И как мало понимание того, что есть мед жизни и кто передает нам свою благодать.

 

- Давайте вернемся к фильму. Где он демонстрировался? Сколько людей посмотрело?

 

- К сожалению, зрителей у него было немного. Фильм делался на средства Министерства культуры, а наше телевидение не заинтересовано показывать документальное кино. Для него главное – откаты, рейтинг, реклама. Распространяется фильм пока только на дисках и фестивалях. На  последнем международном православном фестивале «Встреча» картина получил приз -  хрустальный подсвечник.

 

-  Что вы сами вынесли из работы над этим фильмом?

 

- Мы увидели своими глазами и постарались запечатлеть нашей камерой мир, который ясно говорит о существовании благодатного начала в природе и человеке. Когда постоянно находишься в безблагодатной среде, когда с ней сросся, к ней привык и считаешь ее  нормой, то начинает казаться,  что это и есть жизнь, что другой ее и не бывает, и не может быть.  И вдруг как открытие: есть благодать, есть гармоничная жизнь, существует любовь как энергия, а не как инстинкт. Любовь и есть жизнь. И пчелиная семья – это образ, для нас созданный, созданный не только ради меда, но и ради пророческого откровенья. Гармония в улье осуществляется через благодатное единство. Необходимы все – и матка, и трутни, и рабочие пчелы, все на своем месте.  Это единый организм без оболочки. Как и Церковь. «Храм, как создание человека и Бога, открывает ту красоту, которая спасет», -  сказал один священник. И хочется, чтобы в общество вошел этот феромон  солидарности, феромон святости и любви – тогда и правда-матка найдется, и мы сможем соединиться как народ в общем и ясном деле. Иначе – любовь оскудевает, уходит из мира. И пчелы уйдут от нас, и останутся на планете бездушные люди среди компьютеров и инстинктов.

Мир без пчел – это мир без любви…

 

 Беседовала Любовь Клюева.