Ваши любимые продукты для здорового питания Вы найдёте по этой ссылке

http://shopnz.ru/

 

Информационные и образовательные материалы обновляются,

и скоро будут здесь http://shopnz.ru/blog

Совещание В. Путина по вопросам развития сельского хозяйства

http://news.kremlin.ru/news/45930

В Ставропольском государственном аграрном университете Владимир Путин провёл совещание по вопросам развития сельского хозяйства в России.

Перед началом совещания глава государства осмотрел учебную сельскохозяйственную технику университета, общался со студентами вуза.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы побывали уже с губернатором на одном из предприятий, посмотрели – в «России». Хорошее предприятие, нам ещё Сергей Викторович [Пьянов] расскажет сегодня о том, как они используют новейшие технологии.

Поговорим с вами сегодня и о текущей работе. В разгаре как раз эти работы, где-то уже началась уборка – посмотрим, как она идёт, какие проблемы на данный момент времени складываются и что нужно сделать для того, чтобы их эффективно и своевременно решать.

Сразу же хочу отметить, что в целом отрасль развивается уверенно. По итогам прошлого года объём производства сельхозпродукции вырос на 6,2 процента, правда, мы с вами это хорошо знаем, в предыдущий год был спад 4,8 процента. Поэтому, если посмотреть по сравнению с 2011 годом, получается, что рост в 2013-м составил 1,4 процента. Тоже неплохо, это тоже хорошо, но просто мы с вами должны исходить из реалий и понимать, где мы находимся и каких результатов добиваемся объективно.

В текущем году также отмечается положительная тенденция: за январь–апрель рост уже 1,3 процента, и это действительно уже на новой, возросшей базе, это хороший показатель.

По оценкам экспертов, прогнозируется хороший урожай: планируется собрать около 97 миллионов тонн зерна, в том числе такой результат будет достигнут за счёт увеличения посевных площадей. В целом и в прошлом году было неплохо – 92,4 миллиона тонн. Но если в этом году будет так, как прогнозируется…

Правда, мы уже сегодня вспоминали, сельхозпроизводители любят говорить о результатах только тогда, когда всё уже в амбаре заложено. Поэтому прогноз – это хорошо, а реальный результат – это другое. Но всё-таки будем надеяться на лучшее.

Вместе с тем в отрасли сохраняются и известные трудности. Хозяйства сильно закредитованы, их основные фонды, включая машинный парк, требуют пополнения и обновления, а общая рентабельность производства, к сожалению, находится пока на низком уровне. По данным Минсельхоза, на 1 мая текущего года задолженность сельхозпроизводителей перед российскими банками выросла на 5 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, достигла приличной суммы – 2 триллиона рублей, при этом просроченная задолженность выросла ещё больше – на 20 процентов.

Сегодня при участии министерств, регионов, представителей бизнеса поговорим о том, как я уже сказал, где мы сейчас находимся, в каком положении отрасль. И главное, хотелось бы сегодня вместе с вами выйти на содержательные решения тех проблем, с которыми отрасль сталкивается. Хотел бы от вас услышать предложения по мерам, которые позволят обеспечить качественный и устойчивый рост отечественного сельхозпроизводства.

Прежде всего речь должна идти о повышении отдачи от государственной поддержки АПК, о том, как сделать такую помощь более действенной и более результативной, более доступной для сельхозпроизводителей. Напомню, что только из федерального бюджета на поддержку отрасли ежегодно выделяется около 200 миллиардов рублей. Эти ресурсы должны работать с максимальной отдачей. И вновь обращаю внимание на требование высокой бюджетной дисциплины, на своевременное доведение средств до конкретных товаропроизводителей. Здесь есть некоторые проблемы, тоже сегодня поговорим об этом.

Вся государственная политика по поддержке сельхозпроизводителей должна быть выверенной, нацеленной на реализацию долгосрочных структурных планов. Приоритеты такой поддержки должны соответствовать реальным потребностям отрасли. Каждый бюджетный рубль должен работать на развитие, поощрять сильные, успешные предприятия и перспективные направления, в том числе связанные с импортозамещением. Здесь как раз тот самый случай, когда импортозамещение востребовано. Конечно, не по всей номенклатуре сельхозпродукции, бананы мы здесь выращивать не собираемся, но у нас много культур, по которым мы точно совершенно можем быть весьма конкурентоспособными.

В целом считаю, что необходимо существенно улучшить условия для инвестиций в сельское хозяйство, повысить привлекательность этого капиталоёмкого и технологического сектора экономики. Российский рынок, рынок формирующегося Евразийского экономического союза – а это, как мы знаем, свыше 170 миллионов человек – один из самых перспективных сегодня. И нам нужно сделать так, чтобы отечественные производители играли на нём ключевую роль, могли планомерно развивать свой бизнес, создавать на селе новые, современные рабочие места. И, конечно, не только укреплять позиции на собственном рынке, но и закрепляться на мировых рынках.

Для этого необходимо повышать доступность ресурсов для реализации намеченных целей, в первую очередь, конечно, речь идёт о так называемых длинных кредитах, а также расширять линейку удобных финансовых инструментов, учитывающих специфику работы на селе. Хотелось бы от вас сегодня, коллеги, тоже услышать предложения. Хотя мы много-много раз на эту тему говорили, но, тем не менее, жизнь идёт своим чередом, условия меняются, давайте поговорим ещё раз. Это один из ключевых элементов развития.

Повторю, нам важно помочь сельхозпроизводителям выйти на приемлемую окупаемость инвестиций, создать возможность для запуска новых инвестпроектов и программ. Наконец, необходимо повышать качество внутреннего рынка, внимательно следить за ценообразованием, устранять недобросовестную конкуренцию, контрабанду, наконец, и использование фальсификатов. В конечном итоге это прямо сказывается на качестве продуктов, которые покупают и потребляют граждане России.

Давайте по всем этим вопросам поговорим.

Слово Министру сельского хозяйства Николаю Васильевичу Фёдорову. Пожалуйста, Николай Васильевич.

Н.ФЁДОРОВ: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Действительно, российское крестьянство приступило к уборочной страде. На Ставрополье ячмень убирают, и лук зимний уже тоже убирают фермеры Ставрополья. В Краснодарском крае, в Адыгее и в Республике Крым идёт уборка зерновых, в Астрахани – и ранний картофель, и овощи. И при этом в Сибири и на Дальнем Востоке в нашей стране продолжается яровой сев, правда, в стадии завершения уже. Это сев гречихи и кукурузы, сои. Вот такой кругооборот: одновременно мы и начинаем уборку, и завершаем сев – специфика России.

Но из 97 прогнозных миллионов тонн зерновых, Владимир Владимирович, о которых Вы говорили, основной продовольственной культуры – пшеницы – мы ожидаем на уровне 53 миллиона тонн. Поскольку это основная культура, связанная с хлебом, мы на это обращаем внимание, плюс всё-таки пшеница позволяет нам оставаться заметными игроками на глобальном продовольственном рынке. Этот прогнозируемый уровень производства позволит полностью обеспечить страну зерном и увеличить экспортный потенциал. Если по календарному году, мы ожидаем до 22 миллионов тонн [зерна на экспорт]; в 2013 году было 19 миллионов тонн.

Надо особо отметить то, что происходило во время весенних полевых работ. Самые актуальные вопросы – это кредитные ресурсы на проведение сезонно-полевых работ. На сегодня более 90 миллиардов рублей выдано кредитных ресурсов нашими банками. Это ниже уровня аналогичного периода прошлого года, но хочу обратить внимание, что в 2013 году было выдано 104 миллиарда рублей, а в 2012-м – 79 миллиардов рублей.

Это понятно профессионалам-специалистам, связано это обстоятельство с тем, что год был урожайный, у сельхозтоваропроизводителей, у зерновиков было достаточно своих собственных средств. Поэтому вот такая взрывная прошлогодняя динамика в кредитовании – 104 [миллиарда рублей], сегодня – 91 миллиард, в позапрошлом году – 79 миллиардов рублей – не сказывается в целом на кредитовании полевых работ и является не только не критичной, а вполне удовлетворяет сельхозтоваропроизводителей, по оценке экспертов и нашей оценке. Но существует ряд проблем.

В.ПУТИН: А по оценкам самих товаропроизводителей?

Н.ФЁДОРОВ: Мы с ними обсуждаем эту тему, они об этом ещё выскажут своё мнение.

В.ПУТИН: Просто это очень важно. Оценка экспертов, оценка ваших специалистов. А оценка самих товаропроизводителей?

Н.ФЁДОРОВ: Динамика этих цифр вполне вписывается в те причины, которые известны сельхозтоваропроизводителям. Они, наверное, выскажут ещё своё мнение по этому поводу.

Есть ряд других проблем, которые существенно влияют на доступность кредитных ресурсов и финансовую устойчивость сельхозтоваропроизводителей, о чём Вы просили сказать особо.

Большинство субъектов Российской Федерации отмечает ужесточение требований банков к залоговому имуществу. Особенно много вопросов по этой теме к самому любимому банку, родному – Россельхозбанку. Говорят о том, что поднимают так называемый дисконт при оценке залога, то есть неоправданно снижают цену залога. Увеличивается обязательная доля так называемого твёрдого залога в общем залоговом обеспечении. Это снижает, конечно, возможности предприятий использовать более доступные для них виды залога, такие как товарно-материальные ценности или готовая продукция.

Внедряемое по нашей инициативе кредитование под залог будущего урожая, по информации регионов, сегодня очень трудно идёт в реальную жизнь. Банки пока мало кредитуют таким образом, хотя в мировой практике это основной инструмент кредитования, правда, под гарантию обязательного страхования. Поскольку у нас – я об этом ещё скажу – со страхованием при государственной поддержке тоже пока ещё не очень здорово, это, видимо, основная причина того, что банки не очень охотно идут на кредитование под залог будущего урожая.

В.ПУТИН: А под залог земли? Мы обсуждали тоже вопрос о возможности закладывать землю.

Н.ФЁДОРОВ: По этой теме тоже есть наши предложения. Вместе с коллегами по Правительству мы просим, может быть, даже в рамках сегодняшнего совещания, Вашей поддержки возможной корректировки инструкций Банка России, для того чтобы эту ценность, эту недвижимость – землю, перевести во вторую категорию залогового обеспечения. Необходимо изменения ряда нормативных актов, регулирующих полномочия и инструкции Банка России. Сейчас эта проблема упирается в нормативные документы Банка России.

В.ПУТИН: Белла Ильинична [Златкис] расскажет потом об отношении к этому.

Н.ФЁДОРОВ: Существенной проблемой является всё-таки заметный рост процентных ставок по кредитам. Вы спрашивали Сергея Викторовича по поводу того, насколько они доступны, и как он кредитуется. Он кредитуется хорошо, он относится к категории надёжных VIP-заёмщиков, поскольку всей своей предыдущей историей, биографией хозяйство подтвердило, что это очень надёжный [заёмщик].

Но в целом в ряде регионов по сравнению с 2013 годом отмечается рост процентных ставок более чем на 2 процента по некоторым кредитам, в том числе регионы говорят, что у нашего Россельхозбанка – до 12-13 процентов годовых. Заявляемая минимальная процентная ставка по кредитам на сезонные полевые работы в размере 10,75 процента на практике практически не предоставляется. По кредитам Сбербанка средневзвешенная процентная ставка, по данным регионов, находится в пределах 11,5 процента против 11,1 процента в 2013 году.

Хочу обратить внимание на то, что Правительство Российской Федерации в этом году, в апреле, внесло изменения в законодательство, которые позволяют субсидировать на 15 лет кредиты по молочному направлению. Это было и Ваше указание, эта тема обсуждалась неоднократно. Мы обратились в соответствии с этим постановлением Правительства в ведущие российские банки с предложением проработать возможность пролонгации выделенных кредитов сельхозтоваропроизводителям на строительство молочных комплексов и выдачу новых кредитов на срок до 15 лет. Пока это тоже идёт не очень здорово. По-моему, Россельхозбанк где-то в одном-двух регионах выходит на кредитование таких проектов, но в целом кредитные организации не торопятся откликаться на эти изменения.

Формальной причиной является отсутствие принятых внутренних нормативных документов, допускающих такие кредитные продукты. Но более глубокой и существенной причиной, по нашей оценке, является задолженность по уже принятым в прошлые годы обязательствам по субсидированию инвестиционных кредитов. И вытекающие из этого обстоятельства: Минсельхоз в силу дефицита федеральных ресурсов с января 2013 года не может проводить отбор новых инвестиционных проектов за исключением – по Вашему решению, ещё давнему, 2012 года – мясного направления, мясного скотоводства и по принятому решению в отношении регионов Дальневосточного федерального округа, пострадавших от наводнения.

В такой ситуации в целом, когда есть задолженность и она не закрыта до сих пор (хотя в прошлом году мы на 10,4 миллиарда сократили эту проблему, но тем не менее там порядка 22 миллиардов сегодня ещё осталось), в такой ситуации банки не могут планировать и учитывать государственную поддержку в виде субсидирования процентной ставки при принятии решений о кредитовании предприятий.

По нашей оценке, Владимир Владимирович, эта тема задолженности или проблемы по инвестиционным кредитам очень портит и настроение, и возможность агроинвесторам быть уверенными в том, что они смогут свою экономику вместе с кредитными учреждениями урегулировать так, чтобы быть уверенными в успехе этого проекта.

Страхование урожая. В прошлом году было застраховано 16,3 процента от посевной площади. Положительная динамика наблюдается в ряде регионов Северного Кавказа, Поволжья, однако ряд регионов вообще не использует этот инструмент нивелирования рисков.

В конце мая-июня идёт у нас заключение договоров страхования урожая, пока застраховано 3 процента от посевной площади яровых. Это много или мало? В прошлом году на сегодняшнюю дату было вообще ноль процентов, сегодня – 3 процента. По оценкам экспертов, мы ожидаем, что существующий объём господдержки примерно в 5 миллиардов рублей по урожаю позволит застраховать в этом году до 18 процентов общей площади посевных.

В целях повышения доступности и эффективности агрострахования мы предложили (и депутаты Госдумы поддержали и приняли в первом чтении) снизить величину критерия наступления страхового случая с гибели 30 процентов [урожая] до 25 процентов. Есть намерение дальше продолжить и до 20 процентов снизить этот объём признания гибели катастрофической.

По поводу доведения средств поддержки до сельхозтоваропроизводителей, о чём Вы спрашивали.

В.ПУТИН: Извините. Надо только понимать, что страховщики тогда будут требовать какого-то обеспечения дополнительного. Это тоже потребует, и Андрей Юрьевич [Иванов] это понимает, каких-то, видимо, расходов бюджета. Просто заранее нужно об этом подумать. Конечно, можно и до 15 снизить, но вопрос в обеспечении.

Н.ФЁДОРОВ: Абсолютно правильно. Но если мы выходим даже на 18 процентов [посевных площадей] – это примерно до 5 миллиардов рублей поддержки из федерального бюджета, которая и сегодня есть в бюджете. Если ставим задачу [страховать] на самом деле до 40 процентов посевных площадей, понятно, что надо поднимать до 10 миллиардов рублей. Вообще, надо стремиться к этой цифре, чтобы у нас было меньше таких авральных, чрезвычайных ситуаций, когда надо выделять прямые бюджетные дотации.

В.ПУТИН: Согласен.

Н.ФЁДОРОВ: По поводу вопроса доведения средств до получателей, до крестьян. Мы в начале февраля в регионы направили 32 миллиарда рублей, в том числе на несвязанную поддержку – 14,4 миллиарда [рублей] субсидий, по краткосрочным кредитам – 7,1 миллиарда рублей, страхованию урожая – 4,9 миллиарда рублей.

Субсидии были распределены с опережением бюджетного графика. На 17 июня, на вчерашний день, уже направлено 96 процентов годового лимита государственной поддержки, это 111 миллиардов рублей. Средства по подпрограмме «Растениеводство» регионами перечислены товаропроизводителям в объёме 20,4 миллиарда рублей, это 53 процента от доведённых лимитов. По несвязанной поддержке – 89 процентов, это нормально. По краткосрочным кредитам – 40 процентов.

Есть вопросы, на которые главам регионов, конечно, надо обратить внимание. Мы еженедельно проводим совещания по этим темам, пишем телеграммы, но есть возможности в некоторых регионах улучшить ситуацию. Я могу сказать, что весьма низкий уровень доведения средств в Дагестане, Ингушетии, Тюменской области.

В.ПУТИН: Я знаю, 10-12 регионов. А в чём проблема – это непонятно. В чём проблема? Деньги получили, почему не отдают?

Н.ФЁДОРОВ: Это трудно объяснить, надо их спросить. Или не приняли свою региональную нормативную базу, или не обеспечили софинансирование, или не очень актуальна, не очень приоритетна эта тема.

В.ПУТИН: Как не приоритетна? Наверняка производители ждут денег и думают, что мы задерживаем, а мы не задерживаем, Правительство вовремя перечислило. Почему они «сидят» в регионах и дальше не поступают?

Н.ФЁДОРОВ: Объяснения разные. Я, конечно, разговариваю и с губернаторами, даю телеграммы, селекторные совещания проводим. Ссылаются на местные минфины. Ссылаются на то (не на Ставрополье), что губернатор новый, пока ещё не доложили ему, – в одном из регионов Центрального федерального округа, не очень удобно об этом говорить, так объяснили.

Но мы продолжаем оказывать возможное цивилизованное воздействие, у нас рычаги только такие, морально-организационные.

В.ПУТИН: Вот это неправильно. Мы перечисляем деньги из федерального бюджета под конкретные цели, они где-то застревают, и механизмов продвижения этих денег нет. Это неправильно.

(Обращаясь к заместителю Министра финансов Андрею Иванову.) Андрей Юрьевич, надо подумать над этим. Должны быть инструменты доведения денег до исполнителя. Иначе зачем мы туда направляем эти средства? Они где-то там застревают, зависают, гуляют где-то там, на другие цели направляются, наверное.

Николай Васильевич, и Ваша тоже роль здесь должна быть своевременной. Надо понимать, готов регион действовать или не готов, или не хватает чего-то – нормативной базы и так далее. Своевременно Вам должны представлять отчётность какую-то по подготовке к этому процессу, заранее причём. Иначе так и будут деньги зависать посередине.

Н.ФЁДОРОВ: Да, мы осознаём эту проблему. Мне не очень удобно об этом говорить, но Алексей Васильевич Гордеев в своё время требовал согласования всех кандидатур на должности вице-губернаторов и министров сельского хозяйства с федеральным Министерством. Это был один из инструментов обеспечения должного порядка. Сейчас у нас нет таких механизмов, и ответственность юридическая, финансовая находится там.

В.ПУТИН: Андрей Рэмович [Белоусов] подсказывает: можно в соглашении о выдаче субсидий прописать определённые требования – вот и всё. Это и будет системный подход, не связанный даже с кадрами, потому что кадры, конечно, решают всё, как говорил известный деятель, но кадры – кадрами, должна система работать.

Н.ФЁДОРОВ: Да, мы посмотрим. Может быть, действительно заложить туда с каждым регионом графики доведения при перечислении субсидий.

Но есть ещё одна угроза для регионов, которые не доводят, это новая угроза этого года. Хочу обратить внимание коллег из регионов, что с учётом нового механизма предоставления субсидий все неиспользованные остатки на счетах территориальных управлений Федерального казначейства уходят обратно в бюджет. Раньше было, что, если на те же цели остаётся, – можно вернуть на следующий год, а сейчас этого уже не будет. Это всё потеряет сельское хозяйство России, если губернатор не сработает должным образом.

По Крыму и Севастополю хочу доложить отдельно. Мы в рамках экономически значимых региональных программ уже приняли распределение для Крыма и Севастополя безо всякого софинансирования, при нулевом софинансировании с их стороны, на растениеводство – 410 миллионов рублей и на компенсацию ущерба вследствие отсутствия орошения – 273 миллиона рублей. Завтра на заседании Правительства будет принято решение о распределении. Поэтому в общей сложности порядка 700 миллионов рублей получат Крым и Севастополь. Это приличная сумма на фоне того, что они получали до сих пор.

В.ПУТИН: А сам порядок доведения до этих предприятий и использование этих средств? Что они будут делать с этими деньгами?

Н.ФЁДОРОВ: В соответствии с нормативными актами, которые мы написали для этих двух субъектов Российской Федерации, в Крыму и Севастополе в парламентах принимают порядки распределения. Там где-то 10 порядков по разным темам. Буквально сегодня мне доложили, что в Крыму принимают. В Севастополе пока нет органов исполнительной власти, и у них откладывается.

В.ПУТИН: Николай Васильевич, Вы должны им помочь – и Севастополю, и Крыму. Помочь разобраться с этой проблемой, потому что она будет носить не разовый характер. Если перекрыли возможность водоснабжения и орошения – значит, эти предприятия в таком виде существовать дальше не смогут. И нужно, чтобы люди не лишились рабочих мест, нужно, чтобы там были какие-то другие производства развёрнуты, нужно, чтобы каждый нашёл своё место на новой работе. Просто так дать деньги на текущие потери недостаточно.

Н.ФЁДОРОВ: Мы занимаемся. Послали туда специалистов, которые консультируют по поводу перехода на иной севооборот, на другие культуры, которые традиционно были, но их вытеснили, допустим, доминирующие, в том числе генномодифицированные растения, потому что на Украине это всё дозволено, в отличие от Российской Федерацией. И нам с этой проблемой тоже очень аккуратно надо адаптировать Крым.

В.ПУТИН: И ГМО тоже?

Н.ФЁДОРОВ: Да. Там разрешены генномодифицированные культуры, на Украине.

В.ПУТИН: Займитесь обязательно, и вместе с ними такую программу сделайте.

Н.ФЁДОРОВ: Хорошо.

Об отдельных проблемах, которые влияют на стратегию развития сельского хозяйства России. Вы отметили, что рентабельность сельхозпредприятий достаточно низкая, она составила 7,3 процента в 2013 году, по нашей оценке, а без субсидий – минус 5,2 процента. Это данные, согласованные с Росстатом, последние данные.

В части прогнозов по тому, как нам эффективнее решить существующие проблемы, развязать проблему закредитованности и другие, вытекающие из этой проблемы, чтобы сохранить в целом главную нашу политику – положительную динамику производства в отрасли. Мы в прошлом году это сделали в значительной, в решающей степени благодаря дополнительно выделенным 42 миллиардам рублей из бюджета, которые были предметом Вашего внимания.

В.ПУТИН: Сколько там получилось?

Н.ФЁДОРОВ: 198 миллиардов.

На сегодня по бюджету мы имеем 170 миллиардов рублей. Сохранить положительную динамику прироста сельхозпродукции – это вообще задача программная, тем более в сегодняшних условиях. Конечно, без доведения господдержки до уровня прошлого года очень сложно будет рассчитывать на то, что объективно, реально мы достигнем тех пороговых значений, которые указаны в госпрограмме и вытекают из доктрины продовольственной безопасности. Об этом есть поручение, вытекающее из решений съезда депутатов сельских поселений в Волгограде, поручение Председателя Правительства, чтобы был сохранён уровень прошлого года. И указано конкретно, в том числе, на несвязанную поддержку, на кредиты, на поддержку социального развития села, но пока в силу сложности бюджета это решение не реализовано. Но я ещё раз обращаю внимание, что нам крайне, жизненно необходимо для отрасли, чтобы уровень поддержки был на уровне прошлого года.

Просил бы обратить внимание ещё на один момент для аргументации этой просьбы, на 15-й слайд наших материалов. Вы знаете, что в результате долгих переговоров по присоединению к ВТО нам удалось выторговать объём разрешённой господдержки, относящийся к «жёлтой корзине», там 9 миллиардов долларов на 2012, 2013 годы. И по понижающей: 8,1 [миллиардов долларов]; 7,2; 6,3; 5,4 и 2018 год – 4,4 миллиарда долларов, это минимум.

Эти цифры, я так понимаю, взяты не с потолка, они в изнурительных дискуссиях, переговорах выторгованы исходя из того, что нам нужно. И там есть данные, сколько нам удаётся собирать из региональных, федеральных бюджетов для того, чтобы поддержать сельское хозяйство.

И просто для сведения наших коллег из Министерства финансов я хочу ещё раз при Вас обратить внимание на то, чего так многострадально добивалась Россия, и нам нужно справиться с этими цифрами и с этими решениями.

И ещё один сюжет. Поскольку есть предложение Минфина о снижении средней доли участия субъектов Российской Федерации при предоставлении субсидий из федерального бюджета, я должен сказать, что мы ответственно в рамках Минсельхоза, нашей компетенции оцениваем практические последствия таких инициатив.

Уменьшение доли участия субъектов при финансировании расходных обязательств на поддержку села напрямую и сразу приведёт к уменьшению средств господдержки, которую получат конкретные сельхозтоваропроизводители. Просто по законам арифметики, здесь даже алгебра не нужна. На слайдах видно, что, если [уровень софинансирования расходных обязательств составит] не менее 30 процентов, как просит и настаивает Минфин, – мы теряем для сельхотоваропроизводителей порядка 14 миллиардов рублей. Если из федерального бюджета мы не возмещаем эти 14 миллиардов рублей, то де-факто это означает, что село получит на 14 миллиардов рублей меньше.

Поэтому мы просим как-то дифференцированно относиться в реализации такого рода инициатив. Причины появления таких инициатив понятны, но просим обратить внимание на особенности отрасли.

И в завершение несколько слов о дополнительных мерах, которые не сложно реализовать, но эффект от их реализации обеспечит более стабильную работу отрасли.

Первое – это внесение изменений в документы, в инструкции Банка [России] с целью включения земель сельхозназначения во вторую категорию земель залогового обеспечения для корректировки при расчёте резервов на возможные потери по ссудам. Для этого нужно, как уже звучало, внести изменения в Положение о Банке России, это легализует возможность соответствующих корректировок.

Второе. По данным наших отраслевых союзов и регионов России, на рынке молочной и мясной продукции, особенно молочной, очень много контрафактной продукции. Она продаётся по заниженным ценам, что негативно сказывается на добросовестных российских товаропроизводителях. При этом представители мясной и молочной ассоциаций могут подтвердить, что при выявлении такой продукции в наших торговых сетях и информировании их об этих вещах, контрафактная продукция не убирается с полок.

Мы много раз встречались, обсуждали эту тему не один месяц, и всё-таки приходим к выводу, что с целью недопущения попадания и исключения из оборота на территории России контрафактной и опасной пищевой продукции, а также для поддержания добросовестных сельхозтоваропроизводителей наших, российских, и повышения экспортного потенциала страны необходимо заметно усилить работу по выявлению этой продукции в торговых организациях. Для этого целесообразно наделить [полномочиями] службы по ветеринарному и санитарному надзору субъектов Федерации.

Мы делегировали им полномочия, передали очень много полномочий субъектам Федерации. На местах им виднее, они больше всего непосредственно страдают, им избиратели об этом говорят. Они ничего не могут сделать – Роспотребнадзор далековато находится, и сил не хватает. Дать такие полномочия субъектам Российской Федерации, службам ветеринарным, чтобы они контролировали качество, фальсификацию пищевой продукции животного происхождения как отечественного, так и импортного производства.

В.ПУТИН: Выявляли?

Н.ФЁДОРОВ: Да, выявляли и прибегали к мерам административной ответственности, которые сегодня, если и работают, дай бог, процентов на 10 от того, каков объём контрафактной продукции.

В.ПУТИН: А этих мер достаточно?

Н.ФЁДОРОВ: Другие меры могут быть...

В.ПУТИН: Нет, даже административные – они там какие? Насколько они эффективными являются? Вот, выявили контрафакт, выявили плохую продукцию, недоброкачественную. Дальше что? Выявили, предписание какое-то написали, а те не убирают, как Вы сказали, из торговой точки. И чего?

Н.ФЁДОРОВ: Штрафы.

В.ПУТИН: Инструментария достаточно?

Н.ФЁДОРОВ: В принципе это улучшит ситуацию, но если понадобится увеличить штрафные нормы – скорее всего придётся.

В.ПУТИН: Андрей Львович [Даниленко] говорит, что недостаточно.

А.ДАНИЛЕНКО: Я не хочу предвосхищать своё выступление, но у нас в Госдуме застрял законопроект о поправках в Кодекс об административных правонарушениях. На сегодняшний день у нас штрафы мизерные, мы судимся по полтора года, штраф 5-10 тысяч рублей. Застряла это инициатива депутата Звагельского. Бюрократически стопорится и не движется этот законопроект об увеличении штрафных санкций до таких размеров, чтобы это было ощутимо и больно.

В.ПУТИН: Я думаю, что это не просто какой-то административный сбой. Это кто-то лоббирует там непродвижение этого закона.

А.ДАНИЛЕНКО: Без Вашего участия, Владимир Владимирович. Тут нужно как-то этот вопрос…

Для нас это кризисный вопрос в отрасли.

В.ПУТИН: Мы сегодня в итоговом документе это обязательно отметим как поручение. А Андрея Рэмовича попрошу мне напомнить, отдельно просто поговорим с коллегами в Госдуме.

Н.ФЁДОРОВ: Спасибо.

Я думаю, что достаточно от меня пока. Готов ответить на вопросы, если есть.

В.ПУТИН: Ладно. Спасибо.

Давайте мы послушаем губернатора.

Пожалуйста, Владимир Владимирович.

В.ВЛАДИМИРОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Если говорить об уборочной, о жатве, то она действительно началась. Мы порядка трёх миллионов гектаров в этом году подготовили для того, что убрать с них урожай, где-то чуть более двух миллионов – это у нас зерновые. В общем-то, всё неплохо, хотя мы и отсевались немножечко с задержкой, двухнедельной, но, тем не менее, правильно сказано: «в амбар положим…». Но пока что у нас виды хорошие на всё.

Вы сегодня были в поле. У нас [на совещании] два сельхозпроизводителя: колхоз «Россия» (Сергей Викторович [Пьянов]), колхоз «Терновский» (Богачев Иван Андреевич). Все начинаем уборку, смотрим – нормально.

Но в чём хотелось бы поддержки, наверное, даже в этом уже году? Знаете, мы закончим жатву, и фактически у нас жатва перерастает по регионам, как и во всей России, в подготовку к урожаю 2015 года. Цена по обыкновению в это время на зерновые сильно падает. И фактически те предприятия, которые сегодня не очень уверенно стоят на ногах, – и такие, к сожалению, тоже есть в Ставропольском крае – будут по бросовым ценам продавать зерно.

Просьба сохранить государственные зерновые интервенции в случае резкого падения стоимости зерна. То есть мы выходим с мая, по-моему, [на цену] чуть более 10 рублей, но если падение уйдёт за 6 рублей, это будет уже болезненно для всех зерновиков Ставропольского края. Я уверен, что, наверное, для всех зерновиков Российской Федерации.

Если в части развития агропромышленного комплекса Ставропольского края, то здесь мы поставили перед собой две большие цели – это диверсификация и импортозамещение продукции. Сегодня структура сельского хозяйства Ставропольского края примерно поделена 70 на 30 процентов между растениеводством и животноводством. При этом мы считаем, что, наверное, золотой серединой было бы всё-таки соотношение 60 на 40. И одним из направлений развития ставим, конечно же, развитие животноводства.

Мы производим много хлеба, но фактически очень сильно зависим от поставок овощей и фруктов, поставок мяса. На мой взгляд, мы строим очень большую зерновую монополию, в том числе в Ставропольском крае.

Сегодня в рамках развития овощеводства у нас три направления развития – это защищённый грунт с садоводством, также мы развиваем наши овощные культуры. Такие приоритеты мы выбрали не зря, не только с экономической точки зрения, хотя в принципе сегодня экономика растениеводства именно в закрытом грунте очень хорошо работает. Я бы даже больше сказал, сегодня это социальный проект: все эти виды производства стимулируют рост трудозанятости на селе, рост [числа] рабочих рук.

Наверное, любые структурные перемены всегда очень тяжелы. И нам необходимо решение нескольких инфраструктурных вопросов. Конечно же, первое – нам необходимо развитие хранилищ для наших овощей и фруктов. Сегодня у нас был хороший проект в Ульяновке, но при наших потребностях порядка 400 тысяч тонн – а это подготовка, хранение, упаковка, транспортировка – мы всего лишь развились на 170 тысяч тонн, а современных хранилищ ещё в два раза меньше.

Здесь, конечно же, мы сами рассматриваем, к Николаю Васильевичу приходим с тем, что там необходима целевая государственная поддержка именно вопросов подготовки к реализации овощных культур. Здесь не справиться самим бизнесменам, тем более этот рынок очень волатилен – и сезонно волатилен, и волатилен от всевозможных влияний извне.

Второе, о чём бы хотелось поговорить, – вопрос мелиорации. В Ставропольском крае было в своё время порядка 400 тысяч гектаров орошаемых земель, сегодня осталось 100 тысяч гектаров. В этом году мы вернулись к орошению, мы впервые за последние 30 лет решились на хороший инвестпроект в части орошения земель. Нам Министерство сельского хозяйства помогает, нам помогает при этом частный бизнес, участвуют наши ставропольские деньги. Чуть более миллиарда рублей мы привлекаем в орошение 13600 гектаров земель, наращиваем это.

Но мы столкнулись немножко с другой проблемой. Наши основные артерии орошения, которые находятся в федеральной собственности, фактически 30 лет не эксплуатируются, они заилились. Необходимо их увеличение. То есть мы можем наращивать орошение за счёт инвестпроектов, но нам напора воды, который в наших каналах сегодня идёт, не хватит, а у нас сегодня это Ипатовский, Курский, Степновский, Нефтекумский районы – там, где мы готовы уже выходить.

Продолжение следует.

 

18 июня 2014 года, 21:10Ставрополь