Ваши любимые продукты для здорового питания Вы найдёте по этой ссылке

http://shopnz.ru/

 

Информационные и образовательные материалы обновляются,

и скоро будут здесь http://shopnz.ru/blog

Выступление заведующего кафедры агроэкономики экономического факультета МГУ С. В. Киселёва

Выступление заведующего кафедры агроэкономики экономического факультета МГУ С. В. Киселёва в рамках Международной научно-практической конференции: "Инновационное развитие экономики России: региональное разнообразие" (круглый стол: "Модернизация АПК России в условиях членства в ВТО"). 18 апреля 2013

С учётом той ситуации, которая складывается в целом в экономике и ещё некоторых таких, я бы сказал, глобальных изменений, я бы назвал своё выступление как «Модернизация и адаптация агропромышленного комплекса (АПК) в условиях глобальных изменений». Первое изменение, которое, на мой взгляд, больше повлияет на наше сельское хозяйство и АПК и которое надо иметь в виду, в долгосрочном, не краткосрочном, плане, - это постепенно приближающийся кризис. Не побоюсь этого слова, потому что уже и министр экономики об этом сказал. А министр экономики у нас сейчас - очень хороший макроэкономист, который длительное время возглавлял «Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования» (ЦМАКП, forecast.ru), его брат работает в этой области.

Есть все признаки того, что мы с вами постепенно приближаемся к этому кризису. Конкретный пример – это то, что уже объявлено уменьшение прироста ВВП с 3,6% до 2,4%. А в макроэкономическом плане прирост в 2% - это такой прирост, который фактически означает, что у государства не будет возможности существенного улучшения решения социальных проблем и одновременно не будет больших возможностей для увеличения субсидирования и решения социальных вопросов устойчивого развития сельских территорий в РФ и АПК. Это моя точка зрения. И несмотря на то, что сейчас объявили о том, что 42 млрд. рублей дополнительно выделяется сельскому хозяйству по тем вопросам, которым Медведев обсуждал, тем не менее, это все равно не снимает моей позиции.

Хочу обратить ваше внимание на то, что сейчас появилась в открытом доступе закрытая часть совещания, которое Путин проводил в Элисте по аварийному сносу, а это социальные проблемы. У нас в МГУ вчера на Форуме регионов объявили, что нам, преподавателям, прибавят 30% к заработной плате внутри Московского университета. Мы, правда, уже обсудили и посчитали между собой как экономисты. Точно не сказали, к чему это будут прибавлять. Мы исходим из того, что это будет прибавляться к так называемой базовой ставке, а это означает, что, с учётом того, что базовая ставка у нас очень маленькая, профессор получит примерно 6000 рублей в расчёте на месяц. В расчёте на год (72000 рублей), вроде, ничего. Я думаю, что в масштабах МГУ это, конечно, много, а для одного человека 6000 рублей – это не очень и много. Но, правда, очень хорошо вчера сказал А. А. Аузан (и. о. декана экономического факультета МГУ) по этому поводу, что лучше постепенно улучшать. Если вы хотите всё сразу, то вы не получите ничего. Всех сразу проблем не решишь.

В этом смысле я хочу провести параллель с кризисом, который приближается. К этому нужно готовиться. Может, это апокалипсический подход, но я, вот, чувствую. Это чувство подтверждается анализом. Я студентам своим говорю и вам хочу сказать, что я чувствую ту же самую ситуацию, которая была в 70-х годах прошлого столетия, когда ещё Советский Союз развивался, но уже было очевидно, и экономисты заговорили об этом. Прирост был, но на каждую единицу капитального вложения всё меньше и меньше прирост был. И уже в 70-е годы было очевидно, несмотря на все пятилетки. Был даже анекдот по этому поводу о пятилетках. У нас внутри пятилетки были и решающие годы, и определяющие годы. Анекдот был, что самый последний год пятилетки будет ошеломляющий. Поэтому надо к этому готовиться.

Я не сомневаюсь, что правительство знает всё это, но оно публично не может это говорить. Как бывший государственный чиновник могу вам сказать, что очень часто ты и знаешь, и одобряешь  выступление, но согласиться с ним не можешь, потому что у тебя официальная позиция. Это потом растиражирует в прессе и прочее и прочее. Это первый момент, который я хотел сказать.

А что означает снижение ВВП?! Снижение ВВП – снижение доходов государства – снижение спроса населения – и, значит, спросовые ограничения на развитие сельского хозяйства. Это в макроэкономическом плане. Это первое.

Второе. Остаются внутренние структурные проблемы всей экономики и отдельных её отраслей, в том числе и сельского хозяйства и АПК. Какие это основные проблемы?! Они очень давно создались. Не будем ругать нынешнее правительство и президента, и прочих. Низкий уровень производительности труда. Он был и в советское время. Если вы не знаете, то были закрытые материалы, которые тогда выпускал Всесоюзный институт под руководством покойного В. И. Назаренко. Публиковались материалы сравнения производительности труда в сельском хозяйстве СССР и США. Тогда говорилось, что наша производительность труда составляет примерно 25% от уровня США. Сейчас отставание примерно такое же, если не больше. Считайте, что мы в 4 раза отстаём по производительности труда.

Вторая проблема – это нехватка техники. У нас низкий уровень технической и энергетической оснащённости. Так было и в советское время, хочу подчеркнуть, несмотря на все те громадные капитальные вложения, которые были. Ситуация не улучшается, а, можно сказать, даже после недолгого улучшения опять ухудшается. Но я бы сказал, что это не самая главная проблема.

Проблема – качество нашей рабочей силы. Это самая главная проблема в нашем сельском хозяйстве и в нашей экономике в целом. Мы, когда вчера на Форуме регионов сидели в подиуме, как раз эту тему обсуждали между собой. Переговаривались о том, что, к сожалению, миф о квалифицированной и дешёвой рабочей силе в России – это миф, потому что у нас не такая уж квалифицированная рабочая сила, к тому же ещё не очень дисциплинированная рабочая сила.

Нехватка рабочей силы существует во всём мире. По этому поводу я всегда говорю, что у нас так, как у них, только немножко хуже. В том смысле, что, если вы обратитесь к германским учёным и спросите, есть ли дефицит квалифицированной рабочей силы, то они вам скажут, что промышленность Германии испытывает в настоящее время дефицит квалифицированной рабочей силы примерно 1 млн. человек. Если говорить про нас, то это значительно больше. От этого зависит и производительность труда, не только от техники. Я лично как человек, который регулярно посещает сельскую местность и общается с сельскохозяйственными производителями, знаю случай, когда люди отказываются садиться на современную технику. «Нет, я за новый John Deer не сяду». Этому есть несколько причин. Первое: он боится ответственности за эту технику, потому что она сложнее и за ней надо бережнее ухаживать. Надо использовать правильное масло и вовремя его менять. Надо заливать правильное качественное дизельное топливо и прочее. Второе: он не заинтересован в этом. Это тоже одна из проблем.

Это структурные и системные проблемы, очень кратко. Актуальна проблема плодородия почв, к сожалению, несмотря на частную собственность, которую мы внедрили… Не знаю, согласится ли со мной Александр Васильевич (А. В. Петриков) как представитель ведомства, но, к сожалению, если вы приедете в чернозёмные регионы, то вам скажут, что чернозём постепенно, медленно-медленно, но иссякает. В Тамбовской, Воронежской, в Липецкой областях. Даже в Московской области. Вы знаете, что есть чернозём в Московской области?! Я тут поспорил с одним почвенником, что есть чернозём в Московской области. Чернозём есть и в Московской области, и в Тульской, и в Рязанской. Маленькой мощности, но пол метра есть. Серебряннопрудский район МО – чернозёмный район. Венёвский район, где фермером числится Николай Степанович Харитонов, - там также есть чернозёмы. Чернозёмы есть в Рязанской области, в Нижегородской области, в Мордовии, во Владимирской области и т. д.

Следующая проблема, глобальная, которую также нужно модернизировать, - это адаптация к изменениям климата. Происходит изменение климата, хотим мы того или нет. Мы не знаем долговременное или недолговременное изменение климата. Нет точных данных. В течение 30 лет происходит постепенное повышение температуру в среднем по стране. Исключения бывают. Нынешний год у нас холодная весна и холодная зима. Я ожидаю жаркое лето и осень. В целом по году может оказаться, что будет очень тёплый год. Никогда не видел такой тёплой весны. Помню, как 1 мая 1980 г. снег пошёл в Московской области.

Необходимо проводить адаптацию к климату. В целом адаптация сельского хозяйства к изменению климата оказывает благоприятное воздействие. Мы стали маленькими, но нетто-экспортёрами риса. Климат потеплел и мы стали больше производить риса. Два года подряд мы экспортируем рис. Экспортируем больше, чем импортируем. Мы увеличили экспорт кукурузы. Это тоже теплолюбивая культура. Кстати, не только мы. Украина резко увеличила экспорт кукурузы. То есть, это -  изменение.

Мы провели анализ в Аграрном центре МГУ и показали, что есть сдвиг по пшенице. Пшеница немножко на север стала двигаться, по урожайности и посевным площадям. Дальновидные губернаторы уже действуют в этом направлении. Я знаю про Гордеева, который заказал даже исследование Институту сельскохозяйственной метеорологии по Воронежской области. Они провели исследование по Воронежу и дали определённые рекомендации, какие культуры в результате изменения климата получат дополнительный эффект, а какие культуры - неблагоприятный. В связи с этим проводится определённая политика. Но это надо делать в целом по России.

Как бывший заместитель министра сельского хозяйства не хочу сказать, что у нас нет аграрной политики. А. В. Петриков дополняет, что у нас 84 аграрных политики. Это проблемы совместного ведения федерации и субъектов. Но политика есть. Если сказать, что сейчас министерство сельского хозяйства ничего не делает для адаптации сельского хозяйства, то это будет неправомерно. Если проанализировать государственную программу, как следует, то увидим, что занимаются мелиорацией, мониторингом земли. Что-то делается. Но какой-то консолидированной программы по адаптации к климату нет. Отдельные элементы есть, но консолидированного подхода к проблеме нет. И я могу сказать, что я эту проблему поднял, когда разрабатывали концепцию развития до 2010 г., которая потом превратилась в основные направления. Я, будучи заместителем министра, вставил этот блок, но это потом выбросили. Я считаю, что проблематику изменения климата в долгосрочном плане как адаптацию нужно вставить. Это второй момент.

И третий момент – это Всемирная торговая организация (ВТО). Влияние ВТО на всю экономику, в том числе и на сельское хозяйство – не очень большое. Есть влияние, конечно, но не очень большое. Есть плюсы и есть минусы. Есть продукция, которая в связи с условием вступления наиболее уязвима – в частности свиноводство. Свиноводство – наиболее чувствительное с учётом тех условий, на которых мы вступили. Но и здесь какие-то предприятия проиграют, а какие-то предприятия выиграют. Если анализировать с научной точки зрения, а не с политической точки зрения, не с точки зрения выбивания дотаций, то надо иметь в виду, что предприятия, которые выращивают свинину на убой, они пострадают, но предприятия, которые перерабатывают эту свинину, они выиграют, потому что более дешёвая свинина будет. Но это не означает, что не надо принимать никаких мер. Эти меры обсуждаются и они есть. Прежде всего, обсуждались проблемы животноводства и в частности свиноводства.

Как адаптироваться к условиям ВТО?! Прежде всего, во-первых, я считаю, что надо сначала обучиться, что такое ВТО. А учиться тяжело. Вы знаете, как мне было тяжело изучать правила ВТО?! Я, когда был первокурсником, перед сном читал Карла Маркса. А в 90-е годы я читал Trade Bible, торговую библию. Я открывал соглашение по сельскому хозяйству, потом соглашение по фитосанитарным мерам, потом соглашение по техническим барьерам в торговле, соглашение по субсидиям и компенсационным мерам, соглашение о защитных мерах, потом ГАТТ, потом соглашение о создании ВТО. Примерно в таком порядке я всё это читал на ночь. И поэтому сейчас я с вами на эти темы смогу конкретно поговорить. Есть курсы по ВТО. На самом деле много ВУЗов, где это всё рассказывают. МГИМО, ВШЭ, ГУУ, здесь в МГУ давным давно мы преподаём. Я начал преподавать по ВТО с 1997 года. Но я, конечно, могу дать азы. Для изучения нюансов вы должны своими руками потрогать и посчитать что-то.

Как адаптироваться к ВТО?! Прежде всего, узнать. Вот сейчас объявили неблагоприятные регионы. Я считаю, что это даже вредно. 2/3 или ¾ неблагоприятных регионов теперь. Это фарс, вообще говоря, по отношению к ВТО. Посольства зарубежные очень внимательно всё читают. Вы думаете, что нельзя найти плохих регионов в Италии?! Там есть такие регионы, но там по-другому всё это дело делается. От того, что вы обозвали регион неблагоприятным, не означает, что это зелёный ящик. Если вы будете в этом неблагоприятном регионе давать субсидии, то это будет янтарный ящик. Вы не решите этим проблему. А вред вы уже нанесли. Если 2/3 России неблагоприятно для сельского хозяйства, то зачем туда инвестировать?!

Так же вредна позиция по негативности ВТО. Это тоже наносит вред сельскому хозяйству, так как никто кредитов не будет давать. В итоге девушка из Калининградской области жалуется и говорит, что ей не дают кредиты, хотя у неё хорошее производство свинины и она сотрудничает с датчанами. Не дают кредитов, потому что якобы всё будет плохо. Поэтому нужно взвешенно и объективно подходить. У меня есть выкладки животноводов, молочников, говядчиков, свиноводов и птицеводов. Птицеводы вообще должны благодарить российское правительство, что обеспечили такие условия вступления в ВТО. Такую защитную пошлину сделали, что нормально. Даже если будет простая пошлина 37,5%, то это очень большая защита. 30% - это считается очень много.

Уже сейчас пессимистические прогнозы по ВТО не выполняются, в частности что в 2012 г. будет спад. Нет спада. И в 2013 г. не будет спада. Если вы хотите получать дотации, то вы должны давать разумные обоснования. В Минэкономразвития и Минфине сидят не глупые люди. Они просто так, под «плач Ярославны», денег не дадут.

Во-вторых, что я хочу сказать по адаптации, надо изучить все защитные меры, которые существуют. Надо привыкнуть к этому механизму. Некоторые наши отрасли уже давным давно используют это дело, даже маленькие отрасли, которым до Медведева и Путина не добраться. Например, производители пищевых дрожжей добились защитных мер. Ассоциация производства крахмалопродуктов уже давно использует защитные меры. Сначала они защищались от украинского крахмала, потом пошёл крахмал из Тайланда. Картофельный крахмал, кстати, не очень конкурентоспособен. Сейчас кукурузный в основном конкурентоспособен. Они в итоге тоже закрылись от этого. Для того чтобы получить защитные меры, они объединились, собрали все данные, установили связь с министерством экономического развития. МЭР им помогает, в том числе и по подготовке документов. Ведь, если не правильно подготовишь документы, то тебя отвергнут и заново подавать заявку можно будет через определённый срок. То есть нужно защитные меры адаптировать.

И последнее, если говорить о поддержке сельского хозяйства в ВТО. Я считаю, что некоторые новые меры по поддержке сельского хозяйства не очень эффективны. Я прежде всего говорю про субсидии на 1 центнер реализованного молока. Перед их вводом я общался с представителями молочного союза. Я им сказал, что они неправильно делают, потому что, во-первых, сельхозпроизводитель эффект не получит, потому что всё это будет в не очень хорошей конкуренции на рынке молока, в условиях локального монополизма. Товарные производители ничего не получат, это съедят переработчики. Второе, условия, которые вы оговариваете по качеству молока и другим вещам, они такие сложные, что очень многие сельскохозяйственные производители не смогут соблюсти эти условия. Это тоже нужно учитывать. Посмотрим, практика – критерий истины. Лучше, если вы эту сумму субсидирования перенесёте на те средства производства и предметы, которые используются в молочной промышленности, чтобы удешевить входящие ресурсы для молочной промышленности. Комбикорма, молочные роботы и другая техника. Вот это надо делать. Тогда больше получат молочные производители. Но это сложнее, политически не очень эффектно. Посмотрим, как сработает, надо будет анализировать.

В заключение хочу сказать, что у нас в России очень много возможностей, потенциал у нас очень большой. Я вчера критиковал закон по органическому сельскому хозяйству. Считаю, что закон очень общий и никакого скачка в развитии органического сельского хозяйства не даст. Я считаю, что нужно готовить целый пакет документов по развитию органического сельского хозяйства, внести это в государственную программу развития сельского хозяйства, именно направление развития органического сельского хозяйства. Это должно включать в себя закон на основе европейского закона, а не такие общие вещи, В частности такие вещи, как пакет постановлений по развитию сертификации, лицензирования сельскохозяйственных предприятий, по субсидированию развития органического сельского хозяйства. Это должно стать инновационным направлением развития сельского хозяйства. Следует организовать торговую сеть, подвязать «Азбуку вкуса», которая сейчас торгует в основном в крупных городах и импортной продукцией. Нужно создать всю эту систему органического сельского хозяйства.